Питерский хаос: смертельно опасный вояж

Хаос в акватории. Каналы и реки Северной столицы наводнили бесправные лихачи. Лодки, катера, аквабайки и безумные скорости. Гости и жители Петербурга запросто берут транспорт в поминутную аренду и носятся по воде, едва не попадая под большие корабли. Сколько стоит стать капитаном на час, и чем может обернуться смертельно опасный вояж?

Не посвященному в судовождение человеку может показаться, что в Санкт-Петербурге на реках и каналах каждый сам за себя – кто куда хочет, тот туда и рулит. Но на самом деле это не так. На воде, как и на земле, конечно, есть правила движения, и они даже сложнее. Вот, например, такой катер обязательно должен уступить дорогу пассажирскому судну.

Город над вольной Невой, а патруль на ней. Вместе с сотрудниками транспортной полиции корреспондент программы "Вести. Дежурная часть" патрулирует водную артерию Санкт-Петербурга.

В жаркие летние дни водная гладь словно гоночная трасса. Есть и свои байкеры, с приставкой "аква".

Водным мотоциклам движение разрешено не везде. Но любителей погонять с ветерком это не всегда останавливает. Вот пара верхом на гидроцикле, обогнув Заячий остров, пролетела под Кронверкским мостом. Это нарушение.

Без прав управлять гидроциклом, как и наземным транспортом, запрещено. У молодого человека удостоверение было, но при себе не оказалось доверенности. Плавсредство взято в аренду. Сотрудники транспортной полиции берут объяснение, фиксируют нарушения. Документ затем передается в Государственную инспекцию по маломерным судам. А там уже давно бьют тревогу – за штурвал все чаще садятся люди без навыков вождения и без документов.

"Это ограждение границ судового хода на реке. Вот тот красный кораблик, который получили без капитана, он уже нарушает. Он находится на судовом ходу. Он должен за теми буями идти", – рассказывает и показывает начальник центра ГИМС Санкт-Петербурга ГУ МЧС России по городу Александр Радько.

Кораблик без капитана – это популярное развлечение в Санкт-Петербурге. Неву заполонили моторные лодки и гидроциклы, взятые напрокат.

Чинный Исаакиевский собор, величественный Эрмитаж, Медный всадник глазами Петра I прямо с Невы. Это типичный текст рекламы аренды катеров. Звучит красиво, выглядит еще лучше. Но на самом деле журналист находится в центре речного "перекрестка". Здесь слева, справа моторные лодки, теплоходы с туристами идут по диагонали. Тут не на пейзажи любоваться надо, а за дорогой следить.

На спасательном катере патруль швартуется у причала одной из фирм, которая за деньги отправляет всех желающих в свободное плавание.

– У вас удостоверение на право управления есть?

– Там до скольки-то то литров не нужно.

– До каких литров? А вы хоть знаете, как по Неве ходить?

– Знаем.

Дело не в литрах. Управлять таким небольшим катером действительно можно без прав. Если он весит меньше 200 килограммов, с мощностью мотора до 10 лошадиных сил.

"Это лодки без капитана. Они их облегчили: сняли диваны, сняли лишнее оборудование. Эти две девчонки сейчас возьмут катер на реку Неву, на судовой ход. Где ходят "Метеоры", большие корабли, течение", – предостерегает Александр Радько.

Инспектор сетует: прокатчиков мало интересует, что суденышко с мотором и с неопытными водителями на борту легко можно размазать о борт огромного прогулочного теплохода. А сами новички лезут в воду, не зная броду.

"Самое распространенное нарушение – это неправильный выход из Зимней канавки. Что такое Зимняя канавка? Это канал. Обычно водители выходят из нее и пересекают реку Нева прямо в сторону реки Малая Нева. Это неправильно", – разъясняет сотрудник отдельного взвода ППС Санкт-Петербургского линейного отдела МВД России на водном транспорте Дмитрий Пономаренко.

Знаки над мостами словно для красоты повесили. Новоявленные капитаны их просто не замечают.

"Большая часть маломерных средств пытается вылезти на середину судового хода и с гордостью идти поперек движения. У нас гидроцикл, например, совершил со скоростным "Метеором" столкновение в акватории Финского залива", – рассказывает заместитель начальника Санкт-Петербургского линейного отдела МВД России на водном транспорте Роман Соловьев.

Санкт-Петербургское ноу-хау: за порядком на воде транспортной полиции и спасателям помогает следить отряд гидроциклистов: 13 внештатных сотрудников ГИМС, профессионалы с многолетним опытом.

"Все равно новичка видно. Он аккуратно едет и пытается понять, как техника себя ведет, как он привыкает к технике. Есть всякие недоброжелатели, которые обливают людей. Поступают жалобы такие", – отмечает внештатный сотрудник ГИМС Санкт-Петербурга ГУ МЧС России по городу Денис Данов.

Денис берет журналистов на борт. Идем в устье Малой Невы и Малой Невки.

Здесь тоже есть на что посмотреть: это и вантовый мост через Петровский фарватер, и футбольная арена "Зенита". Можно дойти и до самого высокого небоскреба в Европе – Лахта центр. Маршрут пользуется спросом.

Гидроцикл может разогнаться до 100 километров в час буквально за 3,5 секунды. Это очень мощный вид транспорта. Поэтому, конечно, новичку сложно совладать с таким железным конем. К тому же здесь видны круизные лайнеры, моторные лодки, яхты. А вот там Финский залив, и туда тоже выходят на гидроциклах.

Правда, этот водитель до залива не доплыл. Возможно, и к лучшему. Хотя едва не пострадал. Полицейским пришлось вылавливать мужчину из воды, когда взятый им в аренду скутер заглох под мостом. В ближайшей к месту аварии прокатной фирме корреспондент попытался узнать, не их ли это транспорт. Но ни офиса, ни продавцов водных покатушек не нашел Лишь встретили некоего Павла.

– Вы нам ничего не скажете, не расскажете?

– Нет.

– Почему, не хотите?

– Не хочу. Я занимаюсь спортом это мои гидроциклы.

Вот молодой человек занимается спортом, это якобы его гидроциклы и никакого отношения к прокату плавсредств он якобы не имеет.

Павел явно что-то не договаривает. И не только журналистам. Например, он усадил за руль водного мотоцикла человека без прав и тоже отправил в круиз по Финскому заливу.

– К Павлу, к товарищу приехал, думал, покатаюсь чуть-чуть.

– А Павел, товарищ не объяснил, что за это предусмотрен штраф, что можно поставить на штрафстоянку?

– А я, если честно, не знал, что нужны документы, чтобы управлять таким судном.

От такого сомнительного знакомства с Павлом одни убытки. Неосведомленный нарушитель заплатит дважды: к стоимости аренды гидроскутера добавится серьезный штраф.

– То есть он 5 тысяч заплатил, 10 тысяч заплатил. Хозяин пришел, это у него зарегистрированный гидроцикл, забрал его, и он никакого убытка не несет, – говорит начальник центра ГИМС Санкт-Петербурга ГУ МЧС России по городу Александр Радько.

– Я правильно понимаю, что при таких нарушениях люди говорят, что взяли у друга покататься?

– Да. Так и говорят?

– А почему, зачем? Какой смысл?

– Солидарность. Не хотят подводить людей, у кого они брали.

– Но это сам прокатчик, получается, подводит их.

– Получается, да.

Раскошелиться придется и этим мужчинам. Впервые за рулем катера – и сразу нарушение: заплыли "под кирпич".

– Так, подождите, мы где вот сейчас? Мы же здесь, правильно? Мы ничего не нарушили.

– Нет, вы как раз нарушили. Вот у нас зона плавания указана.

В этой зоне по вечерам занимаются гребцы. Кроме шлюпок и байдарок, другим плавсредствам здесь делать нечего. Но об этом туристов просто забыли предупредить.

"Инструктаж был, но в инструктаже я замотался и просто не назвал им этот промежуток. Поэтому они там и оказались. Мы объясняем, какие пролеты мостов проходить, какие знаки, все правила эти. После – инструктаж по карте. Где и когда, за исключением того случая", – оправдывается инструктор Эйнар.

В качестве журналистского эксперимента под видом туристов-видеоблогеров корреспондент пробует арендовать плавсредство. Его привлекли два катера на реке Ждановка. Рядом, под кронами деревьев от палящего солнца на складном походном стуле прятался молодой человек. В тени кустов остывали канистры с бензином.

Он предлагает подписать "договорчик". Сходу подсовывает какую-то бумагу. Без печати. И в единственном экземпляре. Никакой информации об арендодателе: нет реквизитов, адреса. А вот паспортные данные корреспондента просят вписать, хотя и не проверяют их. Наверное, все это фикция, для галочки. Или чтобы с клиента в случае аварии можно было взыскать штраф. За переворот берут аж 200 тысяч рублей. Журналист согласен – оставляет залог, расплачивается. Получить чек даже не надеется – о кассовом аппарате тут не слышали.

Юный инструктор сбивчиво объясняет правила поведения на воде. Тычет в карту – больше внимания почему-то на маршрут. Корреспондент сам интересуется судоходством.

– А там буйки какие-то, не буйки, знаки? Ничего нет?

– К буйкам близко не подходите, там могут быть цепи, канаты или что еще, намотаете на винт, и все закончится плачевно.

– А что, были такие случаи?

– Бывало всякое.

На этой ноте инструктаж закончен. Дело за малым – научиться управлять лодкой.

Штурвал. Покрутили. Каретка управления скоростей с клавишей. В общем-то, все. Несколько движений вверх-вниз – и съемочная группа уже морские волки!

– Полный газ. На полном газу вы считаете до пяти секунд и поднимаете каретку на пять сантиметров. Чтобы не перегревать двигатель. Вы ж на полных оборотах на машине не ездите.

– Я вообще на машине не езжу.

Этот факт из биографии остается незамеченным. В свободное плавание. Оно длилось недолго, корреспондент, конечно, не собирался выходить на большую воду. К тому же спидометр не работает. Да и рядом со штурвалом висит проводка, которую может залить волной. Сомнительное удовольствие.

Только что мимо прошел катер, поднял волну, качает. Хотя это даже не Нева, не центр Санкт-Петербурга – здесь движение не столь интенсивное. Кстати, что касается Невы, инструктаж был настолько коротким, что журналист даже не запомнил, где находится, куда можно плыть, куда нельзя.

По словам капитана-координатора фестиваля "Алые паруса" Сергея Тимошкова, прежде чем сесть за штурвал простейшего маломерного судна человек должен потратить на обучение минимум день.

"Есть прекрасный пример. Давайте мы возьмем человека, который всю жизнь прожил в деревне с одной улицей, и выпустим его как пешехода на улицы мегаполиса: Москвы, Петербурга. Заставим его перейти дорогу четырехполосную. Если он правил не знает, будет это безопасно для него и для всех? Вот именно это мы имеем и сейчас", – поясняет на примере Сергей Тимошков.

Эксперты уже сравнивают такой водный сервис с печально известным шерингом самокатов. Там – встал, поехал, здесь – сел, поплыл. Нередко даже в нетрезвом виде. Ведь с такого судоводителя взятки гладки. На этих кадрах последствия ЧП в Дудергофском канале. Там в ограждение моста влетел катер, едва не сбив серферов. Рулевой был пьян.

Травмы получили девять человек, находившихся на борту, включая детей. Один из пассажиров позже скончался в больнице.

"Мы сейчас вышли с инициативой и на губернатора, и на прокуратуру, нами была доведена информация, что данная территория города Санкт Петербурга – Нева, она не предназначена именно для эксплуатации судов без капитана. Будем добиваться этой темы, чтоб судовой ход был свободен", – информирует главный государственный инспектор по маломерным судам Санкт-Петербурга ГУ МЧС России по региону Виктор Колесов.

Получается, бороздить водные просторы без капитана на борту не всегда безопасно. Но законом не запрещено. И пока у сотрудников ГИМС и транспортных полицейских частично связаны руки в борьбе за порядок на реках и каналах, предприимчивые владельцы лодок дают клиентам команду отдать швартовые. И вряд ли задумываются: вернется ли неопытный капитан из очередного рейса.