Эксперты: амнистия капитала должна быть простой и понятной

Что такое экономическая свобода, о которой говорил президент в Послании Федеральному Собранию?

"Огромное количество проблем для бизнеса вызывает давление со стороны правоохранительных органов. Часто это давление вызвано на самом деле не объективными причинами, а какой-то недобросовестной конкуренцией с привлечением административного ресурса. Больше 80% всех дел не доходят до приговора. В итоге справедливость вроде бы восстанавливается, но только в каком виде? Президент об этом особо говорил. Почти все, кто попадают в эту ситуацию, оказываются потом без бизнеса. Да, на свободе, но уже без бизнеса, без созданных рабочих мест, без возможности делать свое дело. Часто после этого разочаровываются и вторую попытку не предпринимают", — отметил сопредседатель общероссийской общественной организации "Деловая Россия" Алексей Репик.

"Президент эмоционально, даже сурово говорил на эту тему. Потому что сегодня гиперактивность и правоохранительных, и проверочных органов очень опасна. Есть некие проблемы из-за того, что доходы падают. Есть проблемы с бюджетами. Они начинают набирать еще с бизнеса дополнительно деньги. У них задачи — собрать как можно больше. В результате очень многие бизнесы просто не выдерживают этого напряжения и уходят в тень или вообще уходят с рынка. Поэтому вопросы, которые были подняты по уголовным преследованиям и проверкам, - наиважнейшие в Послании", — уверен Борис Титов, уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей.

"Здесь есть определенная недоработка и бизнес-сообщества. Мы иногда расслабляемся, считая, что, если указания президента поступили, то все остальные уровни власти быстро сработают. Они сработают быстро, если будут ощущать давление не только со стороны президента, но и со стороны гражданского общества, бизнес-сообщества, парламента. Поэтому нас, безусловно, эта повестка дня  более чем устраивает, но за ее реализацию нужно бороться", — отметил Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей.

"Те, кто впервые совершил незначительное правонарушение, если можно их максимально либерально судить и не позволять нашей системе со всей ее мощью и опытом жерновами молоть того, кто  ошибся, мне кажется, это было бы очень правильно. Но правильно сказал президент: второй раз ошибся - это уже не ошибся. Это значит, что для тебя это уже образ жизни, образ ведения бизнеса", — сказал Алексей Репик.

По мнению  Александра Шохина, люди до конца не верят в то, что к ним не придут, что список тех, кто воспользовался амнистией, не будет одновременно черным списком. "По этой статье не привлекут за факт наличия счетов, активов за рубежом, информация о которых не раскрыта, а вот по другой статье вполне можно привлечь любую компанию, любого предпринимателя. И  побаиваются этого. Не хочется людям оказаться в каком-то черном списке, который может быть основанием для составления других черных списков. Это главное", — подчеркнул Шохин.

"Не надо забывать, что очень многие предприниматели уходили в офшоры, например, не потому что у них доходы противоправные, а просто основная причина —  страх, боязнь показать наличие тех или иных финансовых ресурсов" — уверен Репик.

"Мы считаем, что надо дать возможность задекларировать, если мы говорим об имуществе, которое  у них на счету,  но и о  том, которое было. Если  был какой-то завод в прошлом, то претензии могут быть по этому заводу. А по новому имуществу претензий может и не быть. Поэтому надо дать возможность задекларировать прошлое имущество. Такие  нюансы необходимы  как изменения в это законодательство. За полгода это вполне можно сделать", — считает Борис Титов.

Как отметил  Александр Шохин, важна простота амнистии. "Чем понятнее процедура того, как данные будут использоваться, вернее, не  использоваться, ведь многим не хочется, чтобы данные оказались в открытом доступе, у нас еще не сложилось такого режима доверия просто даже к технологиям хранения информации, обеспечения конфиденциальности, тем важнее гарантии", — сказал Шохин.

"Нужно увеличить количество активов. Например, мы говорим о том, что нужно амнистировать не только физические лица, но и юридические компании. Почему? Потому что многие владельцы имущества владели ими не как физические лица, а через владение компаниями, в которых они работали менеджерами, руководством", — пояснил Борис Титов.

"Думаю, что мы еще раз выйдем со своим пакетом предложений по определенным корректировкам этого процесса. Это очень такое благородное предложение государства. Просто пока не очень корректно и не очень понятно сформулированное. Те, кто это предложение не принял, могут еще раз подумали и все-таки это решение сделать", — считает Алексей Репик.