Тема:

Коронавирус 1 час назад

Год борьбы с COVID-19: проверка боем

Планета готовится встретить трудную дату. 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию коронавируса, что унесла жизни более двух с половиной миллионов человек по всему миру.

Россия с ковидом справляется более чем достойно. Развернутые госпитали уже начали сворачивать, новые отечественные лекарства в достатке, вакцинирование идет, ограничительных мер остается все меньше. Российская вакцина "Спутник V" зарегистрирована в 46 странах мира, а наша экономика показала меньший спад, нежели Европа и Америка.

Он часто ошибается. У коронавируса – изменчивая натура. И, расшифровав тысячи геномов, уже можно собрать государственную библиотеку. Но в каждом издании одной и той же повести – опечатки. На языке науки это означает разные мутации.

"Мы не обнаружили пока ничего сверхопасного. Эти мутации пока не дают преимущества вирусу для какого-то быстрого распространения, они не делают его более заразным", – утверждает Камиль Хафизов, руководитель научной группы разработки новых методов диагностики заболеваний человека ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

Закрепившиеся мутации, способные изменить свойства вируса, становятся новым штаммом. Так в мире появились британский, южноафриканский, бразильский, японский, теперь и нигерийский штаммы. Вирус пытается пробить защиту от вакцин.

"Некоторые генетические линии снижают эффективные защиты на 70% или даже 80%, но все равно часть защиты остается, и эта важная часть может способствовать тому, что человек все-таки перенесет, даже если заболеет, в легкой форме инфекцию", – отметил Владимир Гущин, руководитель референсного центра по коронавирусной инфекции Центра Гамалеи.

Еще в декабре в России поймали "британца". И тут же исследовали в лаборатории научного центра "Вектор": лондонский штамм не настолько силен, чтобы уйти от вакцины. Для тех, кто привился или уже переболел, он не опасен.

"Британский вариант штамма SARS-CoV-2 также нейтрализуется антителами, которые получены от иммунизации либо от людей, которые переболели", – подтвердил Олег Пьянков, заведующий отделом "Коллекция микроорганизмов" ГНЦ ВБ "Вектор".

Так и не открыла свои границы Англия. Закрывается Италия. За третьей волной, о которой говорят в Европе, Россия наблюдает со стороны – год ковида позади. На кардиограмме заболеваемости – очевидный спад. Но к ритму новых штаммов прислушиваются.

"У нас выбора нет, мы, конечно же, готовы к любым штаммам. Точно такая же история была в начале, мы были готовы. Точно такая же история будет сейчас", – сказал Валерий Вечорко, главный врач ГКБ 15 им. О. М. Филатова.

Его первое интервью в деловом костюме. Обычно Валерий Вечорко записывался в "хирургичке", чтобы сразу переодеться в тайвик – защитный комбинезон – и войти в "красную" зону. Но больница вышла из ковида. "Красным" остался только роддом.

"За это время мы пролечили больше 50 тысяч пациентов. В нашем роддоме родились 827 детишек. Конечно же, хотелось бы не только мне, чтобы история с ковидом как-то уходила уже в прошлое. Но, на мой взгляд, об этом надо говорить с очень большой осторожностью", – считает Вечорко.

Больше, чем Филатовская, ковидных пациентов не пролечила никакая другая больница Москвы. 1700 человек – на пике. Из операционных убирали столы, ставили кровати. Здесь была реанимация, где каждый третий пациент – на ИВЛ.

"Мы не знали, как лечить, потому что и тот опыт, который был у зарубежных коллег, и тот опыт, который был в тех клиниках, которые открылись несколько раньше нас, говорил о том, что эффективных методов лечения этой инфекции нет. Реально помочь больным мы не всегда можем", – отметил Сергей Горюнов, заведующий хирургическим отделением ГКБ 15 им. О. М. Филатова.

"В этом вся медицина, что все мы ходим под небом, под Всевышним. И не врач, не пациент не могут предугадать, что с ними будет дальше и как повернется жизнь", – сказал Константин Ржебаев, заведующий первым хирургическим отделением ГКБ 15.

В октябре, когда мы записывали эти интервью, хирурги признавались: им не хватает прошлой, доковидной, жизни. И когда все закончится, было совсем не понятно. Закончилось на 340-й день от начала работы ковидного госпиталя.

"Проверка боем была. Ну, как вам сказать, жалко, что закончилась война? Конечно, нормальный человек скажет, что не жалко. Лучше бы ее не было. Сработали, уже не нам судить, хорошо или плохо, но я считаю, что сработали. По крайней мере, не захлебнулись, не задохнулись", – подчеркнул Константин Ржебаев.

Он снова в операционной, у хирургического стола, где счет идет на минуты. Врачи Филатовской больницы начинают принимать пациентов, чистых от инфекции.

Здесь и в ковид продолжали оперировать. В душных комбинезонах, респираторах и очках часами стояли у хирургического стола. За ковидный год в 15-й горбольнице сделали около 10 тысяч операций. Сегодня все возвращается к прежней жизни: 24 часа в сутки, операции экстренные, плановые. Но условия уже другие: врачи – снова в стерильных халатах.

Оживает кардиология. Почти год здесь принимали больных ковидом. Теперь докторам – они только неделю назад сняли тайвики – еще долго разбираться с последствиями. Вирусная инфекция дает осложнение на сердце.

В приемном покое все так же беспокойно. Пациентов принимают только с отрицательным тестом на ковид. Всегда наготове биобоксы, в которых перевозят инфицированных больных. Если у больного подтвердится коронавирус, его отправят в один из ковидных стационаров Москвы. Больница в Коммунарке, что первая начала принимать пациентов с новой инфекцией, продолжает работать в режиме инфекционного госпиталя.

"Я бы хотел думать, что мы понимаем, как лечить ковид. Ясно, что не каждому пациенту поможешь. Надо сделать так, чтобы ему хоть капельку дышалось лучше. Обеспечить ему дыхание – это основная проблем, которая есть у ковидных пациентов. У нас поступают тяжелые и крайне тяжелые. Категория пациентов, с которыми важна каждая минута и даже секунда", – сказал Дмитрий Костин, заведующий ОРИТ 1 ГКБ 40.

Стать многопрофильным центром, как задумывалось, эта больница не успела. Первого марта 2020 года сюда привезли первых пациентов с подозрением на ковид. Госпиталь работал как обсерватор для тех, кто прилетел из-за границы. Италия тогда уже болела.

"Так как мы на несколько месяцев зашли в эту историю позже, чем наши коллеги, мы уже учились на их ошибках. Видя публикации о том, что перевод на инвазивную искусственную вентиляцию легких ассоциирован с ростом летальности, мы этот перевод немножечко отсрочили. И мы изменили подходы. Основным подходом стало использование неинвазивных методик подачи кислорода", – отметил Денис Проценко, главный врач ГБУЗ "Городская клиническая больница №40.

А уже через три недели после запуска Коммунарки в больницу приехал президент. Его поездка не была запланирована. Все решилось внезапно. Он не ограничится встречей в вестибюле – пойдет в "красную "зону, переодевшись в желтый костюм. Прессу туда не пустят, министров тоже. Путин и Проценко вдвоем обойдут инфекционный корпус, где лежали тяжелые больные. Нужно было искать новые методы лечения, чтобы спасать пациентов. В тяжелых условиях, с большими рисками они писали историю новой болезни COVID-19.

"Очень много воспоминаний о наших бесконечных научных и клинических поисках, поскольку мы практически не ходили домой. С одной стороны, напряженно очень, с другой, – мы жили все в административном корпусе, у нас там не очень было с удобствами, они есть мало где, я имею в виду душ и возможность каким-то образом привести себя в порядок после бессонной ночи. Поэтому у нас была такая общага, в которой параллельно происходили очень многие процессы", – вспоминает Марьяна Лысенко главный врач городской клинической больницы № 52 Москвы.

Для 52-й больницы ковидная история началась в аэропорту Шереметьево. Доктора встречали пассажиров международных рейсов. Было понятно: с новой инфекцией им придется работать долго.

"Для меня страшно как для специалиста и как для врача не смочь оказать помощь всем, кто в ней нуждается, оказаться перед выбором, кому хватит кислорода, кому – нет, кому хватит аппарата ИВЛ, кому – нет, и должна принять решение, кому я помогаю, кому – нет. Для меня такого чудовищного решения никогда не наступало, слава Богу. Все оказалось очень сложно, но сумели из этих всех ситуаций выйти", – радуется Лысенко.

Весной – курсы для врачей. Уже не только терапевты – хирурги становятся инфекционистами.

"Мне совершенно не хотелось работать терапевтом, казалось, что скучная специальность, где мало драйва. А оказалось, что нет. Там много и драйва, и опасности, и ответственность такая же запредельная", – признается Руслан Трушкин, заведующий урологическим отделением ГКБ 52.

С заведующим урологическим отделением Русланом Трушкиным мы познакомились осенью. Начало второй волны. Заболеваемость растет с бешеной скоростью. Отделения заполнены. Больница больше не принимает.

В опустевшем отделении ему как-то не по себе. Палаты отмыли, продезинфицировали. Распоряжение главного врача: даже в чистой зоне носить защитные костюмы и респираторы – ковид не закончился.

"Палаты у нас теперь все двухместные и одноместные. До ковида у нас были четырех- и пятиместны. Во всех боксах теперь есть и душ, и туалет. В этом плане ковид пошел на пользу. Ковид закончился, а душ и туалеты остались", – говорит Трушкин.

Все, что было отложено из-за неотложной помощи ковидным пациентам, теперь будут возвращать. В отделении гинекологии только в первый день работы – тринадцать операций.

Каждому пациенту при поступлении делают томографию легких, чтобы не пропустить ковид. С подозрением на коронавирус отправляют в инфекционный корпус. Здесь оставили 250 ковидных коек. В 67-й больнице – около 2000.

"Ресурсы были полностью мобилизованы. В пиковые нагрузки, которые к нам поступали пациенты, у нас всегда оставались свободные койки. И врачу никогда не надо было думать о том, кого лечить в первую очередь, кого – во вторую. У нас всегда коечного фонда сохранялся", – подчеркнул Андрей Шкода, главный врач ГКБ 67 им. Ворохобова.

Сначала в жертву пандемии принесли перинатальный центр. Когда ситуация становилась все тяжелее, к ним присоединили спортивный дворец "Крылатское". Это уже не ледовая арена – ковидный госпиталь, где с осени идет борьба за жизнь.

Временный госпиталь превратили в современный цифровой. На каждого пациента заводят электронную карту и выдают браслет, где закодирована информация о назначениях врача. К постели больного медсестра подходит с планшетом. Это "госпиталь без бумаги" – искусственный интеллект облегчает работу врача.

"Пандемия показала, что мы все очень уязвимы, научила тому, что нельзя быть беспечными, нужно относиться ответственно к своему здоровью. Пациенты должны тоже изменить себя, то есть они должны быть в определенной степени всегда насторожены к меняющемуся миру, миру вирусов, миру инфекций, которые нас окружают каждый день, поэтому вот эта определенная беспечность должна уйти. Эта пандемия дала возможность развития очень многих именно медицинских технологий", – отметил Андрей Шкода.

Вместе с информатиками МГУ врачи 67-й больницы разработали программный калькулятор – нейросеть помогает просчитать развитие болезни. С точностью до 90% программа без компьютерной томографии может определить, насколько поражены легкие у пациента.

Виктор Горлов, президент Детской футбольной Лиги, специально заедет в 15-ю больницу сказать "спасибо" лечащему врачу. Его встреча с ковидом была нелегкой. Думал, не встанет. Но его поставили на ноги.

Белый халат врача за время пандемии был поднят из вороха бумаг. И уважение к профессии снова вернулось.

"Впервые за много лет получился симбиоз пациента и врача. Не было никаких взаимных претензий. В конце ковида нас начали воспринимать не как услугу, а как спасение", – говорит Руслан Трушкин.

Кривая заражений каждый день идет на спад. Госпитализированных становится меньше, а это – верный признак, что перелом уже произошел.

"Я не могу сказать, что ковида завтра не будет. Потому что если мы возьмем ту же самую Европу, то он не отступил. Если мы сейчас возьмем, допустим, нашу страну, то тут очевидно, что эпидемиологическая ситуация улучшилась", – подчеркнул Валерий Вечорко.

"Мне кажется, ковид для нас не закончится. Я думаю, что мы будем заниматься пациентами, перенесшими это заболевание", – считает Марьяна Лысенко.

"Ковид постепенно снижает свою активность. Но он никуда пока не исчез. И я, несмотря на то что много переболело людей и формируется коллективный иммунитет, проходит вакцинация, призываю носить маски", – заявил Андрей Шкода.

Посматривая в сторону Европы, они не спешат с выводами. И ставить точку в истории с ковидом рано. Есть время отдышаться.