Работа современного художника-урбаниста вызвала неоднозначную реакцию жителей Екатеринбурга

Мне было интересно увидеть дискуссию вокруг проекта со стороны критиков и людей от искусства. Казалось бы, это их прямая задача – разбирать работу. А никто не разобрал, сетует Покрас Лампас. Какое послание он зашифровал в Супрематическом кресте в Екатеринбурге. Ждал когда догадаются. В итоге рассказал сам.

"Скоро снова прилечу в Екатеринбург". Свежий твит российского уличного художника Покраса Лампаса. Он внезапно решил напомнить подписчикам об одном из своих самых резонансных произведений. Так называемом "Метасупрематическом Кресте" в столице Урала.

Появился он на Площади Первой Пятилетки больше года назад, в июле 2019-го. Изначально – вот в таком виде. Не на шутку задел чувства неких, весьма настойчивых, чтобы не сказать весьма агрессивных – православных активистов, был частично закатан в гудрон. Позже всё-таки восстановлен. Однако с довольно значительными изменениями.

Ныне – никого, вроде бы, не оскорбляет. Поскольку выглядит вот так. Тот же красный фон, чёрная окантовка – но уже три раздельных прямоугольных элемента. К центральному из которых – автор теперь и привлекает дополнительное внимание. Говорит, всё это время в, казалось бы, абстрактном витиеватом узоре – был скрыт вполне конкретный текст.

Вот только "зрителям и критикам было лень его декодировать". Поэтому расшифровку, в конце концов, решил предоставить сам автор. А в чём секрет?

Поэтому художник решил показать то, что скрыто в его работе. На этот раз шрифтом простым и понятным для подписчиков разъяснил все в Инстаграме. Фраза на городской площади, сродни манифесту. Гласит, что: "цензура не должна влиять на искусство".

С властями местными, при этом, первоначальный вариант работы был согласован. А вот о секрете на асфальте знали лишь близкие автора. И остальные – сетует мастер – якобы даже не пытались разгадать тайное сообщение.

"Мне было интересно увидеть дискуссию вокруг проекта со стороны критиков и людей от искусства – казалось бы, это их прямая задача разбирать работу художника, искать контексты, декодировать работу, и в том числе, это высказывание иллюстрирует, что многие наши представители культурной институции не готовы действительно серьезно погружаться в контекст работы, и смотреть в корень", – заявил Покрас Лампас, художник-каллиграф.

А ведь в первоначальном варианте работы скрытых посланий не было. Но тогда арт-объект в форме креста возмутил местных верующих.

Высказывался по этому поводу даже ныне отлученный от церкви схигумен Сергий. Говорил, что все это – происки богоборческих сил. Были у православных активистов и иные аргументы.

"Использование символики, в частности креста, более, чем неуместно, расположить на площади, чтобы тысячи жителей города топтались по кресту – это более чем неуместный контекст для почитаемого всеми христианами символа", – заявила Оксана Иванова, научный сотрудник Музея святости, исповедничества и подвижничества на Урале.

Звучали даже совсем странные заявления от отдельных персонажей, мол, если надо – площадь закрасят кровью. Эти малярно-радикальные угрозы в итоге проверяла полиция.

Правда, участники акций от таких резкоговорящих товарищей старательно открещивались. Потом – вот совпадение – часть креста рабочие закатали в гудрон. Художник решился на реставрацию работы, но после общения с недовольными – изменил проект. Чтобы крест не напоминал. От греха подальше, дабы конфликт погасить.

"Мне показалось важным отсчетом, когда на площадь пришел мужчина с непонятной наружностью и сказал, что зальет площадь кровью – если это не считать попыткой давления и цензуры, то давайте тогда проведем границу, что же такое объект цензуры", – рассказал Покрас Лампас.

Хотя, насколько уместно здесь слово цензура, когда давление идет со стороны горожан, которым с этим арт-объектом жить? Вопрос этот, конечно, спорный. И посыл в адрес зрителей про поверхностное восприятие работы – однозначным назвать трудно.

"Если работа воспринимается, как декоративная поверхность, то просто не приходит в голову искать тайные смыслы и послания. Художник должен натолкнуть зрителя на поиск послания. Если речь о глубоких исследователях, они должны заинтересоваться художником, всерьез заниматься этих художником, и должны знать и понимать, что в работе есть такой шифр", – полагает Михаил Миндлин, директор Музея имени Андрея Рублёва, основатель Государственного центра современного искусства в Москве.

И ведь это самое послание было уже разгадано весной. Графическим дизайнером из России. Но тогда художник не подтвердил и не опроверг предположение. А сегодня – сообщил, что его послание якобы внимательно не рассматривалось.

После своего заявления рассказал о мероприятии, в котором будет участвовать. Сделав анонс, уже не прибегая к каллиграфии.