Тема:

Ситуация в Белоруссии 5 часов назад

Путин – о ситуации в Белоруссии: России небезразлично, но она сдерживается

"Вести в субботу" поговорили с президентом РФ о Белоруссии. В этом интервью есть нечто совершенно новое.

- Владимир Владимирович, на экономику влияют не только сугубо экономические вещи, например, та же нефть, мы прогнозировали, вернулась к 46, но и политика. К числу политических факторов относится, безусловно, Белоруссия.

- Конечно.

- Мы видели множество сообщений ваших телефонных переговоров с европейскими лидерами. Но, как правило, это скупые сообщения кремлевской пресс-службы. Вы ни разу еще публично подробно не говорили о своем видении этой ситуации. Как вы относитесь к событиям в Белоруссии?

- На мой взгляд, мы ведем себя более сдержанно и нейтрально по отношению к событиям в Белоруссии, чем многие другие страны: и европейские, и те же самые США. Но мы действительно достаточно объективно, на мой взгляд, всесторонне с обеих сторон освещаем события, происходящие в Белоруссии, и считаем, что это прежде всего дело самого белорусского общества, белорусского народа. Но нам, безусловно, небезразлично, что там происходит. Это очень близкая, может быть, самая близкая к нам страна: и этнически самая близкая, и в языковом плане, и в культурном, в духовном, в каком угодно. У нас десятки, может, сотни тысяч, если не миллионы прямых родственных связей, теснейшая кооперация в промышленности. Достаточно сказать, что из всего объема импорта сельхозпродукции на российский рынок приходятся 90 с лишним процентов белорусского.

- То, что белорусы производят, идет сюда?

- То, что они продают на экспорт. И по другим направлениям тоже, скажем, в сельхозмашиностроении и так далее. Поэтому нам, конечно, небезразлично, что там происходит, но это прежде всего дело белорусского народа. И мы, безусловно, исходим из того, что всем участникам этого процесса хватит здравого смысла спокойно, без крайностей найти выход. Конечно, если люди вышли на улицу, все должны с этим считаться, слышать это, реагировать. Кстати говоря, президент Белоруссии сказал, что он готов рассмотреть возможность проведения конституционной реформы, принятия новой Конституции, проведения новых выборов и в парламент, и президентских выборов на основе этой новой Конституции, но за рамки действующей Конституции нельзя выходить. Вы обратили внимание, что Конституционный суд Белоруссии вынес решение, что создание каких-то надконституционных, не предусмотренных Основным законом страны органов, которые пытаются перехватить власть, абсолютно недопустимо. И с этим трудно не согласиться.

- В последние дни очень часто звучала частица "не". Сергей Лавров, министр иностранных дел России, назвал выборы в Белоруссии "неидеальными". Европейцы пошли намного дальше, назвав их "нелегитимными". Но те же латыши, которые часто занимают очень радикальную позицию, сказали, что не могут сказать, что Тихановская выиграла. Нет таких данных. Кто с кем должен бы поговорить в Белоруссии?

- Мне кажется, ничего идеального в мире не существует ни в политике, ни в экономике, ни в социальной сфере – где угодно. Даже в природе нет ничего идеального, хотя это наиболее совершенная, Богом созданная сфера. Белорусские власти пригласили БДИПЧ ОБСЕ принять участие в контроле над выборами. Чего же они не приехали? Это сразу нас наводит на мысль о том, что уже была заготовлена позиция по результатам этих выборов. Поэтому кто-то может сомневаться в результатах, но у меня есть все основания сомневаться в том, что те, кто сомневаются, были абсолютно честны. Поэтому мы исходим из того, что выборы состоялись. Мы – я сразу это сделал – признали их легитимность. И как вы знаете, я поздравил Александра Григорьевича Лукашенко с победой на этих выборах. Все.

- Владимир Владимирович, мне повезло, я считаю, в журналистской карьере у меня трижды были обстоятельные интервью с Александром Григорьевичем Лукашенко, но уж вы его знаете намного лучше. В этой связи я хотел вам процитировать то, что Александр Григорьевич сказал после одного из созвонов с вами.

- Да, пожалуйста.

- Он сказал, что когда речь идет о военной составляющей, у нас есть договор с Российской Федерацией в рамках Союзного государства и ОДКБ, то есть Организации Договора о коллективной безопасности, и как раз эти моменты подходят под этот договор. А до этого он говорил о том, что договорился с вами об оказании помощи Минску при первом запросе. Вот эти моменты, это что имеется в виду?

- Нет необходимости здесь что-то скрывать. Действительно, в рамках Союзного договора, Договора о Союзном государстве и в рамках Договора о коллективной безопасности – ОДКБ – есть соответствующие статьи, которые говорят о том, что все государства-члены этих организаций, в том числе и Союзного государства, а там всего только два государства-участника, Россия и Белоруссия, должны оказывать друг другу помощь и в защите суверенитета, внешних границ, в защите стабильности. Там так и написано. В этой связи, конечно, у нас есть обязательств перед Белоруссией, и Александр Григорьевич Лукашенко так и поставил вопрос. Он поставил вопрос о том, что хотел бы, чтобы мы оказали при необходимости ему соответствующую помощь. Я сказал, что Россия исполнит все свои обязательства. Александр Григорьевич попросил меня сформировать определенный резерв из сотрудников правоохранительных органов, и я это сделал. Но мы договорились также, что он не будет использован до тех пор, пока ситуация не будет выходить из-под контроля, и когда экстремистские, я хочу это подчеркнуть, прикрываясь политическими лозунгами не перейдут определенных границ и не приступят просто к разбою: не начнут поджигать машины, дома, банки, пытаться захватывать административные здания и так далее. Мы в разговоре с Александром Григорьевичем пришли к выводу о том, что такой необходимости сейчас нет. Надеюсь, ее не будет, поэтому этот резерв мы и не используем. Повторяю еще раз, мы исходим из того, что все сложившиеся проблемы, которые имеют место сегодня в Белоруссии, будут решаться мирным путем, а если где-то есть нарушения со стороны кого бы то ни было – либо со стороны государственных органов власти, правоохранительных органов, либо со стороны тех, кто участвует в акциях протеста, – если они выходят за рамки действующего закона, то и закон будет соответствующим образом на это реагировать. Ко всем закон должен относиться одинаково. Но если уж быть объективным, то я думаю, что правоохранительные органы Белоруссии ведут себя достаточно сдержанно, несмотря ни на что. Посмотрите, что в некоторых странах происходит.

- Первые два дня, конечно, было не по себе многим. Как-то в нашей части света…

- А по себе было, когда в некоторых европейских странах люди гибли чуть ли не каждый день?

- Именно поэтому Лукашенко отказался от посредничества Макрона, он сказал: давайте я вам помогу с "Желтыми жилетами".

- А разве по себе, когда в безоружного человека, в спину стреляют ему, при том что у него в машине еще трое детей сидят?!

- Ужасные кадры.

- Разве кто-то из тех, кто сейчас ставит что-то в вину Белоруссии и белорусскому руководству, президенту Лукашенко, разве они осуждают эти акции? Я что-то ничего в этом смысле не видел. Почему такая избирательность? Это наводит на мысль о том, что дело не в том, что происходит в Белоруссии, а в том, что кому-то хочется, чтобы там происходило что-то другое. Хотят влиять на эти процессы и добиться каких-то решений, которые соответствуют, как думают эти люди, их политическим интересам. Поэтому повторяю еще раз: все-таки в целом ситуация сейчас выравнивается. И я надеюсь, что все проблемы, а они, конечно, есть, иначе люди бы на улицу не выходили, это совершенно очевидная вещь, они будут решаться в рамках конституционного поля, в рамках закона и мирными средствами.

- Спасибо, Владимир Владимирович.