Венесуэльская оппозиция вооружилась кастрюлями и кружками

В столице Венесуэлы Каракасе преемник Уго Чавеса Николас Мадуро столкнулся с проблемами, не успев закончить президентскую клятву. Некоторая замедленность нового президента на этот раз оказалась плюсом. Будь на его месте темпераментный Чавес, дело могло принять куда более крутой оборот.

Николас Мадуро в алом галстуке на красной ковровой дорожке парламентского дворца. Вот он, новый президент Венесуэлы. На церемонию собственной инаугурации опоздал на два часа. Впрочем, по меркам Латинской Америки — задержка незначительная.

Руку жены (Силия Флорез — генеральный прокурор страны) Мадуро отпускает, чтобы лично бить в барабаны президентского оркестра, хотя в юности увлекался бас-гитарой.

Большинство иностранных гостей церемонии понимают испанский. Лидеры Латинской Америки — их в Каракасе целый десант — с Мадуро близко знакомы, ведь у Чавеса он был и министром иностранных дел, и вице-президентом. Через переводчика Мадуро, который говорит только на родном языке, здоровается с Махмудом Ахмадинежадом. Во главе российской делегации — спикер Госдумы Сергей Нарышкин.

Американцы не приехали, при том что США — самый крупный импортер венесуэльской нефти. Америка и Испания выборы хоть и признали, но просят пересчитать голоса — ставили на другого кандидата.

Речь президента после присяги на Конституции, переписанной Уго Чавесом, неожиданно прерывает некий Эндрик. Мужчина вскочил на сцену, вырвал микрофон, попросил президента о помощи. Мадуро обещал разобраться позже. Охране сделал прилюдный выговор: "Меня могли застрелить".

Двести раз в день во время кампании Мадуро упоминал имя Уго Чавеса. О победе в день выборов молился не в церкви — в Музее революции, в усыпальнице бывшего лидера страны, умершего от рака 5 марта.

Саркофаг Уго Чавеса окружен гранитными плитами. Вокруг — четыре боливарианских гвардейца. Доступ к саркофагу совершенно свободный, хотя как только Уго Чавес умер, очередь растягивалась на 6-7 километров.

Молитвы Мадуро услышаны. Но Венесуэла разделена надвое. Перевес социалиста над правым кандидатом Каприлесом — меньше 2%.

"Страна расколота. 50 на 50 — Мадуро и Каприлес. Им придется признать силу друг друга и прекратить насилие", — считает президент коалиции правых сил Венесуэлы Ио Шарифтер.

"Мадуро строил свою президентскую кампанию всего за десять дней. Каприлес делает кампанию уже больше четырех лет", — отметил депутат парламента Венесуэлы от Социалистической партии Адель эль Лабояр.

Проигравший поражения не признает. В беспорядках после выборов погибли 8 человек. В полицию летели камни — она отвечала слезоточивым газом и резиновыми пулями.

Оппозиционные депутаты — их треть в парламенте — игнорируют инаугурацию. Избирком согласился на пересчет бюллетеней. Процедуру называют "аудитом". Она продлится месяц. Практического смысла в этом нет — Мадуро уже принес присягу.

Каракас не спит. Тихой не была еще ни одна ночь после выборов. Кастрюли, сковородки и кружки — новое оружие оппозиции. "Это должно помочь. Настоящего президента зовут Энрике Каприлес", — говорят местные жители.

Форму протеста сторонники Каприлеса заимствовали у чилийцев. "Кастрюльные бунты" устраивали в Сантьяго при Пиночете. Полиция не могла понять, из какого окна стучат. В Каракасе оппозиционеры не скрываются — с кастрюлями и сковородками выходят на балконы. Кажется, гремит посудой вся столица. На самом деле — только зажиточные районы. При Чавесе их появилось немало. Но за социалистов там не голосуют.

За левых — в бедном квартале со странным названием "Желтая палочка". Здесь не откажутся от бесплатного образования, медицины и государственной очереди на квартиру, чтобы уехать из трущоб.

На "кастрюльные атаки" сторонники Мадуро ответили громко. Новый президент уже обвинил Энрике Каприлеса в подготовке государственного переворота и тут же объявил, что попытка — властью предотвращена. Бывший водитель автобуса пытается доказать: революции Чавеса и с ним по пути.