Дорого, богато: вместо "маленького Версаля" Кузнецов проведет годы в колонии

14 лет колонии общего режима — такой приговор Басманный суд столицы вынес сегодня, 16 декабря, бывшему министру финансов Московской области Алексею Кузнецову. Экс-чиновника обвиняли в мошенничестве, растрате и отмывании денег. Его дело расследовалось десять лет и почти все это время Кузнецов укрывался в Европе. Следствие обнаруживало новые и новые объекты его элитной недвижимости, шедевры живописи и прочие атрибуты роскоши, купленные на деньги, выведенные из бюджета Подмосковья. Только в январе 2019 года Франция выдала экс-министра.

Журналистам нельзя было задавать вопросы, а арестанту нельзя было отвечать... Но время ответить все же настало за те 14 миллиардов, что бывший министр финансов Подмосковья бесследно увел из бюджета. У адвоката обвиняемого Александра Линникова спросили, как подсудимый мог принять бюджет региона за свой кошелек: "Я не буду отвечать на этот вопрос, он некорректный и ничего подобного не происходило. Я бы на вашем месте воздержался от некорректных формулировок типа собственного кошелька и так далее".

В 2000-м Кузнецов стал министром. В 2008-м, это его последний год в должности, образовалась брешь в бюджете Московской области — 92 миллиарда. Кузнецов при этом был сказочно богат.


Возьмем в пример квартиру бывшего министра на Остоженке: семь комнат, триста квадратных метров, ванная в мраморе, на стенах — лепнина. Кузнецов с супругой Жанной Буллок предпочитали дворцовый стиль, а загородный дом называли "маленьким Версалем". Они пускали корни, пока могли запускать руки в подмосковный бюджет. Буллок за бюджетные деньги строила бизнес-центры, Кузнецов создал фирму-прачечную, которая скупала долги у предприятий ЖКХ, продавала их банкам. Платить по долгам приходилось Московской области.

"В итоге денежные средства не были пущены на погашение долгов перед ЖКХ, а похищены и легализованы на иностранные компании, которые принадлежали господину Кузнецову и госпоже Буллок", — рассказала адвокат правительства Московской области Екатерина Туфан.

Два отеля в курортном Куршевеле, квартира в Париже (600 квадратных метров), вилла в Сен-Тропе, недвижимость в США и в России. А еще Кузнецов любил тратить деньги на предметы старины и искусства. В его квартире на Остоженке была представлена большая коллекция живописи. Сейчас только гвоздики с подсветкой — картины передали в музей. Главный хранитель Музейно-выставочного комплекса "Новый Иерусалим" Наталья Сафонова рассказала, что у Кузнецова были несколько картин, приписанные художнику Константину Маковскому. Какая-то из них оказалась подлинником, какая-то копией. "Фальшивыми оказались и Маковский, и Левитан, и Бенуа", — отметила эксперт. Очевидно, Алексей Кузнецов плохо разбирался в искусстве — каждое третье полотно подделка. 

Всего семьсот экспонатов Кузнецов пытался вывезти из России через Финляндию, когда сам уже был в эмиграции. В числе этого копилка-сувенир 1903 года, подаренная бывшему министру финансов Московской области, — подарок не столько дорогой, сколько символический. Кузнецов любил копить по-крупному, когда на счетах были уже миллиарды, он решил уехать из России. В квартире на Остоженке встретил рождество 2008 года и улетел во Францию, как ему тогда казалось навсегда. Но навсегда исчезнуть у него не получилось — через десять лет его вернули в Россию и вместо квартиры на Остоженке привезли в Басманный районный суд.

Жена от Кузнецова ушла. Она живет в Штатах. В России Буллок приговорена заочно к одиннадцати годам лишения свободы, но Америка ее не выдает. Все, что было нажито, теперь уйдет с молотка. Риелторы уже прицениваются: квартира на Остоженке — 130 миллионов, на Рублевке — миллионов 20, обшарпанный дом — еще 70. А должен Кузнецов 14 миллиардов.

Поинтересовались у первого заместителя министра имущественных отношений правительства Московской области:

— А что, теперь Алексей Кузнецов останется бедным человеком? Когда выйдет, ему жить будет негде?

— Получается, что так.

Бывшего министра приговорили к 14 годам лишения свободы, то есть по году за каждый украденный миллиард. Но половину срока ему уже засчитали.