Тема:

Коронавирус 2 часа назад

Быстрая и опасная инфекция: глава НИИ скорой помощи дал эксклюзивное интервью "России"

Передовые и наиболее эффективные на сегодня методы борьбы с коронавирусом COVID-19. Первые результаты лечения пациентов гелием и переливанием плазмы выздоровевших пациентов. Чем опасна эта болезнь и что известно сейчас о вирусе тем, кто находится на передовой борьбы с пандемией? На эти вопросы отвечает глава НИИ скорой помощи имени Склифосовского Сергей Петриков.

- Сергей Сергеевич, коронавирус появился в России в конце января, а в Москве он появился в конце февраля. За это время что мы о нем узнали и как изменилась методика лечения?

"Надо сказать, что за это время мы, во-первых, столкнулись с пациентами и, конечно, посмотрели, что происходит с легкими. Это оказалась очень быстрая и опасная инфекция, которая может очень опасно и быстро прогрессировать непосредственно в легких, приводит к выраженной дыхательной недостаточности. Конечно, за это время у нас сложилось уже определенное мнение о том, что в легких происходит, и не только в легких, но и в других органах, — поясняет директор НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Сергей Петриков. — Соответственно, мы немножко модифицировали в Москве тактику лечения, которую применяли наши китайские коллеги на заре всей этой эпидемии. И активные методы лечения в эту тактику мы внедрили".

- Вы говорите о китайских коллегах, нам помог их опыт?

"Конечно, помог, — отвечает Петриков. — Любой опыт, который существует, всегда полезен. Перед тем, как, например, открываться здесь, в институте Склифосовского, целая группа исследователей, научных работников перерабатывала весь тот комплекс информации, который поступал из Китая, из Италии, из других стран, которые уже вступили в борьбу с коронавирусом. И, анализируя всю эту информацию, мы уже создавали чек-листы, схемы лечения и предполагали, как мы будем воздействовать на ситуацию".

- Институт Склифосовского — научно-исследовательский институт. Скажите, есть ли какая-то специфика в России, например, в Китае или мы просто пока не можем об этом судить?

"Нам сложно пока сказать про это, потому что, вы видите, что из Китая все время какие-то свежие новости приходят и о статистике, и о том, что у них происходило. Конечно, будем все это анализировать. Пока мы проводим анализ того материала, который накапливается у нас, — продолжает директор НИИ скорой помощи. — И мы постоянно как бы в динамике оцениваем разные схемы лечения. Потому что те препараты, которые применяются, они точно тоже не безразличны для организма. Вы знаете, что большинство из них применяются так называемые off-label (вне инструкции), то есть у них изначально не было этого показания. Но, учитывая всю эту ситуацию, и министерство здравоохранения, и Росздравнадзор разрешили их использование".

- Переходя к лечению, плазма — то, о чем сейчас все говорят. Насколько эффективно это? Понятно, что сейчас пока выборка недостаточно полная, но насколько это эффективно и как идет набор доноров плазмы?

"Это очень тонкий вопрос. Первый опыт был получен в свое время нашими китайскими коллегами. В институте Склифосовского, кстати, создание гипериммунных плазм практиковалось уже с 1990-х годов, — подчеркивает Петриков. — У нас до сих пор используется, например, антистафилококковая плазма для того, чтобы бороться со стафилококком, разные другие гипериммунные плазмы. Эта плазма — не исключение. И эффекты таких плазм тоже известны. Там есть антитела, которые воздействуют на вирус, и, соответственно, выводят его из организма. Это должно быть очень серьезным подспорьем. Пока рано говорить о каких-то серьезных результатах, где мы могли бы сравнить тактику лечения с плазмой и без нее. Но у тех пациентов, которым мы ее переливали, на данный момент, во-первых, не было никаких осложнений. Это очень важный момент. Второе, никто из этих пациентов не ухудшился. И все эти пациенты улучшаются, а некоторые даже уже выписаны из стационара".

"Эта программа разработана не только институтом Склифосовского, — продолжает глава НИИ скорой помощи. — Это большая программа, которая внедрена сейчас в Москве. Курирует ее департамент здравоохранения Москвы. В ней задействованы несколько учреждений — институт Склифосовского, 52-я больница, Служба крови. И вот этот весь конгломерат, весь пул работает над этой плазмой. Вы знаете, что мэр Москвы Сергей Семенович Собянин объявил про материальное стимулирование тем донорам, которые приходят и сдают плазму. Мы надеемся, что это, в частности, привлечет к нам определенный поток тех, кто хочет помочь другим людям. Но на самом деле очень многие люди, которые выписываются, они совершенно из искренних чувств, даже не зная ни про какое материальное стимулирование, все равно откликаются, приходят, сдают плазму. И она может помочь тем, кто заболел".

- А сейчас число доноров увеличивается, растет? Достаточно их или нужно больше?

"Эти точные данные есть у департамента здравоохранения. Но, совершенно точно, что доноров нужно больше, — добавляет директор Института Склифосовского. — Но поток нарастает потихонечку. Люди идут".

- Накануне я была в 52-й больнице, мы разговаривали по скайпу, естественно, с пациенткой, которая получала лечение. Она говорила, что ей становилось лучше даже во время процедуры.

"Это хорошо", — под маской не видно, улыбается ли Петриков.

- Это прекрасно. То есть, пока это лучшее что есть в арсенале врачей?

"Я бы так не дифференцировал, что это прямо лучшее, что есть в арсенале врачей. Но это очень важное дополнение к тем схемам лечения, которые мы применяем", — осторожен медик.

- И последняя разработка, которая сейчас есть, чисто российская, связанная с гелием. Расскажите, пожалуйста, в двух словах про нее. Действительно ли это, как говорят, альтернатива ИВЛ, или тоже просто еще один эффективный инструмент?

"Эти аппараты используются уже какое-то время в пульмонологии и, действительно, помогают выживать и улучшаться пациентам с различными заболеваниями легких. Мы только начали их использование в институте с легкой руки академика Чучалина. И посмотрим, что будет у этих пациентов. Предпосылки очень хорошие и по доставке кислорода, и по элиминации вируса. Посмотрим, что будет на практике. Пока говорить рано. Действительно, мы стараемся сейчас применить их у пациентов, которые находятся на грани искусственной вентиляции легких, и у них есть риск перейти на искусственную вентиляцию легких. Как вы понимаете, мы не применяем только гелий. Эти пациенты получают очень большую терапию, которая призвана помочь им пройти без инвазивной вентиляции, — продолжает Сергей Петриков. — Это очень важный момент лечения".

- И последний вопрос. Я понимаю, что вы не отвечаете за всю Москву, за всю Россию, но, поскольку институт Склифосовского — это огромное, любимое, уважаемое нами учреждение, скажите, пожалуйста, по ощущениям, судя по пациентам, которые поступают в Склифосовского, мы подходим к пику эпидемии или нет?

"Мне сложно сказать. Мы тут выставлены на определенном рубеже, собственно, его и защищаем. А так надо посмотреть общие данные, есть штаб по борьбе с коронавирусом. Я думаю, они лучше ответят на этот вопрос. Совершенно точно, что сейчас мы занимаемся более тяжелыми пациентами, чем мы занимались при открытии месяц назад. Поэтому насколько мы подходим к пику, мне просто сказать сложно". – подчеркивает директор НИИ скорой помощи.

- Сергей Сергеевич, спасибо за интервью и огромное спасибо за вашу работу.