Российско-японские переговоры: шаг к миру

Александр Щербак/ТАСС

Новый виток переговоров и очередная попытка приблизиться к подписанию мирного договора. Министры иностранных дел России и Японии сели за стол переговоров.

Внимание ко встрече со стороны СМИ максимальное, а у обоих сторон есть чётко выраженное желание проводить её в тишине и кулуарно.

Почему то именно сегодня есть ощущение, что результат будет достигнут, хотя как раз сейчас есть предпосылки как для скорого сближения позиций, так и для пробуксовки.

С одной стороны, вопрос настолько разогрет, особенно в японском обществе, что над делегацией из Токио висит дамоклов меч. Успех на переговорах навсегда впишет имена участников в историю, неудача — может положить конец карьере очередного японского политика, взявшегося за решение полувековой проблемы. С другой стороны, именно повышенное внимание поднимает ставки и повышает риск не оправдать многообразие взглядов и надежд на то, каким должен быть итог.

Нынешний премьер Японии Синдзо Абэ уже сжёг мосты совершив практически самурайский поступок, поклявшись на могиле отца, что разрубит гордиев узел проблемы.

В России восприняли это как готовность Абэ выйти на подписание мирного договора. В Японии — посчитали это обещанием решить территориальный спор в свою пользу.

Кстати, именно как “территориальный спор” проблему рассматривают исключительно в Токио. Для Москвы незыблемость суверенитета над южными островами Курильской гряды не является даже предметом обсуждения.

На пресс-конференции после встречи с Таро Коно Сергей Лавров заявил, что в самом начале переговоров российской стороной было ясно обозначено и признано японской делегацией, что принадлежность островов России не ставится под сомнение.

Москва находится в более выгодном положении. Поддержанные Токио антироссийские санкции, вводимые Вашингтоном не возымели результата и, стало быть, их отмена или смягчение не могут быть использованы японской стороной в качестве аргумента на переговорах.

К тому же Россия не раз выражала позицию, согласно которой активизация экономических отношений, визовые вопросы и культурный обмен выводятся за рамки обсуждаемой проблемы и вполне могут и должны рассматриваться самостоятельно.

Таким образом, убирая нагромождение условностей, российская сторона пытается свести весь переговорный процесс о мирном договоре к единственному пункту — принятию японскими партнёрами необходимости признать действенность международных правовых актов, таких, как декларация 1956 года, уставные документы ООН и ряд других актов, чётко определяющих геополитические итоги Второй Мировой войны.

Дополнительным фактором неопределённости по прежнему являются взаимоотношения Японии и США и, в частности, складывающееся впечатление, что не только в военной сфере, но и во внешнеполитических вопросах Токио не может выступать самостоятельной стороной переговоров.

Очевидно, что японская делегация не может этого признать, однако, то и дело появляющиеся заявления высокопоставленных чиновников в правительстве Японии, чётко дают понять, что в Токио вынуждены считаться с интересами Вашингтона.

И всё же, есть надежда, что именно нынешний раунд переговоров принесёт реальные плоды. Одним из признаков того, что сегодняшняя встреча пошла по взаимоприемлемому сценарию можно считать тот факт, что спустя всего несколько часов после её окончания Кремль официально подтвердил дату визита в Москву премьер-министра Японии Синдзо Абэ. 22 января лидеры двух стран проведут переговоры в Москве.

Сегодня