Бывшие союзники: иракцы и курды готовы поубивать друг друга

Президент мятежного Иракского Курдистана официально заявил, что не намерен продлевать свои полномочия после 1 ноября. Это — лишнее доказательство тому, что иракский Курдистан после референдума 1 октября о независимости дает задний ход.

Тем временем Багдад в защиту своей территориальной целостности Ирака действует жестко. А курдское сопротивление, если и остается, то не скоординировано и даже хаотично. Проблема, однако, сохраняется. Курды — крупнейший народ на планете без своего государства, а значит, и развязка пока лишь отложена.

Еще вчера мы были в отвоёванном у курдов иракской армией Киркуке, а теперь находимся уже на позициях пешмерга. И самое неприятное для журналиста — это когда и те, и другие не так давно с упоением рассказывали, как они совместно громят игиловцев, а сейчас они уже готовы поубивать друг друга и рассматривают тебя в оптический прицел — каждый из своего собственного окопа.

Майор, навылет простреленный под Мосулом игиловской пулей, не скрывает раздражения и даёт очередь в сторону Багдада.

Пешмерга готовы вновь заглянуть в глаза смерти, но эта жертва уже никому не нужна. Власти автономии замораживают результаты референдума.

Ещё не остыли стволы старых советских пулеметов, ещё командиры докладывают начальству об отбитых атаках на пропускные пункты вдоль турецкой границы, но задний ход уже дан — Курдистан зовет Багдад на переговоры, объявление независимости откладывается.

"Конечно, в этой ситуации мы не можем говорить о независимости. Ситуация очень сложная. Но независимость Курдистана и курдского народа — это всё равно наша мечта, наша главная цель", — говорит Хошияр Сивайли, руководитель Управления внешнеполитических связей Демократической партии Курдистана.

Курды с трудом восстанавливаются после первого поражения. Потеряна провинция с основными нефтеносными районами. Пешмерга выходят из Шингала и отдаёт его под контроль Багдада.

Иракская армия, захватив Киркук, вошла на территорию Курдистана. Но, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением курдов, остановилась в 30 километрах от столицы автономии Эрбиля. Багдад бросил на курдов всю мощь, окрепшей в войне с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) армии, обученной и оснащённой американцами.

"Игра Америки – сатанинская. США думают только о своем желудке. Никакой дружбы между курдами и американцами никогда не было. Это дружба была только благодаря и ради нефти", — уверен Джалалан Акрам Мохаммед, командующий линией фронта.

Здесь веками жили в осаде, и лучшими друзьями курдов были только горы. За ними они спасались от набегов воинственных соседей. Дома богатых шейхов и сейчас напоминают средневековые крепости с башнями — донжонами, в которых обязательно есть крупнокалиберный пулемёт, а в гараже — маленький танк.

"Мы свой дом и вообще ни клочка земли Курдистана никому не отдадим. Можете в этом не сомневаться", — сказал Джалалан Акрам Мохаммед.

У шейха Акрама и своя неприступная крепость, и своя армия, которой командует старший сын майор Салам. Он со своими бойцами, вновь отправляется на фронт.

В следующий раз с майором мы увиделись только через два дня, когда он, раненный пулей в колено, лежал в огромном зале отцовского дома. Майор принимал гостей, которые спешили пожелать ему скорейшего выздоровления.

Прадед Салама шейх Мирза во время Первой мировой войны командовал курдским полком в русской кавалерии. А в шкафах с фамильным оружием майор хранит любимый ППШ деда, с которым тот сражался за свободу Курдистана.

Багдад отвергает предложение правительства Курдистана о заморозке референдума. Этого уже мало — Эрбиль должен отказаться от самой идеи независимости, передать контроль над аэропортами, границей и всеми нефтегазовыми месторождениями, а президент Масуд Барзани — подать в отставку.

Курды набирались сил две недели и в конце концов пошли в наступление. Они с ходу атаковали город Мамхур. Теперь там идут уличные бои. В сторону городского центра один за другим уносятся джипы с курдским ополчением. А навстречу ковыляют раненые. Кто — своим ходом, кого вывозят в кузове пикапа.

В какой-то момент огонь иракцев становится намного сильнее. Они прорывают позиции курдов. Звучит приказ к отступлению. Ситуацию не исправит даже спецназ пешмерга, срочно переброшенный на броневиках. Удержать город так и не удаётся.

Договориться пока тоже не получается. Конфликт перерастает в полноценную гражданскую войну.