Как Америка превращается в Украину

"Вести недели" не раз приводили свидетельства того, что Америку накрывает украинизация. Вот и американский Майдан наступил. Что же до схожести с Украиной, то вот еще одна: в Штатах ширится рынок платных услуг по организации демонстраций и даже беспорядков. Первооткрывателем здесь стала Украина. Платные акции там уже давно в порядке вещей.

Сразу оговоримся: не все уличные акции и беспорядки в Америке проплачены. Но рынок таких услуг есть. Вот, например, сайт одной из компаний, создающей массовые уличные акции по заказу "под ключ". "Для нас высшим приоритетом является абсолютная осмотрительность, а наши оперативные сотрудники создают убедительные сцены, которые превращаются в конструктивные блоки массовых движений. Когда вам нужна видимость возмущения, мы можем обеспечить это в нужном масштабе, сохранив при этом вашу репутацию в целости и сохранности", — говорится на сайте.

Технологи массовых акций могут взяться и за тренинги: "Наши стратеги могут обучить вашу организацию методам подготовки эффективных демонстраций и смоделировать ситуации, которые обеспечат достижение ваших целей".

И далее — очень профессионально и убедительно, с заботой о клиентах: "Мы создаем сцены, которые меняют общественное мнение и представления без каких-либо двусмысленностей. Мы принимаем все меры предосторожности, держим в тайне данные о наших клиентах и берем на работу только лучших из лучших. Мы можем гарантировать, что все действия покажутся подлинными как средствам массовой информации, так и общественным наблюдателям".

Компания существует с 2012 года. В 2017-м The Washington Post писала, что платных протестов в Америке нет. Но это не так. В смутное время рынок подобных услуг становится все более востребован. Ровно так было и на Украине. Даже по мелочи. Надо разгромить компанию конкурентов? Почему бы не сделать это силами протестующих с битами и даже с пистолетами. Ничего личного — просто бизнес. То же на Украине практиковалось в отношении политиков, движений и даже для травли глав государства.

Повторимся, мы не заявляем, что все протесты в Америке платные. Просто под шумок демонстраций и погромов неизбежно возникает и рынок таких услуг.

Разумеется, большинство протестующих искренне верит в свои высокие цели. Но и этой верой при современных политтехнологиях возможно управлять. Без энтузиастов, однако, не обойтись. Достоевский называл их "бесами". И опыт России здесь для мира бесценен.

"Мы провозгласим разрушение. Почему опять-таки эта идейка так обаятельна! Но надо, надо косточки поразмять. Мы пустим пожары. Мы пустим легенды. Тут каждая шелудивая "кучка" пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу, что на всякий выстрелы пойдут, да еще за честь благодарны останутся. Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал", — писал классик.

Вот как раз такую "раскачку" мы и наблюдаем сейчас в Америке. Энтузиастов много, и их ряды все более непримиримы.

Именно с такой новой непримиримостью столкнулся редактор отдела "Мнения" главной газеты Америки The New York Times Джеймс Беннет. Ветерана журналистики, который начал сотрудничать с The New York Times еще тридцать лет назад, просто-напросто вышвырнули из редакции лишь за то, что он в разгар уличного беспредела осмелился опубликовать статью сенатора-республиканца Тома Коттона — с обоснованием использования армии для наведения порядка. К слову, по опросам, такое решение поддержали бы 58% американцев (цифры публикует Forbes), лишь 30% — против. Сам Том Коттон свою позицию подкреплял законом США "О противодействии мятежным действиям", который неоднократно применялся в американской истории.

"Этот достойный почитания, освященный веками закон, существующий почти столько же, сколько сама наша республика, не означает введения военного положения или конца демократии, как нелепо заявляют некоторые легко возбудимые критики, не знающие ни закона, ни нашей истории. Фактически федеральное правительство несет предписанную Конституцией обязанность перед Штатами "защищать каждый из них от внутренних беспорядков с применением насилия". На протяжении всей нашей истории президенты десятки раз пользовались этим правом, чтобы защитить законопослушных граждан от беспорядков", — отмечал Коттон.

После публикации мнения сенатора, представляющего, на минуточку, позицию большинства американцев, против Джеймса Беннета началась настоящая травля. И даже пространная покаянная статья в родной The New York Times, где он говорил, что ведь и у республиканцев есть свое мнение, с которым хорошо было бы ознакомиться, чтобы потом, конечно же, не согласиться, не спасла Джеймса Беннета от увольнения. Это цензура. Поздравляем коллег.

Уродливые формы принимает и цензура в американском кино. Стриминговый сервис НВО Мах объявил, что убирает из своего набора фильмов мировую классику — "Унесенных ветром". Из-за романтизации рабства. Напомним, в "Унесенных ветром" Вивьен Ли получила "Оскар" за лучшую роль, а Хэтти Макдэниел стала первой чернокожей обладательницей "Оскара". Всего у "Унесенных ветром" восемь "Оскаров". После того, как цензура сняла фильм с платформы НВО Мах, "Унесенные ветром" стали хитом продаж на Amazon. Народ не готов прощаться с шедевром из-за цензуры.

По опыту СССР нам знакомы квартирные просмотры фильмов, которые никогда не выйдут на широкий экран. Нам знакомо, что такое литература самиздата в размытых буквах четвертой копии на пишущей машинке "Эрика". Теперь будем наблюдать за тем, как американцы загоняют "Унесенных ветром" в самиздат.

Цензура заразительна. Платформа Netlix, а вслед BBC iPlayer и Brit Boх удалили из своих видеотек юмористическое шоу, ранее выходившее на ВВС, Little Britain. Шоу основано на самоиронии англичан и позволяло себе не всегда политкорректные шутки в отношении, например, меньшинств. Бывали шутки и действительно за гранью. Но шоу перестало регулярно выходить еще в 2008 году. Это уже, скорее, история телевидения. И можно было бы продолжать уже смеяться над собой. Но здесь англичанам их знаменитое чувство юмора изменило. Его вытеснила цензура.

На этом пути много драматичного. Так здесь и хочется напомнить заключение выдающегося англичанина, историка Арнольда Тойнби: "Великие державы не терпят поражение. Они заканчивают самоубийством".