Тема:

Нагорный Карабах 7 часов назад

Захарова рассказала подробности о российско-турецком центре по Карабаху


Global Look Press

Официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова в эфире телеканала "Россия 24" рассказала, каким образом удалось достичь перемирия в Карабахе. Государственный деятель раскрыла детали дипломатической операции, а также поведала о переговорах с Турцией.

— Мария Владимировна, конечно, это снова невероятная победа российской дипломатии, с чем мы поздравляем всех причастных к этой победе. Франция, Америка пытались договориться с враждующими сторонами, но только Москве удалось! Расскажите, как?

— Я все-таки считаю, что это в традициях не только отечественной дипломатии, но в принципе в российских традициях, в наших традициях — отдавать дань всем, кто прилагал усилия. Все-таки нужно сказать, что то, что вчера было достигнуто, это, естественно, не результат одного дня работы. Безусловно, колоссальные усилия были приложены непосредственно в эти дни, но все-таки нужно сказать, что это был процесс. Мы помним, с каким замиранием мир следил за первой попыткой сторон договориться, которая закончилась успешно ровно месяц назад, кстати говоря, 10 октября, после 11-часового марафона переговоров, которые проходили в Москве, опять же, при посреднической роли России. Завершилось это принятием соответствующего заявления. Многие говорили о том, мол, зачем оно нужно было, раз буквально через какое-то непродолжительное время, к сожалению, возобновились боевые действия. Это был важнейший сигнал — индикатор того, что стороны в принципе могут договариваться. Это была важнейшая часть российских усилий — продемонстрировать и сторонам, и международному сообществу, что вот этот доктринальный подход Москвы относительно необходимости как прекращения огня, так и перевода всего этого комплекса в политико-дипломатическое русло, работает и может работать.

Нужно сказать, что и дальше предпринимались попытки, международные усилия, которые были нацелены также на эти же самые задачи. Не все страны, не все политические силы были нацелены или брали за основу такой подход, но все-таки нужно отдать должное всем тем усилиям, которые были направлены на прекращение огня и возобновление переговорного процесса.

Россия никогда не присваивает исключительно себе какую-то пальму первенства. Да, усилия были потрачены огромные, да, работа проводилась (я уверяю вас, я говорю об этом со знанием дела) круглосуточно на протяжении всего этого периода. Работали, я не говорю про глав государств, а какое количество переговоров, телефонных разговоров было проведено, вы сами знаете. Работали и представители внешнеполитического ведомства, оборонного ведомства нашей страны, эксперты, спецпредставители и так далее. Естественно, отмечается работа наших посольств, дипломатов в странах, на международных площадках. Поэтому это действительно общие усилия, которые увенчались успехом. Теперь самая главная задача — реализация всего того, что было принято.

— Мария Владимировна, как раз про реализацию хочется спросить. Мир установлен, а ожидать ли теперь очередных переговоров уже по политическому и по гуманитарному урегулированиям?

— Знаете, я хотела бы в этой связи обратить внимание еще раз на заявление президента Российской Федерации, которое было сделано практически ночью по московскому времени, в котором есть в последнем абзаце ответ на ваш вопрос. Позволю себе просто процитировать непосредственно это заявление: "Исходим из того, что достигнутые договоренности создадут необходимые условия для долгосрочного и полноформатного урегулирования кризиса вокруг Нагорного Карабаха на справедливой основе и в интересах армянского и азербайджанского народов". Это предполагает, безусловно, после реализации всего того, что заложено в подписанном тремя сторонами заявлении, к полноформатному переговорному процессу по всем аспектам этой, к сожалению, очень сложной проблемы.

— Мария Владимировна, мы видим, что идут параллельно довольно интенсивные переговоры и консультации с Турцией. Сергей Лавров уже общался со своим турецким коллегой. Мы видим, что переговоры с Турцией интенсифицируются, что называется. Будет ли Турция как-то привлечена к военному мониторингу ситуации с перемирием или к какому-то другому урегулированию?

— Знаете, мы уже об этом говорили, что нужно быть внимательным к деталям. Это сейчас особенно, в той атмосфере, которая имеется, крайне деликатная, но важная задача. Я бы хотела еще раз подчеркнуть, что те миротворцы, которые развернуты на линии соприкосновения, это российские миротворцы. Об этом сказано в заявлении, под этим подписались главы трех государств. Были интерпретации, спекуляции, попытки как-то это интерпретировать в том плане, что будут подключены какие-то другие силы, другие миротворцы. Речь идет о российских миротворцах.

Также буквально в эти минуты появилась информация, со ссылкой на Министерство иностранных дел России, о создании двустороннего (с Турцией) центра, который будет базироваться на территории Азербайджана. Здесь уже нужно четко понимать, что речь идет не о миротворческих усилиях, которые описаны в заявлении, а о совершенно другой миссии, другой части усилий совместных — нужно это разделять, это разные вещи.

— Я правильно понимаю, что этот центр не будет работать в Нагорном Карабахе? Это абсолютно внешняя история, не связанная с миротворцами?

— Я хотела бы еще раз подчеркнуть: это не связано, это не одно и то же — это разные вещи. Речь не идет о тех миротворческих усилиях, которые прописаны в заявлении. Еще раз я обращаю ваше внимание, что базироваться он будет на территории Азербайджана.

Мы видим, как стороны, представители и диаспор, и народов, и представители различных государств сопереживали этой ситуации, сколько усилий было потрачено на попытку вернуть стороны за стол переговоров и, самое главное, прекратить боевые действия. Как важно сейчас, мне кажется, это очевидно на взгляд не только дипломатов и политиков, но и людей действительно сопереживающих, поддержать те усилия, которые увенчались вчера успехом — принятие этого заявления. Как важно сейчас проявлять мудрость, как важно сейчас проявлять дальновидность. Наверное, не столько фиксировать какие-то успехи каждой отдельной страны, сколько поддержать единство, которое удалось достичь. Я понимаю, насколько сейчас это тяжело, но это нужно сделать. Это действительно принесет в долгосрочной перспективе важные результаты.

— Спасибо, Мария Владимировна, за интервью!