Староверы могут стать героями фильма Евгения Миронова

Известный артист, руководитель театра наций Евгений Миронов задумал масштабный фильм о выдающемся исследователе Дальнего Востока Владимире Арсеньеве. В Приморье съемочная группа добралась до отдаленного поселка, названного в честь проводника Арсеньева – Дерсу Узала. А там кинематографистов ждала особая встреча – со старообрядцами, которые редко допускают к себе посторонних.

У костра в глухой приморской тайге народный артист Евгений Миронов собирает материал для будущего фильма. Он станет продюсером картины о знаменитом ученом и географе Владимире Арсеньеве, который со своим проводником Дерсу Узала исследовал Приморский край.

Как не заехать в село, которое носит имя следопыта.

Стометровый подвесной мост – единственная ниточка, которая связывает глухое таежное село с Большой землей. Дороги в Дерсу нет. Реку можно переплыть на лодке, но потом еще 12 километров – либо пешком, либо на перекладных.

В Дерсу сейчас обосновались староверы. Мирских гостей здесь не жалуют, но актёру охотно рассказали о жизни общины.

О приморских старообрядцах тоже впору снимать фильм: 10 лет как они приехали в Приморье из стран Южной Америки. В 30-е годы прошлого века из-за гонений староверы бежали на другой континент. В современной России им помогли вернуться на родину.

Мужчины с окладистыми бородами в косоворотках, женщины с покрытой головой и в сарафанах до пят. Дальний Восток они выбрали из-за большого количества свободной земли. Староверы – хлеборобы по призванию, только этим они могут зарабатывать на жизнь.

Пока отцы в полях, дети веселятся: раскачиваются на самодельных качелях. Смастерили сами.

Строгий Каллист – самый младший в семье. У него пятеро братьев и сестер. Меньше у староверов не бывает. Дедушками и бабушками они становятся в возрасте едва за 40.

"Каждый у нас ребенок вообще из разной страны родился. – А из каких, можешь перечислить? – Я – из Аргентины, Порфирий – из Уругвая, а Каллист – из Боливии, по-моему, так", – рассказывает девочка.

Лене скоро 14, и она до сих пор ходит в школу. Редкость для детей в семьях староверов, которые как правило, получают только начальное образование.

Женщине положено вести хозяйство и растить детей, но у Лены, похоже, другие планы.

"Я не видела девушек, которые учились бы в институте. Но вообще это моя мечта!", – признается Елена Мурачева.

"Замуж выйдет и забудет про университет!", – говорит Ефим Мурачев, отец Елены.

Ослушаться главу семьи нельзя. Ефим Мурачев строго воспитывает детей. В семье говорят только по-русски, но с мужчинами за работой Ефим то и дело переходит на испанский: привычка.

Ефим чинит трактор – сейчас самый разгар посевной, и техника должна быть на ходу. Староверы засеивают свои гектары соей – эта культура приносит больше прибыли.

С землей помогают власти региона. Сейчас в Приморье ждут очередную партию переселенцев. Вернуться в Россию из Уругвая захотели 10 семей.

"Сейчас мы получили данные по паспортам. Будем готовить денежные средства на билеты с последующей компенсацией. Сейчас мы подбираем земли, которые могли бы быть использованы", – пояснил Олег Кожемяко, губернатор Приморского края.

Несмотря на строгий уклад жизни, староверы не чураются достижений цивилизации. О том, что в Приморье им помогают, рассказывают родственникам из Южной Америки по видеосвязи и в мессенджерах.

Сегодня есть новости: старообрядцам разрешили охотиться неподалёку от Дерсу и выделили лес на строительство новых домов.

"Кто-то только женился, или семья очень бедная получается", – рассказывает Ефим Мурачев.

Они вряд ли задумываются о том, насколько кинематографична их жизнь, настолько не похожая на привычную действительность.

Староверы не любят сниматься. Но героями нового фильма Евгения Миронова вполне могут стать, чтобы отдать дань предкам: период исследований Арсеньева как раз пришелся на золотой век старообрядчества в России. В эпоху Николая II государство было благожелательно к староверам.