Тема:

Убийство девочки в Саратове 1 неделю назад

Смертная казнь – это слишком просто: мама убитой школьницы – о наказании убийцы

Два года прошло со дня трагической гибели девятилетней Лизы Киселевой в Саратове. Девочка пропала по дороге в школу, ее искали не только правоохранители, но и тысячи волонтеров. Как оказалось, Лиза стала жертвой маньяка. Родители школьницы в программе "Разное время" на "Радио России" признались, что за два года их боль не притупилась и не утихла.

"Каждый день, каждый час она в моих мыслях, – призналась мама Лизы Елена. – В мыслях она с нами всегда".

По словам женщины, события двухлетней давности до сих пор живы в ее памяти, как будто это было несколько дней назад.

Елена рассказала, что ее дочь никогда никуда не ходила одна: гуляла с мамой и братом или с подругами. То, что в тот день девочку никто не сопровождал, оказалось трагической случайностью. Женщина отметила, что не раз предупреждала дочку, чтобы та не ходила мимо гаражей, где на нее в итоге и напали.

"У нас есть безопасный путь в школу. Была какая-то норма поведения: где ходить, с кем разговаривать, – говорит Елена. – Это какая-то трагическая случайность. Я не понимаю, я не могу это объяснить".

Более того, Лиза носила смарт-часы, благодаря которым родители могли отследить ее местоположение. В тот трагический день девочка их не надела. Когда родители узнали, что Лизы не было в школе, они сразу поняли, что что-то случилось.

Ранее сообщалось, что девочка, проходя мимо заброшенного гаража, заговорила с убийцей. Тот схватил ее, зажал ей рот и задушил, а тело спрятал в подвале. Мать уверена, что ребенок не разговаривал с преступником: "У Лизы была особенность: она ни с кем даже не здоровалась, даже с соседями. Я ее за это ругала. Поверить, что она что-то первая ему сказала, это просто абсурд".

Напавшего на девочку рецидивиста Михаила Туватина суд признал виновным в убийстве и приговорил к пожизненному тюремному заключению. Елена считает, что это адекватное наказание для преступника.

"Я против смертной казни, потому что считаю, что это слишком легкая форма наказания. Это слишком просто для такого преступника, – сказала она. – Он должен каждый день, просыпаясь и засыпая, понимать, почему он оказался в тюрьме на особом режиме".

По словам Елены, она не может назвать Туватина человеком. Такое же мнение выразила и омбудсмен Татьяна Москалькова, отвечая на вопрос, готова ли она защищать Туватина, если он обратится за помощью.

"Я уполномоченный по правам человека, а не по правам мутантов", – сказала тогда Москалькова.

Саратовские адвокаты тогда отказались защищать Туватина, а горожане чуть не устроили над ним самосуд. Отец преступника потребовал для сына смертной казни.