Тема:

Скопинский маньяк 3 недели назад

Возвращение маньяка: у "дяди Вити" большие планы

Одна из самых обсуждаемых новостей недели – выход из колонии скопинского маньяка Виктора Мохова. Изверг, который почти четыре года держал в бункере двух девушек, издевался над ними и насиловал, где-то среди нас. И у зверя большие планы. Он уже якобы пытался стать телезвездой, теперь собирается жениться и, что самое жуткое, найти своих жертв. Мало кто понимает, что он за человек на самом деле. Первыми об этой жуткой истории рассказали журналисты из программы "Расследование Эдуарда Петрова". И вот спустя 17 лет только корреспондентам программы "Вести. Дежурная часть" удалось снять уникальные подробности будней маньяка, о которых до этих пор не знал никто. Репортер Ольга Журенкова побывала в колонии в Саратовской области, где сидел маньяк, а Кирилл Попов съездил в его родной город Скопин Рязанской области.

Исправительная колония № 4 на окраине небольшого городка Пугачев Саратовской области. Именно здесь отбывал наказание Виктор Мохов, более известный как скопинский маньяк. И вот спустя 16 лет и 10 месяцев зверь, который наводил ужас, выходит из клетки на свободу.

Точное время, когда Виктор Мохов покинет колонию, до последнего держалось в секрете по соображениям безопасности. Три дороги, ведущие к исправительному учреждению, были перекрыты сотрудниками ФСИН и пожарными машинами. Мохова выпустили около 5 часов утра. Он так торопился, что даже отказался от завтрака.

В 2000 году Виктор Мохов заточил в своем бункере двух несовершеннолетних девушек. Почти четыре года он держал их в плену, насиловал и издевался. И вот теперь этот жуткий маньяк снова свободен. На последнем КПП – Виктор Мохов с небольшой дорожной сумкой в руках. В тесной комнате рядом с осужденным – шесть сотрудников ФСИН и съемочная группа "Дежурной части". Единственная, кому удалось снять первые минуты Мохова на воле.

Мужчина подходит, на вопросы отвечает четко: "Мохов Виктор Васильевич, 22 июня, 1950 года рождения. Осужден Скопинским судом, районным или городским. Расписаться?"

Надевая очки, Мохов склоняется над документами. Формальности. Несколько подписей – и он на свободе.

Затем Мохов долго и скрупулезно пересчитывает деньги. Это его личные сбережения. Он на пенсии, поэтому в колонии не работал.

Тщательно перебирает документы, листает паспорт и делает вид, что не узнает свой диплом.

В колонии Мохову купили билет на автобус из саратовского Балаково в Самару. Но ему надо в город Скопин Рязанской области. Маньяк возмущается: почему не купили билет до дома? И жалуется, что у него мало денег.

– А как это, билет? Я не пойму.

– Написано "Балаково – Самара".

– А, это до Самары, да?

– Да.

– А на этот, на поезд? Самара или в Рязань? Это у вас есть?

– Мохов: билеты "Самара-Рязань" самостоятельно покупать будете.

– А деньги?

– Деньги у вас есть.

– Ну так мало.

Это потом выяснится, что Мохов обманул сотрудников колонии и поехал сначала в Москву, где якобы снимался в ток-шоу и получил за это, по его словам, мешок денег. А пока он словно упивался своим звездным часом.

– Все, да?

– Все.

– Ну спасибо, премного вам благодарен.

– Что у вас руки дрожат?

– Переживаю. По освобождению как же.

– Едва скрываете эмоции?

– Конечно, на волю выхожу.

Мохов надел медицинскую маску, шапку. Осталась лишь узкая полоска глаз. В искренность его раскаяния верится с трудом. На вопрос журналиста, зачем он писал письма своей жертве, маньяк, похоже, сначала хотел ответить страшную правду, но струсил.

– А зачем вы писали из колонии одной из девушек?

– Я никому не писал.

– Ну как, от вас приходило ей письмо.

– А, да. Письмо писал.

– Для чего писали?

– Чтобы отом...

Слово "отомстить" он не договорил. Прервал сам себя, будто сыграл роль исправившегося осужденного.

– Чтобы поругать.

– Все, без комментариев, без комментариев.

– Зачем вы писали письмо?

– Без комментариев.

– Вы понимаете, что они до сих пор напуганы?

О жутких злодеяниях скопинского маньяка корреспонденты программы расскажут чуть позже, а сейчас покажут, в каких условиях он отбывал наказание. В общежитие, где жил Мохов журналисты приехали в полдень. Комнаты пустуют – заключенные на работе. Железные двухъярусные кровати, тумбочки. Одинаковые подушки, одеяла. Разные только статьи на бирках. На стене – часы и две картины зимнего двора.

В отряде, куда определили Мохова, больше 100 осужденных. Это спальная секция рассчитана на 52 человека. Вот кровать Мохова, в углу у входа. Спал он на втором ярусе. Перед выходом из исправительного учреждения постельное белье он сдал. А вот табличку снять еще не успели. Здесь указаны его личные данные: дата рождения, статьи по которым осужден. Начало срока, и окончание – 3 марта 2021 год.

Заключенные из отряда Мохова отказались от видеосъемки. В приватной беседе некоторые признались, что осужденный маньяк держался в тени, не конфликтовал. У администрации к нему претензий не было.

Тумбочка Мохова под номером 002. Перед выходом из исправительного учреждения все личные вещи он, конечно же, забрал. В этом отсеке, как правило, осужденные хранят литературу: газеты, книги. Но Мохов в колонии практически не читал.

Зато, говорят, любил кроссворды, судоку, следил за новостями. За этим столом заключенные играют в интеллектуальные игры. В колонии каждый месяц проходят подобные встречи. Мохов в них не участвовал, но с любопытством наблюдал.

В силу пенсионного возраста в колонии Мохов не работал. Зато с удовольствием посещал клуб. В музыкальной группе не пел, в театральных постановках участие не принимал. Наблюдал из зрительного зала. Как правило, занимал место во втором ряду возле окна.

На обед в колонии сегодня щи, овощной салат и мясо с кашей. Мохов на тюремное меню никогда не жаловался. Тарелки вычищал до последней крошки. Из гастрономических пристрастий – сладкое. В письмах к матери просил прислать изюм, овсяное печенье, пряники. Мохова родные не навещали: мать-старушка поначалу писала длинные письма, но шесть лет назад умерла, единственная сестра от маньяка открестилась.

– А что вы так медленно идете? У вас проблемы с ногами?

– Да нет. А куда спешить?

– Куда сейчас поедете? Домой?

– Да, домой.

– Вас там кто-то ждет?

– Дом ждет.

Маньяк Мохов то ли не понимает, то ли просто делает вид, но дома его никто не ждет. В этом убедился другой журналист "Дежурной части" Кирилл Попов. Он выехал в город Скопин Рязанской области, куда и вернулся из колонии освободившийся преступник.

Этот старый деревянный дом на окраине небольшого города Скопин, что в Рязанской области, логово маньяка Виктора Мохова. Он вернулся сюда спустя 17 лет. В сопровождении двух полицейских в штатском старик в черной одежде выходит из белой машины.

Лицо скрывает медицинская маска, седину – кепка. Мохов то ли неумело и неуместно шутит, то ли всерьез считает, что в сгорбленном пожилом мужчине журналисты не узнают зверя, вышедшего из клетки после заключения.

– Здравствуйте. Виктор Васильевич. Можете пару слов сказать нам? – обращается к Мохову журналист.

– Я Иван Иванович, – следует ответ.

– Ну какой же вы Иван Иванович?

Мохов пристально смотрит в окна своего дома, который он когда-то превратил в пыточную для двух девушек. Знакомится с показаниями электросчетчика и ускоряет шаг, приближаясь к покосившейся деревянной калитке. Парадокс, но, оказавшись на свободе, скопинский маньяк вновь попадает за забор с колючей проволокой, которую когда-то сам натянул.

Похоже, Виктора Мохова дома ждут разве что сырость, плесень, слой пыли и паутина. Чтобы придать жилью более или менее пригодный вид, Мохову придется приложить немало усилий. После смерти его матери дом пустовал несколько лет.

Стекла местами разбиты, крыша кое-где провалилась, доски сгнили. Вчерашний заключенный признается, его совсем не интересует быт. Ехидно глядя в объективы телекамер, Мохов, словно насмехается. Говорит, что сначала собирается обустроить.... личную жизнь.

– А куда вы сейчас? Куда поедете?

– Жениться.

– Жениться? на ком?

– Невесту нашел. Бабушку молодую.

Старик не пьян, но его слова звучат как бред. Да и какой адекватности можно ждать от изверга, который совершил зверское преступление. На своем садовом участке Мохов вырыл котлован и соорудил в нем бункер из металла и бетона. В нем он почти четыре года удерживал двух несовершеннолетних девочек: школьницу Катю Мартынову и студентку Лену Самохину. Когда они попали в лапы изувера, первой было 14 лет, второй – 17.

Гараж, который служил лишь прикрытием, до сих пор стоит, а вот бункер уже несколько лет затоплен. Можно спуститься только на первый уровень темницы. Отсюда в подземелье ведет небольшой лаз. Вот массивная крышка люка, под слоем льда скрыта деревянная лестница.

Шесть метров в глубину и два в ширину. Бетонные перекрытия, железные люки. Сверху – железная коробка гаража. Без шансов на спасение. Криков не слышно. Мохов продумал все детали. Подземную тюрьму он копал три года: вывез вагон земли, провел в бункер электричество и создал там примитивную систему вентиляции. Своё адское изобретение маньяк с издевкой называл "подвальчиком".

О скопинском маньяке и его узницах подробно рассказал журналист Эдуард Петров в фильме "Пленницы подземелья". Катя Мартынова и Лена Самохина пробыли в подземном бункере три года и семь месяцев – 1296 дней. Мохов морил девушек голодом, насиловал, держал без света, бил резиновым шлангом, распылял по комнате слезоточивый газ. Лена родила от маньяка двух детей, которых он у нее отобрал. Первенца извращенец назвал Владиком. А через два месяца, 1 января 2002 года, подбросил ребенка в подъезд многоквартирного дома неподалеку. Местные жители до сих пор помнят тот день.

А это пенсионерка Нина Подсветова. Осенью 2003 года у порога своей квартиры она тоже нашла младенца. Это был второй сын Мохова.

"Я вот открыла, тут лежал грязный матрас, а ребенок уполз с него и совсем голый лежал на бетонном полу. Плакал. И записка была с ошибками: "Зовут Олег..." И еще что-то", – вспоминает Нина Подсветова.

Неизвестно, сколько бы еще Мохов издевался над беззащитными девушками, если бы весной 2004 года оперативникам Скопинского отдела не поступила информация о том, что некий мужчина за приличные деньги готов купить сильнодействующий яд. Этим человеком оказался рабочий местного агрегатного завода Виктор Мохов. А вскоре в дежурную часть ОВД пришла студентка Скопинского медучилища. Она передала милиционерам необычную записку, в которой детским почерком было написано: "Мы заложницы, освободите нас". Позже выяснилось, что одной из пленниц чудом удалось вложить эту записку в магнитофон. А затем на послание наткнулась девушка, которая снимала комнату в доме, где жили мать-пенсионерка и ее 50-летний сын, тот самый Виктор Мохов. Так оперативники и вышли на скописнкого маньяка.

Старенький магнитофон "Весна", журналисты нашли его во дворе. На удивление он хорошо сохранился. Не исключено, что именно этот проигрыватель стоял в комнате квартирантки Моховых, студентки медучилища, которая передала правоохранителям записку. Катя вложила ее в подкассетник.

Кадры оперативной съемки 2004 года, момент освобождения пленниц.

– Сколько вы здесь находитесь? – спрашивает девушек оперативник.

– С 30 сентября 2000 года, – отвечает Лена.

– Четыре года, да? – уточняет оперативный сотрудник.

– Вот вы представляете, здесь на стенах вода, – показывает Лена.

– И никак убежать нельзя было, – добавляет Катя. – И мы сюда попали вообще очень…

– Здесь жара, как вы здесь?.. – ужасается оперативник. – А зимой?

Их доставали из подвала очень аккуратно. Лена вновь была беременна, на последнем месяце. Пленницы, похоже, уже настолько свыклись со своей участью, что не сразу поверили в спасение. Следователь Дмитрий Плоткин – один из тех, кто 17 лет назад занимался делом маньяка. Сейчас он показывает еще одну записку, не вошедшую в материалы дела. Автор жуткого послания – Виктор Мохов.

Это почерк насильника во всех смыслах. Власть над чужими жизнями и страх жертв питали самолюбие педофила. А это рисунки из подземелья. Их сделала Катя Мартынова. Есть как довольно взрослые работы для 14-летней школьницы, так и, напротив, беззаботные, напоминающие о детстве, которое маньяк украл у своих рабынь. Лена Самохина в темном подземелье изучала английский язык по учебнику. Была и другая литература. Дядя Витя, как он просил себя называть, приносил в бункер "Камасутру".

"Мы говорили: "Когда вы нас отпустите? Отпустите нас!" Он говорил: "На днях, на днях, я отпущу вас на днях". Но у нас не было с ним диалога никакого. То есть принес еду, изнасиловал и ушел, все", – рассказывает Катя.

17 лет спустя у Екатерины Мартыновой новая жизнь, двое детей. Она сумела перешагнуть через страшное прошлое и жить настоящим. К печати готова ее автобиографическая книга о жутких днях в плену у скопинского маньяка. Казалось бы, все позади. Но теперь Екатерине, по сути, снова придется жить с мыслью, что насильник может быть рядом. Однажды она получила жуткое письмо из колонии от Мохова. Он, похоже, долго упивался чудовищными воспоминаниями.

"Я не думала, что он освободится. Не могла представить, что он опять будет свободным. Я не хочу с ним встречаться, не хочу видеть его лицо, смотреть ему в глаза, говорить ему что-то. Для меня этого человека нет. Я вообще считаю, что это не человек, это какое-то существо. Прощения просят и принимают прощения люди. А это изверг", – убеждена Катя.

Теперь этот изверг – на свободе. Опасный и жестокий человек. За те 17 лет, что маньяк отсутствовал в Скопине, город, конечно, изменился. Но изменился ли сам Мохов? Большой вопрос. Ведь едва оказавшись на воле, он сразу нарушил правила. Наплевал на предписание прибыть по месту регистрации и рванул в Москву. По слухам, для участия в телешоу на одном из телеканалов. В установленный срок не успел явиться домой. Приехал из столицы поздней ночью и попытался заселиться в гостиницу, но скопинского маньяка там сразу узнали и объяснили, что свободных номеров для него нет.

Невольно самым близким человеком для Мохова стал вот этот мужчина – сосед Михаил. Он занимает вторую половину дома, где когда-то маньяк жил со своей матерью.

На Мохова в местном ОМВД уже составили административный протокол за опоздание и поставили на учет. В течении шести лет освободившемуся маньяку будет запрещено посещать массовые мероприятия, гулять по ночам и без разрешения выезжать за пределы Скопинского района. Надзор за ним требуется очень жесткий. Ведь, по словам экспертов, в 98 процентах случаев у маньяков и педофилов происходит рецидив.

Но маньяк Мохов уже объявил о планах отправиться на юг: отдохнуть и порыбачить. Что движет этим стариком, чью ухмылку скрывает медицинская маска, понять невозможно. Наверное, речь об инстинктах, животных. В городе побаиваются маньяка, вышедшего на свободу, и не хотят ничего о нем слышать. Как когда-то не было слышно мольбы двух девушек, попавших в лапы зверя. Теперь Мохов сам словно пленник в глубоком и мрачном подземелье своего прошлого.