Тема:

Коронавирус 47 минут назад

Москвичи получили право гулять, но парки столицы пусты


фото: Мария Свешникова


фото: Мария Свешникова


фото: Мария Свешникова


фото: Мария Свешникова


фото: Мария Свешникова

С 1 июня в Москве с 9 утра до 21 вечера разрешены прогулки и с 5 до 9 утра — занятия спортом. В связи с чем в столице открыты все парки. Гулять можно всем. И детям, и людям старше 65 лет, и с хроническими заболеваниями. Рекомендованный радиус выгула — 2 километра.

"В радиусе" корреспондента сайта Вести.Ru раскинулся парк Коломенское. Именно туда я и отправилась, чтобы проверить, как проходит первый прогулочный день москвичей, вышедших наружу из самоизоляции.

Здесь надо сделать оговорку: первый раз я пришла к парку еще в субботу. Боялась, что в понедельник у ворот будет толпа, поэтому решила прояснить обстановку заранее. И правильно сделала: ближайшая к дому калитка оказалась заперта на замок. Чуть выше расположилось объявление, гласящее, что вход в парк "осуществляется через КПП". Стало быть, через ближайшие к жилым домам калитки вход не осуществляется.

Дошла до КПП. Стала фотографировать объявления и ворота — вышел охранник в маске. Мы поговорили немножко. Я спросила, как будут проверять, в положенный ли день гуляю, кто будет следить за километрами и маско-перчатками. И почему до 21.00, если в летнее время парк открыт до полуночи?

Он отвечал охотно и добродушно (может, соскучился по людям?), что его дело — только следить за порядком на входе и чтобы толпой не шли. Проверять маски, дни и километры будет полиция. Маску проще всего — либо она есть на лице, либо ее нет. Остальное по паспорту: пробьют прописку и вычислят и расстояние, и положенное время. "У нас полиция и на машинах, и конная есть — будут следить". Почему до 21 — он и сам понять не может. Не велено.

На том и расстались до утра понедельника, когда, честно признаться, я вышла с некоторой опаской. Конечно, у меня было редакционное задание, тем не менее, мой дом должен был оказаться в "наруже" впервые только в среду. Может, удастся затеряться в толпе: ради камуфляжа надела неприметную коричневую куртку, серые брюки. Или полицейские попадутся добрые и помилуют...

Однако ко входу в парк подошли только мы с дождем (пара пешеходов решительно прошла мимо), откуда мне улыбался уже знакомый охранник. Остановилась: "Где же толпы? Нет никого?" А у него, оказывается, подсчет идет.

К 11.00 — к моему появлению — мимо прошло 457 человек. Правда, на вход и выход. Я почему-то вспомнила задачу, где в ответе присутствовали полтора землекопа. Посчитала и на всякий случай округлила ответ: в парк зашло не более 250 гуляющих. "А бегунов могу вам точно назвать. Которые с 5 утра до 9. Их 108". Спасибо. Хотя бы спортсменов посчитать можно без дробей и деления их самих пополам.

Первые шаги внутри ограды делаю почти на полусогнутых и чуть желеисто дрожащих от избытка новых ощущений ногах. Тут сирень цветет. Кисти, правда, уже с намеком на последний этап. Яблони такие же. Там в траве головки одуванчиков — седые, к сожалению. Тронь — разлетятся вдребезги. Зато рябина полными соцветиями машет-приветствует. Акация желтенькими цветочками в зелени кустов рябит. А роза еще и не начинала цвести. Значит, надо будет приходить почаще — проведывать.

Надо пойти с дубами, местными старожилами, поздороваться: мы с ними дружим с детства моего, с бабушкой приходили. Она наказывала: с каждым деревом здороваться, благодарить их.

И только людей, народу — никого. В какую сторону ни посмотри, я одна. Самой себе завидую: хочешь — вдоль дорожки гуляй, а хочешь — поперек беги. Ни полицейских, которые должны парк от меня охранять, ни велосипедистов, которым разрешен въезд, ни семей. За час поиска я насчитала не более 20 человек.

Вышла на площадку у храма самого главного — шатрового памятника искусства — Вознесения Господня. Еще один охранник идет. Где же, говорю, люди? Два месяца дома сидели — кричали, плакали, ругались, что не дают погулять. И он улыбается: "Погода плохая. Да и рано еще". Полдень — это рано?

Специально стояла, ждала. За храмом, с другой его стороны, показался мужчина, на обрывистый берег вышла мама с мальчиком — далеко, не добегу.

Вдруг из боковой дорожки на меня вышли две дамы. В масках, в перчатках — резиновых и пластиковых (такие в магазинах лежат в овощном отделе).

- Давно гуляете?

- Часа два уже. Скоро домой пойдем

Мы еще постояли: все лавочки в парке огорожены запретной лентой. Этот факт дамы встретили с прискорбием — если разрешено гулять не только здоровым, но детям, пожилым, инвалидам, как им добраться до парка, походить и вернуться домой, не отдыхая? Этого и здоровый человек с непривычки не осилит.

- А воздухом дышите в маске?

- Мы законопослушные. В чем сказали гулять, в том и пришли. Тем более все равно отсюда в магазин пойдем.

До ближайшего магазина от места встречи полтора километра. Но я им этого не сказала.

Как и того, что ни конных, ни машинных полицейских в парке не обнаружено.