Харьков и Донецк не хотят кормить Майдан

Восточные области Украины, похоже, просыпаются. Люди там хотят, чтобы и их голос был услышан. После всего того, что произошло, они уже определяют друг друга по принципу "свой — чужой", а запад и восток, словно сиамские близнецы: надоели друг другу до смерти, а деваться некуда.

Восток долго держал паузу, а если и говорил, то хоть и яркими, но локальными акциями, которые на протяжении недели привлекали внимание к Донецку, Запорожью, Днепропетровску. Он наблюдал, подбирал выражения и наконец-то решил высказаться.

Шесть тысяч человек заявили о создании нового "Украинского фронта" на учредительном съезде в Харькове.

"Терпение наше не безгранично. И те вызовы, которые нам бросают, принимаются", — заявил председатель Харьковской областной администрации Михаил Добкин.

Перейти в наступление призвал харьковский губернатор Михаил Добкин. Это он на днях вместе с депутатами появился на заседании облсовета в футболке "Беркута", чтобы поддержать тех, кто служит в Киеве.

"Когда у нас была информация, что будет штурм, из "Беркута" позвонили и сказали: "Ребята, нам очень жалко, что мы не можем быть в Харькове. Держитесь, мы знаем, что Харьков — это не Львов", — рассказал Добкин.

По коридорам обладминистрации вместо ковровых дорожек тянутся противопожарные рукава — вдруг нужно будет гасить коктейли Молотова? Пока не пришлось.

А вот в Запорожье отражали штурм.

"Вы хотите крови? Режьте меня, но не трогайте здания! Не трогайте ваших детей в милицейской форме!" — заявил председатель Запорожской областной администрации Александр Пеклушенко.

Губернатор Пеклушенко до последнего пытался избежать силового решения. Знал, что земляков провоцируют по отработанному сценарию. К тому времени часть коллег-западенцев выполнила требования экстремистов уйти в отставку и порвать партбилет.

Впредь для защиты государственных зданий участники "Украинского фронта" инициируют создание народной гвардии. А о том, как запорожцы прогнали зачинщиков беспорядков, вспоминают уже с юмором — значит, совсем не боятся.

"Здесь долго запрягают, но быстро едут", — говорят о себе в Донецке, где заявили о создании групп самообороны.

"Если наше здание администрации будут штурмовать, мы этого не будем терпеть, мы не киевляне. И по всей восточной Украине созданы группы, пусть только сунутся!" — говорят жители Донецка.

Свои недавние споры о евроинтеграции студенты забросили — объединились в борьбе с "коричневой чумой", подчеркивая: освобождение Европы от фашизма тоже начиналось с востока.

Далекий от политики сельский рынок, где с покупателем ласковы, сало дадут попробовать, а узнают, что гость, так и подарят. Но, случись серьезное, своего не отдадут.

"Не хотим мы в этой бойне участвовать. Но если получится, им не очень приятно будет. Закопаем — шахты у нас есть", — говорят в Донецке.

"Они" и "мы", говорят здесь о себе и соотечественниках из западных регионов. Зревшее десятилетиями отчуждение грозит расколом.

"Мы хотим мира, спокойствия, А то мы их кормим, мы работаем, а они там пляшут, бастуют. На Майдане одни лодыри сидят! Уже месяц! На что они живут?" — возмущены жители Донецка.

На митинг в знаменитой Макеевке вместе с рабочими на ступеньки местного театра вышла ведущая актриса Алла Ульянова.

"Особенно меня возмущает, когда все время говорят: украинский народ. Не нужно от моего имени говорить за весь украинский народ. Я вас не уполномочивала. Я не бандитка и не громлю здания. Люди, которые кричат о культурных украинских ценностях, о традициях, которые нужно боготворить, все это разрушают", — подчеркнула Ульянова.

Ни на минуту не останавливая добычу угля, шахтеры уверяют: не допустят того, что однажды поднимутся на поверхность, а тут другая страна.

"Я думаю, все восстанем. Что это за дела? Нас приедут еще учить чему-то? Нет, это они думают, что мы спокойно к этому относимся. У нас край богатый, найдем чем ответить", — считает шахтер Евгений Мокшин.

Символом "Украинского фронта" выбрали Георгиевскую ленточку. Первая блокада, которую намерены прорвать, — информационная. Главная цель — побуждение к миру.