Павел Астахов: приемная мать Максима Кузьмина в любом случае совершила преступление

В Техасе убит приемный ребенок из России. Подробнее о случившемся с двухлетним Максимом Кузьминым в интервью телеканалу "Россия 24" рассказал уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов.

По словам Астахова, получение оперативной информации – одно из слабых мест работы с маленькими россиянами, усыновленными за границу. В конце 2011 года была создана мониторинговая группа, отслеживающая зарубежные СМИ и правозащитные сайты. Вопрос выяснения обстоятельств жизни русских детей за рубежом и тем более – совершенных против них преступлений является вопросом номер один в работе с усыновленными иностранцами сиротами. "Я не склонен считать, что американцы нарочно скрывают информацию, но они просто не справляются и не знают. Госдеп, когда поручился за соглашение, которое мы подписывали, просто не представляет себе объем усилий, которые надо приложить. Именно поэтому нужно было отменять соглашение и выходить из него", — говорит Астахов. Информация о случившемся с Максимом Кузьминым пришла из российского консульства в США. Павел Астахов сразу связался с генеральным консулом в Техасе и получил подтверждение всех данных. После этого сведения были обнародованы.

По словам Павла Астахова, российские консулы уже пообщались с младшим братом Максима, Кириллом (в Америке его зовут Кристофером). Он передан под опеку родственникам приемных родителей. Приемный отец не ограничен в контактах с мальчиком, а мать ограничена. Такое положение вещей сохранится до того, как суд решит, будет ли ей предъявлено обвинение. По мнению Астахова, это будет сделано, так как даже если Лауру Шато не признают виновной в убийстве Максима Кузьмина, то оставление ребенка в опасности в любом случае является преступлением по закону штата Техас.

Судьба Кирилла в настоящее время решается. По мнению Павла Астахова, американцы сделают все возможное, чтобы не допустить его возвращения в Россию. Однако этот вопрос будет поставлен. Если добиться возвращения Кирилла на родину удастся, совершенно не обязательно, что он попадет в тот же детский дом, из которого был взят. Он может попасть в другое учреждение или даже в семью: по словам Астахова, желание усыновить мальчика уже высказали около десяти семей.

Известно, что усыновители считали Максима Кузьмина психически больным и пичкали таблетками от шизофрении. По словам Павла Астахова, отношение к российским сиротам как к по определению больным в США очень распространено (чаще всего им приписывают "синдром алкогольного зачатия", существование которого вообще не подтверждено научно). Павел Астахов заявил, что личное дело Максима изучено, и диагнозов, которые нужно было бы лечить такими препаратами, в нем не указано.

По словам Астахова, на примере Псковской области, из которой был родом погибший Максим, становится очевидно: распространенное в обществе мнение, что американцы усыновляют самых безнадежно больных сирот, не соответствует действительности. За последние десять лет количество детей-инвалидов среди усыновленных из этого региона сирот можно посчитать по пальцам. Россияне тоже усыновляют не так уж много больных сирот, но в процентном отношении – больше.

В связи с гибелью Максима Кузьмина в Совете Федерации была высказана инициатива запретить выезд в США тем детям, вопрос об усыновлении которых был решен до принятия "Закона Димы Яковлева". По словам Астахова, большинство тех детей, в отношении которых уже принято судебное решение о передаче на усыновление в Америку, уже выехали. Спор ведется о дальнейшей судьбе тех, у кого такого решения не было на момент принятия закона. "Я обращаюсь к общественникам, которые взывали к президенту. Мы вас услышали. Дайте мне списки с указанием конкретных детей, конкретных американских семей. Сколько раз они виделись? Были ли гостевые визиты? Давали ли им возможность брать детей на каникулы или длительные воскресные визиты? Никто до сих пор не дал мне этих списков, а разговор в общем в данном случае беспредметен и неуместен. Если есть семья, которой этот ребенок стал родным – это одна ситуация, а если ребенок только попал в поле интересов – это совершенно другая история", — говорит Павел Астахов.