Сто лет без Льва Толстого

Сто лет назад остановилось сердце великого русского писателя и мыслителя Льва Николаевича Толстого. Это скорбное для всего мира событие произошло на железнодорожной станции Астапово на территории нынешней Липецкой области.

Его детство Толстого прошло в Ясной Поляне – имении его матери, расположенном в Тульской губернии. После смерти родителей и четырехлетней учебы в Казанском императорском университете, в 1847 году Лев Николаевич переезжает в Ясную Поляну и начинает литературную карьеру. В общей сложности, более 50 лет Лев Толстой прожил в Ясной Поляне, написав там романы "Война и мир", "Анна Каренина". Именно оттуда тайно, в ночь с 27 на 28 октября 1910 года, он отправился на юг. Простудившись в дороге, Толстой заболел воспалением легких и скончался на станции Астапово Рязанской железной дороги 7 (20) ноября 1910 года. Похоронен писатель в Ясной Поляне, на краю оврага в лесу, где в детстве он искал "зеленую палочку", хранившую "секрет" того, как сделать всех людей счастливыми.

Проводы Льва Толстого в последний путь собрали не более 3-4 тысяч человек, что "для всей России, для похорон Толстого – цифра ничтожнейшая. Но ведь было сделано все, что только можно, чтобы лишить похороны Толстого их всероссийского значения", отмечал приехавший в Ясную Поляну поэт Валерий Брюсов. По его свидетельству, за прошедшие со дня смерти Толстого трое суток не было физической возможности попасть из дальних местностей в Ясную Поляну. Запрещено было отправлять экстренные поезда из Москвы – об этом запрете объявили лишь поздним вечером, чтобы нельзя было воспользоваться окольными путями по Рязанской и Брестской железным дорогам. Тысячи желающих попрощаться с великим старцем так и остались на вокзалах. "Прибыть могли только жители окрестных деревень, Тулы да небольшая горсть москвичей", – писал Брюсов.

Поэт подробно описывает проводы Льва Николаевича в последний путь, превратившиеся в первую в России гражданскую панихиду: "Растворяются двери и тихо, медленно выносят гроб. Его несут сыновья Толстого. Кто-то начинает: "Вечная память…" Подхватывают все, даже те, кто не поет никогда. Хочется слить свой голос с общим хором, с хором ВСЕХ. В эту минуту веришь, что этот хор – вся Россия. "На колени!" Все опускаются на колени перед гробом Толстого". У могилы "студенты употребляют все усилия, чтобы сдержать толпу. Любопытные унизали все деревья, висят на высоте, уцепившись за ветки: "Вечная память!" Молодые голоса наполняют строгим молитвенным напевом чистый осенний воздух. Снова все опускаются на колени. Остаются стоять только несколько полицейских. В лесу, за деревьями, выжидательно держится отряд казаков с винтовками в руках. Гроб опускают в могилу, вырытую в мерзлой земле местными крестьянами. Все свершилось просто, но было в этой простоте что-то более сильное, чем волнения и шум многотысячных толп на иных погребениях. Словно кто-то подсказал всем, как надо себя вести в эти часы, и похороны Толстого были достойны Толстого. Или вернее: были достойны России".

Сын Толстого Сергей первым из родных добрался к нему в Астапово. "Не помню, когда именно он сказал: "Я пойду куда-нибудь, чтобы никто не мешал. Оставьте меня в покое, – вспоминал он. – Тяжелое, даже скажу, ужасное впечатление на меня произвели его слова, которые он сказал громко, убежденным голосом, приподнявшись на кровати: "Удирать, надо удирать". Вскоре после этих слов он увидел меня и позвал: "Сережа". Я кинулся к кровати, чтобы лучше слышать, что он скажет".

В последние годы жизни Лев Толстой нес тяжкий крест напряженной душевной работы. Сознавая, что "вера без дела мертва есть", он пытался согласовать свое учение с тем образом жизни, который вел сам и которого придерживалась его семья. 2 июля 1908 года Толстой записал в дневнике: "Приходили в голову сомнения, хорошо ли делаю, что молчу, и даже не лучше ли было бы мне уйти, скрыться...". Резко обострились отношения писателя с близкими после того, как он отказался от гонораров за сочинения, написанные после духовного перелома. "Лев Николаевич давно собирался уйти из дома от барской жизни", – вспоминал домашний доктор Толстых Душан Маковицкий. Врач отмечал, что, выехав в пролетке из Ясной Поляны, "Лев Николаевич предложил вопрос: куда ехать?". Писатель, которого почитала вся Россия, не находил в ней места для себя.

В день памяти великого писателя станции, которая сейчас называется "Лев Толстой", будет возвращено ее историческое наименование – Астапово. С инициативой об этом обратился к руководству Российских железных дорог глава областной администрации Олег Королев. По его мнению, "возвращение исторического названия станет данью уважения и любви к русскому писателю, поскольку во всем мире именно эта станция ассоциируется с его именем. Во всех исторических справочниках значится, что он провел именно здесь последние дни своей жизни".

Здание железнодорожной станции, которую переименовали в 1918 году, восстановлено в прежнем виде по фотографиям вековой давности. Оштукатуренный фасад сменился прежним – кирпичным, а на месте старого асфальта положена брусчатка. Вдоль перрона станции расставлены фонари, выполненные по старинным рисункам.

В памятный день на последней на пути великого писателя станции состоится открытие международного форума "Слово о Льве Толстом". В нем примут участие представители Министерства культуры РФ, администрации Липецкой области и муниципальных образований, депутаты Государственной Думы РФ, деятели культуры и науки, потомки писателя. Там будет открыт Толстовский центр культуры и мемориальная экспозиция "Астаповский меридиан. На пути к вечности", сообщает ИТАР-ТАСС.