Тема:

Коронавирус 1 час назад

Коронавирусный прогноз и тонкости лечения

22 октября в Доме правительства премьер Михаил Мишустин вручил государственные награды российским врачам. В наше время эта профессия особо значима, ведь медики – символ благородного служения, самоотверженности и доброты. Им сегодня – наше тепло и наша благодарность.

"Сегодня врачи, фельдшеры, медсестры, санитары действительно на передовой, конечно же, без вас было бы ничего невозможно. Без этого колоссального труда, самопожертвования. Ведь мы же врачу звоним в любое время, не думаем, когда он находится на работе, либо в личной жизни. Вот я стараюсь звонить своим товарищам, врачам, когда мне хорошо, надеюсь, что это будут делать ваши многочисленные пациенты", – отметил Мишустин.

Они переживали тяжелые эпидемии гриппа, но такого никогда не было. Нижегородский центр медицины катастроф уже с марта работает на коронавирус. 140 вызовов в смену, бывает и до 200 на восемь бригад. Это не просто скорая – медицинский спецназ: взрывы, пожары, автокатастрофы. Сегодня работают в зоне эпидемии.

"Все устали от весенней этой волны. А сейчас все еще хуже, больных еще больше. Мы ездим по 12-14 часов за сутки", – сказала Дарья Баберина, анестезиолог-реаниматолог.

На горячую линию каждый день поступают около полутора тысяч звонков – жалуются.

В прошлом Михаил Созонов – военный врач. Он знает, как в медсанбатах распределяли раненых: сначала спасали тяжелых, потом остальных. Отложить медицинскую помощь – это не значит отказать.

"Каждый из нас хочет, чтобы к нему приехали первым. Но есть поводы. Это не казенные слова, это просто просьба. И даже, может быть, крик души, давайте не будем. Есть инфаркт миокарда, есть тяжелый ковидный больной, которого надо привезти. Надо забрать в первую очередь. А вот повышение артериального давления, нога заболела – это не повод к тому, чтобы ругать скорую помощь, что она за 20 минут не приехала. Это может и подождать. Если каждый из нас поймет, что скорая это – спасение, тогда задержка вызовов будет меньше", – отметил Михаил Созонов, главный врач ГКУЗ НО "Нижегородский территориальный центр медицины катастроф".

Нижний Новгород каждый день прирастает сотнями новых случаев. Больше заболевших коронавирусом только в Москве, Подмосковье и Санкт-Петербурге. Под коронавирус переводят резервные стационары. И все равно напряженно.

"В стационарах возникает дефицит врачей, в том числе еще и потому, что заболевают. Иногда это бывают тяжелые больные на кислороде. Слава богу, у нас машина хорошо оснащена. Бывает, что мы вынуждены стоять в ожидании того, чтобы как-то решили вопрос с местом, потому что просто не хватает мест, все больницы загружены", – рассказала Дарья Баберина.

Небольшая больница в три этажа – здесь всегда была гинекология.

"Мы переобуваемся в воздухе. Мы освоили, диализ, никогда этим не занимались до коронавируса", – сказала Юлия Гаревская, главный врач нижегородской больницы №29. Это было морально тяжело – лечить инфекцию, с которой не знакомы.

"Мы привыкли в обычной жизни оперировать и справляться с любой проблемой. У нас пациенты все выздоравливали. А вот сейчас, к сожалению, не всегда удается спасти. Когда не удается ничего сделать с легкими. Легкие не прооперируешь – это страшнее всего", – пояснила Юлия Гаревская.

Здесь раньше и роды никогда не принимали. За последние две недели – четверо новорожденных. Беременные оказались в зоне особого риска: ожидание ребенка делает женщину уязвимой для коронавируса – на ее организм ложится двойная нагрузка. Обычная терапия для них не подходит. Лекарства нужно тщательно подбирать, где беременность не является противопоказанием.

"Их нельзя переводить на искусственную вентиляцию легких. Стараемся вести их на неинвазивной вентиляции. Машина помогает им дышать, но дышат они сами. Мы их на бочок поворачиваем, на живот положить их не очень возможно. Поэтому это самые тяжелые больные", – рассказал Ефим Меллер, заведующий реанимацией нижегородской больницы №29.

С такими тяжелыми пациентами врачи этой больницы столкнулись впервые. Весной болезнь протекала легче. Сегодня каждая третья нуждается в искусственной вентиляции легких.

"Это связано с тем, что циркулируют различные штаммы ОРВИ и в комбинации с коронавирусной инфекцией они дают утяжеление состояния, потому что беременным пациентам сейчас болеть тяжелее, чем в начале эпидемии", – сказала Юлия Гаревская.

Они консультировались с Национальным центром акушерства и гинекологии имени Кулакова. Весной здесь тоже был ковидный госпиталь. За три с половиной месяца приняли 70 родов у инфицированных женщин.

Малышей, которые появились на свет от зараженных коронавирусом мам, изолируют в отдельные боксы. После родов даже на руки не дают, чтобы избежать заражения. Их кормят детскими смесями или донорским молоком. Младенца отдадут маме, когда она окончательно поправится.

Опасения столичных докторов подтвердились: вирус может передаваться от матери к ребенку. Специалисты центра готовят статью для научного журнала, где описывают случай: женщина поступила в клинику на 27-й неделе, за 6 недель до этого она тяжело перенесла коронавирус.

"У нас родился мальчик весом 393 грамма. Фактически он был остановлен в своем развитии на старте этой инфекции у мамы. Мы делали все возможное. Но этот мальчик прожил около 2 суток. И мы его потеряли. И мы обнаружили в данной ситуации геном, иначе говоря, РНК вируса, в плаценте и в оболочках. В данном случае мы видели передачу вируса от матери к плоду", – сказал Геннадий Сухих, директор ФГБУ "НМИЦ акушерства, гинекологии и перинатологии имени В. И. Кулакова" Минздрава РФ, академик РАН, профессор

Коронавирус и его последствия изучают и в Пироговском центре. Два снимка одного человека: во время болезни матовость в легких хорошо видна. И спустя три месяца – контрольный: коронавирус все-таки наследил.

"У этого пациента сохраняются небольшие участки той самой матовости, но очень легкие и как раз в тех местах, где до этого были изменения матового стекла более выражены. Они могут вызывать те жалобы, с которыми пациент приходит. Чаще всего либо одышка, либо кашель какой-то, который их беспокоит чаще в ночное время", – пояснил Олег Бронов, заведующий отделением рентгенологии Пироговского центра.

В этом парадокс коронавирусной инфекции: сильно пораженные легкие со временем восстанавливаются. Те, у кого болезнь протекала легко, долго не могут избавиться от последствий. Съедая здоровую ткань, вирус оставляет рубцы.

"Когда нам читали лекции, говорили, что есть такое заболевание – фиброзирующий альвеолит. Очень редкая патология. Сейчас это на каждом шагу", – отметил Андрей Неживой, врач-рентгенолог 422-го военного госпиталя Минобороны.

Этот инфекционный госпиталь в Нижнем Новгороде Министерство обороны построило в апреле. С тех пор здесь лечат от коронавируса солдат и офицеров, военных пенсионеров, Росгвардию и МЧС.

"Болеют от рядового до генерала. Перед вирусом все беззащитны. Естественно, мы обучались, нас готовили, как действовать при применении противником биологического оружия. По сути дела, мы находимся на передовой, на рубежах войны, не только мы, но и гражданские наши коллеги, они тоже с нами работают и лечат", – подчеркнул Олег Тутаев, начальник ФГКУ 422 Военный госпиталь Министерства обороны России.

В стационар принимают даже с легким течением болезни, чтобы инфекция не распространилась по воинским частям. На всю миллионную армию чуть больше двух тысяч заболевших. Там дисциплина – залог здоровья.

Полковник в отставке Михаил Бронников – в одной палате с супругой: у них одна болезнь на двоих. Их поставили на ноги всего за неделю: еще не бегают, но уже дышат сами.

У военных врачей – свой протокол лечения. Некоторые препараты они стали применять раньше гражданских коллег.

Капитан гвардии Юрий Бойко неделю лежал дома с высокой температурой. Он вызвал участкового врача. К нему трижды приходили из поликлиники, но становилось только хуже. Его лечили антибиотиками.

На вирусы антибиотики не действуют – только вредят. Некоторые виды бактерий вырабатывают защиту от лекарств. Они выживают при лечении и размножаются, передавая потомству свои гены. Из-за это эффективность медицинских препаратов снижается. Если человек заражается бактериями, устойчивыми к антибиотикам, лечить его лекарствами становится сложнее.

"К 2050 году смертность населения, связанная с неэффективностью антибиотиков, может превысить смертность от онкологических заболеваний и будет составлять до 10 миллионов человек в год. А тотальные потери внутреннего валового продукта могут превысить 100 триллионов долларов. Это колоссальные цифры", – отметил Виталий Гусаров, главный врач стационара Пироговского центра.

К выбору лекарств нужно подходить обдуманно, иначе последствия могут быть тяжелыми. Коронавирус сегодня на подъеме и пока не сдает позиции.

"Сам вирус к нам пришел навсегда. Мы с ним будем жить всегда. Думаю, что примерно к ноябрю мы выйдем на плато и после этого достаточно долго на этом плато останемся. Как долго, какой будет уровень этого плато, я с точностью вам сказать не могу. Но думаю, что будет ниже 20 тысяч в день", – сказал Анатолий Альтштейн, вирусолог.

К завершению пандемии может привести вакцина. Но пока не будет привит хотя бы каждый второй, риск заразиться остается вполне реальным.