Голодающие рабочие "Русского вольфрама" вышли на митинг

Горно-обогатительный комбинат "Русского вольфрама" - градообразующее предприятие. Когда-то он обеспечивал поселку Светлогорье процветание. Однако теперь производить вольфрамовый концентрат невыгодно
Горно-обогатительный комбинат "Русского вольфрама" - градообразующее предприятие. Когда-то он обеспечивал поселку Светлогорье процветание. Однако теперь производить вольфрамовый концентрат невыгодно

Все жители приморского поселка Светлогорье вышли на митинг в субботу. Большинство работало на горнообогатительном комбинате "Русский вольфрам", который уже год как остановил производство. Сотрудников отправили в бессрочный отпуск. С сохранением части заплаты. Но за все время ее выплатили только трижды. И то, после того, как люди объявили голодовку. Последний раз деньги давали в январе - по пять тысяч рублей. Теперь голодовка как форма протеста не актуальна. Во многих семьях детей кормят одной картошкой, а взрослые едят очистки.

В семье Крючковых - четверо малышей. После того, как остановилась работа, доход от пенсии Николая и детских пособий, которые получает Полина, всего девять тысяч в месяц. Причем, оплата коммуналки - шесть с половиной. "Пусто. Банки да кастрюли, да рыбьи головы",- говорит хозяйка квартиры.

Люди - в бесконечных долгах, живут почти впроголодь. "Рожки да картошка. Когда рис есть. Что попадает",- рассказывает про свою невеселую жизнь мастер по ремонту Николай Крючков.

Долговая книга в местном магазине. На то, что деньги вернут, продавец Марина не надеется. Ее зарплата - всего 4 тысячи. Она говорит, что отпускать продукты в кредит больше нет возможности. Покупатели теперь заходят редко и берут мало. "Хлебушек, суповые наборы, окорочка есть. Кости, маслице, то есть маргарин",- перечисляет нехитрый ассортимент своего магазина Марина Солодкова.

Единственное спасение – тайга. Все здоровые мужчины поселка уходят на заготовку дров и элеутерококка - целебного растения, которое используется в фармакологии. "Если в день хорошо поработать - 140 рублей. Но у меня жена и трое детей",- говорит машинист мельницы Владимир Ковалец.

Горно-обогатительный комбинат - градообразующее предприятие. Когда-то он обеспечивал поселку процветание, содержал все вместе, с коммуналкой и социалкой. Однако теперь производить вольфрамовый концентрат невыгодно, закупочные цены упали ниже себестоимости. Проблемы на "Русском вольфраме" начались еще задолго до того, как грянул мировой экономический кризис. Эта обогатительная фабрика остановилась год назад. С тех пор только голодовка минувшим летом помогла рабочим добиться выплаты долгов по зарплате. Однако последние 7 месяцев, кроме небольшого аванса в январе, денег не платят вообще.

Профком "Русского вольфрама" завален исполнительными листами на взыскание зарплаты - это почти три миллиона рублей. Местных детишек профсоюзы вынуждены на лето устраивать в приморские реабилитационные центры, где обычно живут малыши, которые остались без родителей. "Должна же быть порядочность. Не можешь работать – продай! Не мучай рабочих",- возмущается Татьяна Буханова, зампред профсоюзной организации ООО "Русский вольфрам".

Делом "Русского вольфрама" занимаются сразу три прокуратуры: приморская, московская и смоленская. Дело в том, что до сих пор неясно, кому предъявлять иски за задержку зарплаты. "Сейчас предприятием руководит иностранное юрлицо. Адрес - Сейшельские острова. В связи с чем меры принимать затруднительно",- объясняет ситуацию Дмитрий Стовбун, исполняющий обязанности прокурора Пожарского района Приморского края.

Достучаться до далекого собственника "Русского вольфрама" сложно, и чтобы привлечь к решению социальных проблем поселка местные власти, профсоюз горняков организовал в Светлогорье митинг. И, как оказалось, не зря. Перед тем, как народ вышел на площадь, в местной администрации состоялось экстренное совещание. "В Светлогорье будем персонально работать по каждому, по выдаче социальных субсидий и трудоустройству", - заявил митингующим Игорь Хрущев, директор департамента промышленности и транспорта Приморского края.

Кроме того, приморские власти сейчас ищут новую компанию, которая могла бы взять все производство в аренду у хозяина с Сейшельских островов и начать работу. Но для того, чтобы уладить все юридические тонкости и получить новую лицензию на добычу руды, потребуется, как минимум, год.