Тема:

Чернобыль. 25 лет 10 лет назад

Об опасности Чернобыля предупреждали сотрудники КГБ

Среди причин, которые в конечном итоге привели к взрыву в Чернобыле, эксперты называют конструктивные недоработки реактора, ошибки персонала, работавшего на 4-ом энергоблоке, а также недостаточное внимание к проблемам радиационной безопасности. О том, что происходило на станции до и после аварии, рассказали непосредственные участники событий.

Киевская область. 25 лет назад. Конец апреля 86-го. Эти кадры облетели весь мир. Чернобыль и Припять – эвакуация. Говорят, на несколько дней. Говорят, на станции что-то произошло. Но что именно, никто не знает. С собой брать только самое необходимое: деньги, документы и еду в дорогу.

В первые часы никто и предположить не мог истинных масштабов катастрофы. Из Москвы настойчиво советовали: охлаждайте реактор. Там еще не знали, что охлаждать-то, по сути, нечего: реактор разрушен. Вокруг – разбросанные куски ядерного топлива, обломки здания и смертельный уровень радиации. Беда пришла внезапно. К ней оказались практически не готовы, хотя руководству республики неоднократно докладывали о нарушениях в ходе строительства и эксплуатации Чернобыльской АЭС. В ответ – неизменно поступал приказ "не сеять панику". Вспоминает бывший председатель комитета госбезопасности на Украине Николай Михайлович Голушко.

"Наиболее серьезное предостережение исходило от работников небольшого аппарата КГБ города Припяти, где располагалась атомная электростанция. Они дали информацию о грубых нарушениях технологических процессов и правил ядерной безопасности на "Чернобыле". Эта информация попала руководству КГБ Украины, которое посчитало, что ряд работников, которые непосредственно трудились над вопросами обеспечения ядерной безопасности, несколько преувеличивают опасность. Но оказалось, что, в конечном счете, они были правы", – рассказывает Николай Михайлович Голушко, начальник дежурной службы КГБ СССР в 1986 году, председатель КГБ Украины 1987-1991 годы.

На ликвидацию аварии были брошены все силы: военные, ученые, врачи и, конечно, спецслужбы. Для Комитета госбезопасности катастрофа в Чернобыле стала настоящим кошмаром. Сразу после аварии станция оказалась под пристальным вниманием иностранных разведок. Их интересовало буквально всё: начиная от масштабов катастрофы, количества пострадавших и заканчивая сбором проб из грунта в зоне отчуждения. Не допустить утечку было одной из главнейшей задач службы безопасности. Вспоминает начальник оперативной группы КГБ в Чернобыле Анатолий Николаевич Ткачук.

"Иностранной разведке было очень интересно понять, какие же процессы происходят после взрыва на атомной станции. В частности, этого реактора. Какие разрушительные силы, какие радиоактивные последствия, какие химические последствия происходят, как это влияет на людей, на строения, на военную технику. Наша задача была максимально обеспечить безопасность этой информации, чтобы она не была использована в целях против Советского Союза. Были примеры, когда были похищены несколько карт, где была информация о радиоактивной обстановке непосредственно в десятикилометровой зоне. И мы в итоге нашли это лицо. Это был высокого ранга человек, который как раз похитил эти документы", – вспоминает Анатолий Николаевич Ткачук.

В конце 86-го – начале 87-го в КГБ получили оперативное сообщение: под саркофагом фиксируются какие-то изменения в конструкциях, последствия этого непредсказуемы. Надо понять, что происходит. Но сбор информации вокруг станции – это одно, а оказаться внутри, рядом с разрушенным реактором – совсем другое. И все-таки было решено зайти в саркофаг и увидеть всё своими глазами. Ответственность за выполнение этого задания возложили на КГБ.

"И так как я доложил, стал вопрос, что я и должен туда идти в числе группы и своими глазами увидеть все эти явления. Мы понимали, что под саркофагом сильнейший уровень радиации, что большой риск для жизни, но другого пути не было, как пойти именно людям. Только человек мог там как-то найти пути проникновения к этому реактору, чтобы взять какие-то пробы, посмотреть какие-то процессы. Мы прошли до реактора, один человек погиб, последующие два человека, которые заходили со мной, через какое-то время тоже умерли", – рассказывает Анатолий Николаевич Ткачук.

Действия людей – вообще уникальная особенность Чернобыля. Человеческий фактор стал причиной самой страшной техногенной катастрофы в истории планеты. Летом 87-го Верховный суд СССР приговорил к различным срокам заключения директора станции, главного инженера и еще ряд сотрудников. Процесс хотя и считался открытым, проходил в закрытой Чернобыльской зоне. Материалы следствия – до сих пор под грифом секретно, а значит, в этом деле еще много белых пятен. На персонал фактически возложили всю ответственность за аварию. Но ведь истинные причины лежат гораздо глубже: это и ставка на РБМК, который в среде ядерщиков считался капризным реактором, и погоня за темпами роста малой кровью, некомпетентность кадров, и недостаточное внимание к проблемам радиационной безопасности.

"Спустя три месяца, как я приступил к работе, была подготовлена обширная записка о состоянии и недостатках ядерных объектов на Украине. Там мы отмечали факты поставки некачественного оборудования. Там приводились фактические данные, которые позволили сделать вывод, что и Минэнерго СССР, и другие союзные предприятия и ведомства, и украинские в том числе, не сделали полных выводов из уроков аварии на Чернобыльской атомной электростанции", – рассказывает Николай Михайлович Голушко.

Но именно люди сделали всё, чтобы избежать еще более страшных последствий. Если бы не героические усилия ликвидаторов – масштабы катастрофы могли быть совсем иными. Сегодня Чернобыльская АЭС не функционирует. Последний реактор был заглушён в декабре 2000 года. Память о трагических событиях 25-летней давности потихоньку стирается. Но улицы Припяти и Чернобыля еще долго будут оставаться пустыми, а саркофаг над четвертым энергоблоком – напоминать о том, во что обходятся человеку его ошибки.