Конфликт в Нагорном Карабахе: эксклюзивное интервью с Николом Пашиняном

27 сентября обострилась ситуация в Нагорном Карабахе, на территории идут активные бои. В Азербайджане и Армении введено военное положение, объявлена мобилизация. На телеканале "Россия 1" – эксклюзивное интервью с президентом Армении.

- Выходим на связь с Ереваном. К нам присоединяется премьер-министр Армении Никол Пашинян. В первую очередь мы хотели бы вас попросить прокомментировать, что прямо сейчас происходит.

- Сегодня с утра – новость в том, что Азербайджан бомбил непосредственно на территории республики Армения. А до этого 27 сентября вооруженные силы Азербайджана начали полномасштабную военную агрессию против Нагорного Карабаха, и они уже три дня бомбят населенные его пункты, используя артиллерию и системы залпового огня и, к сожалению, у нас жертвы не только среди военных, но еще и среди гражданского населения.

Очень важный нюанс, что Турция фактически вовлечена в этот процесс. По нашей достоверной информации, военные инструкторы и высокопоставленные военные сейчас находятся в командных пунктах Азербайджана и местами даже руководят военными действиями.

Еще один очень важный нюанс: уже в международной прессе было множество публикаций о том, что Турция вербует наемников на территории Сирии для участия в войне против Нагорного Карабаха и Армении. И, между прочим, есть информация, что уже прямо в населенных пунктах Азербайджана произошли некоторые стычки между этими наемниками и местными жителями, потому что эти наемники пытаются навести законы шариата в этих селах. И они заходят в магазины и требуют, чтобы эти магазины прекратили продажу алкогольных изделий и так далее.

- Скажите, пожалуйста, господин Пашинян, только что пришла новость о том, что турецкий F-6 сбил Су-25 армянских ВВС. Причем новость пришла со ссылкой на Минобороны Армении, пилот погиб. Известно ли вам об этой информации, что это может означать, если уже в небе сталкиваются самолеты Армении и Турции?

- Это уже состоявшийся факт, и это еще одно доказательство того, о чем я говорил. И вы знаете, это очевидно, что сейчас и Армения, и армяне Нагорного Карабаха находятся под непосредственной угрозой Турции. Турция, по нашей информации, ищет повод для более широкого вовлечения в этот конфликт, они ищут повод, чтобы привести свои войска в Нахичевань, это азербайджанский анклав, граничащий с Турцией, Арменией и Ираном. Хотя, по нашей информации, там уже присутствуют некоторые подразделения турецкой армии. И вообще-то в этом нет никакого секрета: с августа турецкие войска уже находятся в Азербайджане, они начали совместные военные учения, и эта война началась как продолжение этих учений.

- Сейчас уже многие эксперты достаточно жестко объясняют, что сейчас происходит в Нагорном Карабахе, звучит слово "война". Насколько корректно использовать это слово и можно ли хоть что-то сейчас предпринять для того, чтобы прекратить кровопролитие и остановить огонь?

- Это, конечно, корректная формулировка. Потому что идет война, есть очень много разрушений, жертв и вовлечено огромное число военнослужащих. Еще один нюанс: вы знаете, в начале XX века произошел первый геноцид – в Оттоманской империи, и жертвой этого геноцида стал армянский народ, поэтому все мы это воспринимаем как экзистенциальную угрозу для нашего народа, фактически мы воспринимаем это как войну, которая была объявлена армянскому народу. И народ просто вынужден использовать право на самооборону. Что можно делать? Международное сообщество должно решительно осудить агрессивные действия Азербайджана, осудить действия Турции и потребовать, чтобы Турция вообще вышла из этого региона, потому что ее военное присутствие на Южном Кавказе ничего хорошего не обещает. Это может привести к дальнейшей эскалации и к увеличению масштаба военных действий. Сейчас международное сообщество должно приложить конкретные усилия, чтобы заставить Турцию выйти из Южного Кавказа и заставить Азербайджан прекратить агрессию.

- Какие переговорные форматы сейчас могут сработать или все прежние договоренности уже отброшены в прошлое? Условно говоря, Казанский формат, по которому вы должны освободить несколько сел, эти все договоренности стерты или еще возможно по ним двигаться?

- Переговорный процесс должен продолжаться там, где он и начался – это сопредседательство Минской группы ОБСЕ.

Что касается конкретных переговоров, нужно иметь соответствующую атмосферу. Очень трудно говорить о переговорах, особенно об их содержании, когда идут военные действия. Прежде всего, нужно остановить насилие.

Азербайджан должен принять формулу, что нет военного решения для нагорнокарабахской проблемы. Ведь эта война не началась с нуля. В течение долгого времени азербайджанское правительство развивает риторику ненависти против армян, и в течение долгого времени угрожает, что вопреки международным призывам собирается решать нагорнокарабахский вопрос военным путем.

Я надеюсь, что хотя бы эти события и та ситуация, которую мы сейчас имеем, убедят Азербайджан, что нет военного решения для нагорнокарабахского конфликта. Потому что вооруженные силы Азербайджана провалили решение своей задачи и не смогли достичь на фронте никакого успеха.

Я надеюсь, что это убедит Азербайджан, что нет военного решения этого конфликта. Есть только мирные и переговорные решения, и любое решение должно быть приемлемым не только для Азербайджана, но и для Армении, Нагорного Карабаха.

Когда я стал премьер-министром, я предлагал и продолжаю предлагать конкретную формулу для решения этого конфликта – любое решение должно быть приемлемым для народа Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана.

К сожалению, правительство Азербайджана, его президент хочет достичь такого решения, которое будет приемлемо только для Азербайджана. Это невозможно. Нужен компромисс, нужна атмосфера компромисса. Для этого Азербайджан должен немедленно прекратить агрессию против Нагорного Карабаха и Армении, потому что ее Азербайджан начал. Нет никаких сомнений, что эта операция была спланирована во время военных совместных учений с турецкими вооруженными силами.