Тени и звезды, легенды и мифы: 240 лет Большому театру

240 лет исполняется одной из главных московских и российских достопримечательностей — Большому театру. По этому случаю Большой издаст объемный труд, посвященный собственной многолетней истории. Рукопись представили публике сегодня.

В юбилей в Большом, разумеется, премьера, но – премьера рукописи. Новая история: о том, как Николай Первый выстраивал идеальный репертуар, как Ленин чуть было не закрыл главный театр страны, как Сталин смотрел постановки из спецложи, скрытый от публики бронированным козырьком. Ведь это настоящее искусство — 240 лет быть на первых ролях, какие бы фуэте ни крутила судьба.

"Потрясающая история, с уникальными именами, — рассказывает директор Большого Владимир Урин. — Я когда в выходной хожу по театру, когда в основном, артистов нет и пусто, — ловлю себя на абсолютном ощущении того, что тени великих в этом театре есть!".

И ведь хрупкие звезды балета порой имели солидный политический вес — да что говорить: и родился Большой по политической воле: когда Екатерина Великая дала высочайшее соизволение "содержать театральные всякого рода представления" — в Москве появился театр, изначально названный по улице, на которой стоял — Петровский.

"Тысяча триста человек могли умещаться в этом театре, это были лавки, места для ценителей, которые сидели практически на сцене, чуть ли не в оркестровой яме, то есть их головы по плечи торчали над сценой", — рассказывает директор музея Большого театра Лидия Харина.

Большой страдал от пожаров, не раз перестраивался, но крепко держался за свое место — и на карте Москвы, и в сердце страны. И рос — при архитекторе Бове появились ложи, в том числе царская. При Кавосе — четвертый ярус. До недавней реконструкции зал вмещал 2300 человек.

Современная сцена Большого — технологичный трансформер. Фактически это четыре сменные площадки. И даже в этом Большой оправдывает свое название — это одна из самых больших сцен в Европе, а оркестровая яма — самая большая в мире!

"Где бы я ни выступала, но самое большое волнение, которое я испытываю — это на сцене Большого театра, это волнение вперемешку с эйфорией, невероятным счастьем, аж дух захватывает", — говорит прима-балерина Светлана Захарова.

"Большой театр — это не только то прекрасное здание на Театральной площади, это прежде всего, коллектив великих мастеров, куда я пришел, которые меня учили и формировали. Это и педагоги, и художники, которые нас окружали, их творения, Люди, которые создавали всю прелесть Большого театра!", — говорит ректор Академии русского балета Николай Цискаридзе.

Сцена Большого — конечно, гений места: более 800 спектаклей, премьеры Прокофьева, Рахманинова, Чайковского. Здесь был впервые поставлен балет всех времен и народов "Лебединое озеро", творила абсолютное волшебство Майя Плисецкая, а Галина Уланова так потрясла в этой роли одного известного голландца, что он посвятил ей и Большому два сорта тюльпанов, которые каждый год высаживают на площади перед театром.

"Не было страшно, а мы были счастливы, что танцуем эту партию после Улановой, Плисецкой… Единственное, я помню, что не хотелось никому подражать, хотелось станцевать по-своему. Мы поняли, что в Большом нельзя никому подражать",- вспоминает балетмейстер-репетитор Большого, народная артистка СССР Марина Кондратьева.

Два с половиной золотых века русской оперы и балета: искусство высшей пробы, когда слово Большой за границей не нуждается в переводе, а на сцене спектакли-долгожители — балет "Спартак" в редакции Юрия Григоровича.

"Я там был Красс, Владимир Васильев рядом со мной Спартак, — вспоминает народный артист СССР, балетмейстер-репетитор Большого Борис Акимов, — это такое сочетание, такой противовес, мы вживались в это, мы жили этими героями!".

Постановками Большого открывается сезон в Парижской опере и Ковент Гарден. Их транслируют в кинотеатрах по всему миру. Несмотря на солидные 240, Большой нашел рецепт вечной молодости.