Как ветеран войны две российских беды победила

Нет денег — нет и асфальта. Видимо, так решили районные чиновники из Нижегородской области и лишили ветерана Великой Отечественной войны дороги к дому. Все дело в том, что 91-летняя бабушка не смогла сдать 10 тысяч рублей на новое покрытие. А сотрудники местной администрации, вероятно, не смогли найти лишнего песка и щебня. Теперь в истории разбирается Следственный комитет.

Татьяне Аристарховне Царапкиной из небольшого поселка Керженец, что в Нижегородской области, тяжело справиться с эмоциями. Не помогает даже успокоительное. 91-летний ветеран Великой Отечественной войны все время плачет.

"Я чего и реву-то? Что ж мне тропу-то не проложили?" — объясняет Татьяна Царапкина.

Тропой бабушка называет новую асфальтированную дорогу на ее улице. Этим летом местные чиновники затеяли в поселке небывалую стройку. Но техника остановилась прямо перед домом Татьяны Аристарховны. Вместо асфальта ветерану оставили горку щебня. Своеобразный подарок от администрации. Мол, на большее бабушке нужно было сдать деньги. И ничего, что к ее дому ведет лишь грязная колея, по которой после дождя не может проехать даже скорая.

"Пришли, сказали: давай 10 тысяч! А я где возьму? А я и не узнала их, хоть и соседи. А теперь давай, да и все. А куда давать? Кому, чего? А у меня денег нет. Хотя я и получаю, мне чуть-чуть хватает", — жалуется ветеран.

Татьяна Царапкина, сама в прошлом председатель сельсовета, недоумевает: почему она должна платить за строительство дороги общего пользования? Ответ на этот вопрос попыталась узнать дочь ветерана Елена Партина. В поселковой администрации ей разъяснили: оказывается, так работает программа поддержки местных инициатив. Небольшие поборы — побочный эффект.

"Ко мне подходил глава местный, сказал, что мы выиграли конкурс, будем делать дорогу, нужно внести деньги. Сколько-то процентов, он сказал", — рассказывает Елена Партина.

Деньги жители собирали всей улицей. Шесть семей должны были "скинуться" по 10 тысяч рублей.

Один сосед на вопрос, сдавал ли он деньги на дорогу, отвечает утвердительно. А другая соседка признается, что ей простили эту сумму, поскольку у нее погибла дочь, она осталась одна, а пенсия минимальная.

А вот Татьяне Аристарховне долг простить не смогли. В администрации все посчитали: хорошая пенсия, плюс помощь детей и внуков. Какие уж тут льготы! А потому, нет оплаты — нет асфальта.

О любопытных деталях программы поддержки местных инициатив мы решили расспросить главу поселковой администрации Александра Солуянова. Он, похоже, самый исполнительный чиновник района. Медицинскую маску не снимает даже в собственном кабинете, хотя и находится там один. Александр Солуянов словно ждал съемочную группу телеканала "Россия 1" и сразу заявил: с ветераном Татьяной Царапкиной вышло недопонимание.

"За два года никто не подошел, никто не позвонил. Я так и подумал, что не надо ничего. Это программа местных инициатив: жители сами выбирают проект, вид работ и объем работ. Это основное. Мы у них помощники", — разъясняет Солуянов, руководитель Беласовского территориального отдела администрации городского округа Семеновский Нижегородской области.

По словам чиновника, деньги на проект выделяются из госказны. Но 3% от общей суммы должны оплатить сами жители. Кто не сдал, тот не участвует. Конечно, можно было бы обойтись без поборов. Но правительство Нижегородской области якобы разработало систему неких конкурсных баллов. Чем больше денег соберут обычные люди, тем больше шансов реализовать проект.

"Один процент – нуль баллов. То есть если населению не собирать, то решение сами видите какое. А у вас выполнено? Да, да. У нас 100 баллов", — говорит Солуянов.

Депутат Государственной думы Александр Якубовский в шоке от того, как чиновники на местах трактуют программу поддержки инициатив. По ней жители сел могут построить не только дорогу, но и детскую площадку или отремонтировать памятники. При этом, по словам депутата, 70% проекта оплачивает федеральный бюджет, а остальное берут на себя региональный и местный.

"Это неприемлемо и неправильно, чтобы люди дополнительно к федеральным деньгам, региональным деньгам что-то еще платили! Потому что они, во-первых, уже заплатили налоги, собственно, на которые данная дорога и делается. На мой взгляд, дорога сделана не по нормам. И здесь необходимо подключать контролирующие органы, органы прокуратуры", — возмущается народный избранник.

О жутком качестве покрытия говорят и дорожные строители. Они внимательно изучили фото- и видеоматериалы и пришли к выводу: автомобилям нельзя ездить по этому в прямом смысле слова "полотну".

"Дорогой назвать это, по большому счету, нельзя. То есть там нарушены практически все технологии, которые регламентируются СНИПом. Вода снизу будет подмывать дорожную конструкцию, и она просто у нас пучинится. Она может разломаться изнутри, снизу. Если там проедет многотонник, то такая дорога просто провалится", — говорит автодорожный эксперт Андрей Соколов.

Так называемый дорожный пирог состоит из четырех ингредиентов. На нижний слой утрамбовывают песок — 40 сантиметров. Потом кладут 30 сантиметров щебня. Заливают бетон — еще 15 сантиметров. И лишь в финале покрывают двумя слоями асфальта. В итоге толщина дорожного полотна составляет минимум 80 сантиметров. Но в поселке Керженец все не так. Судя по всему, рабочие накидали щебня на голый грунт, а сверху прикрыли это безобразие слоем асфальта.

А ведь, судя по смете, которую показали журналистам в поселковой администрации, стоимость строительства 186 метров дороги составила 2,8 миллиона рублей. Эксперты говорят: этой суммы хватило бы на качественное дорожное полотно. А то, что уложили, скорее всего, обошлось раза в два дешевле.

Неизвестно, на чей светлый путь могли пойти сэкономленные деньги. Любопытно, что перед домом главы поселения Александра Солуянова, например, лежит качественная дорога. Заасфальтирован даже подъезд к гаражу, а часть двора выложена плиткой. Теперь Следственный комитет выясняет, почему местные власти себе дорогу в лучшую жизнь построили, а ветерану Великой Отечественной войны — нет.

"Здесь может рассматриваться несколько составов как преступлений, так и различных правонарушений. После проведения процессуальной проверки будет принято законное и обоснованное решение", — информирует старший следователь Семеновского межрайонного следственного отдела СУ СК России по Нижегородской области Заур Халыгвердиев.

Во время войны Татьяна Аристарховна помогала советским солдатам копать окопы, теперь приходится отвоевывать дорогу к собственному дому. Пока путь нелегкий.

"Здесь хоть трапы сделали, и то рада. А теперь доски положу, и все. А там я по асфальту хоть пошвыркаю", — говорит Татьяна Царапкина.

Незадолго до выхода в эфир этого сюжета, журналистам стало известно, что местная администрация все же заасфальтировала дорогу к дому Татьяны Аристарховны. То ли внимание представителей СМИ сделало свое дело, то ли внимание следователей.