Успел переписать всю Москву: в Историческом музее открыли выставку портретиста Рокотова

В Историческом музее во вторник, 28 июля, торжественно открыли выставку одного из авторитетных российских художников 18-го века — портретиста Федора Рокотова. По утверждению современников, он успел переписать всю Москву. Многие из представленных работ зрители увидят впервые. Искусствоведам пришлось разгадать немало секретов, чтобы узнать историю картин. Правда, как в настоящем детективе, скрывалась в деталях.

Присутствие московского министра культуры на этом вернисаже особенно уместно — он специалист по атрибуции, расшифровке картин. Разгадке, увы, поддаются не все. Вот изображение то ли князя Куракина, дипломата, кавалера всех российских орденов, то ли нет. Хоть бы форма на нем была, сетует медиевист и директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин:

— На военном мундире ты сразу видишь, кто изображен, в каком полку служит, какие звания, награды у него имеются.

"Посмотрите на эти глаза!", — взывает куратор, показывая на известную московскую красавицу, фрейлину Васильчикову. Так передавать магию взгляда могли немногие — рокотовский, узнаваемый, с прищуром — когда одновременно и на зрителя, и в себя. "А банты?", — не отпускает исследовательница. К ним у Рокотова была особая любовь. Вот что рассказала куратор выставки Людмила Руднева:

— Бант украшает чепец почтенной дамы матери семейства, поэтому он такой спокойный, положительный, символизирующий умиротворенность.

"Фантастические работы!", — перехватывает инициативу хранительница, отвечающая за гравюры. Это же не копии, а произведения искусства... Взять хотя бы княгиню Орлову, статс-даму при дворе Екатерины II.

Уникальнейшая гравюра — знаменитый портрет Екатерины II, заказанный для ее восторженного почитателя Николая Струйского. Когда императрица умерла, его хватил удар. Выполнена гравюра на шелке.

Живописный оригинал, знакомый многим по учебникам, тут же — видоизмененная копия парижского живописца Рослина, раскритикованная царицей: "Изобразил меня кухаркой и сделал на 20 лет старше!". Переписанная Рокотовым голова царицей была одобрена и растиражирована.

Вот тайный советник Стрешнев с печальными, чуть влажными глазами, переживший долгие годы опалы. Портрет числился копией, а теперь статус — оригинал. Экспозицией музейщики гордятся — результат многолетних исследований, открытий.

Эта небольшая выставка обречена на успех благодаря имени Федора Рокотова и месту расположения — Красная площадь, а также тому, как показаны шедевры. Не портреты, а сама история, написанная талантливым живописцем и атрибутированная пытливыми, благодарными потомками.