За интервью с "Беркутом" киевского блогера пытали прямо на Майдане

Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания призвал местные компании прекратить трансляцию четырех российских каналов. Как сообщается на сайте ведомства, это сделано "до приведения их программ в соответствие с требованиями украинского законодательства и до урегулирования ситуации". Ранее руководители ОРТ, ВГТРК и НТВ призвали украинских коллег к объективности. На словах теленачальники в Киеве выступают за свободу слова. Но на деле независимые журналисты и даже блогеры могут сурово поплатиться за свои расследования.

5 марта на Майдане был избит украинский журналист Сергей Рулев. Позже сторонники новой власти заявили, что это либо он сам себя избил, либо его друзья избили его по его же просьбе. В любом случае, на Майдан он пришел, чтобы работать. А теперь скрывается. Журналисты телеканала "Россия 24" нашли Сергея в одном из спальных районов Киева, чтобы узнать, что же произошло на самом деле.

Его обвиняют в том, что он сотрудничал со сторонниками Януковича. Но, судя по квартире, если сотрудничество и было, то явно не к его выгоде. Небольшая однушка на окраине Киева, из которой вот уже несколько дней Сергей не выходит ни на шаг: залечивает раны. Он показывает пальцы, раздавленные пассатижами, говорит, что у него болит грудная клетка. "Вот окровавленная футболка, в которой я был", — показывает блогер.

5 марта он, как обычно, пришел на Майдан, чтобы снять на свой любительский фотоаппарат, что происходит на площади. Сергей — "гражданский журналист", который сотрудничает с несколькими изданиями, ведет свой блог и все видео выкладывает в Интернет. С начала антиправительственных акций он находится в самой гуще событий. Говорит, популярность его и сгубила. "Один мужчина говорит: "Я тебя узнал. Ты брал интервью у "Беркута". Тут же он дает команду своим товарищам. Они меня скрутили. Затащили в одну из палаток. Тут же начали меня избивать", — рассказывает пострадавший.

Разговор блогера с "Беркутом" жителям Майдана явно не понравился. Узнав Сергея, они заволокли его в палатку. Он вспоминает: пытать его пришла девушка. "Сразу удар ногой в пах, — говорит он. — И кулаком в голову. Она с собой имела нож, которым постоянно меня пугала. После этого она стала угрожать: "Сейчас ты нам все расскажешь". И стала пассатижами рвать мне пальцы, при этом задавая вопросы. Меня обвинили в том, что я брал интервью у "Беркута".

В палатке, потом в сгоревшем здании Дома профсоюзов Сергей провел несколько часов. Говорит, все это время его избивали. Несколько раз переводили из одного здания в другое по улице.

"Я стал кричать, звать на помощь, — рассказывает блогер. — Просил, чтобы меня отдали в милицию. Я упал на землю, пытался привлечь внимание людей. Центр города, Киев, война закончилась. Я хотел, чтобы меня отдали в милицию, если я преступник. Прибежали несколько человек в камуфляже, заткнули мне рот. Прохожие в это время наблюдали". В какой-то момент пришли боевики "Правого сектора". "Высокие, красивые, хорошо одетые, — говорит блогер. — Хорошая обувь. У наших солдат внутренней службы такой обуви нет". Сергей вспоминает: они не били и не угрожали. Наоборот — предложили сотрудничать.

"Принесли мне одежду, носки. Вызвали скорую, — говорит Сергей. — Предложили: не хочу ли я с ними сотрудничать, освещать их деятельность. Я написал им, можно сказать, на крови, там на бумаге моя кровь осталась: "Прошу включить меня в свою рассылку анонсов". Они: "А не хотите быть нашим внештатным корреспондентом?" Я говорю: "Ну, это большая журналистская удача". И дописал: прошу включить меня в список ваших внештатных корреспондентов".

Теперь Сергей постоянно пьет обезболивающие и собирается уезжать из страны. На помощь милиции он не надеется и даже боится туда обращаться. В Интернете его обвиняют, что побил он себя сам. "Они обвиняют меня в том, что меня побили мои же титушки, — говорит блогер. — Что я "провластный". Хотя я никакого отношения к власти никогда не имел. Я не член "Партии регионов".

Украинским телеканалам его история неинтересна. "Вы что, это же дискредитация Майдана, — поясняет Сергей. — Там же все белые и пушистые".