Штурм рейхстага: в Берлине протестовали против политики властей ФРГ

Правильным и даже образцовым для всего человечества признал "шведский подход" к пандемии спецпосланник ВОЗ, британский врач Дэвид Набарро. Скандальное заявление прозвучало в его радиоинтервью: изоляцию и карантин Набарро назвал "инструментами грубости", а Стокгольм похвалил за доверчивое отношение к гражданам и смелость.

Вот только статистика с представителем ВОЗ спорит: жертв COVID-19 в Швеции уже почти 6 тысяч. Уровень смертности – 57 погибших на 100 тысяч человек. Это в разы выше, чем у скандинавских соседей: в Норвегия — 5, в Финляндии — 6, в Дании — 11. Тем не менее, шведский Минздрав продолжает заявлять, что страна "почти победила" коронавирус и одобрил проведение уличных мероприятий до пятисот участников. Вот только глядя на Германию шведы резонно могут захотеть большего. Немцы в выходные штурмовали рейхстаг с имперским флагом и выкрикивали оскорбления в адрес правительства. В Берлине такие антиковидные демонстрации сегодня признали "злоупотреблением".

События, произошедшие в Берлине в минувшую субботу, надолго обеспечили немецкую прессу и политиков темами для обсуждения и спекуляций. Начиная с количества участников демонстрации, и заканчивая их качественным составом.

Запрещенная берлинским сенатом, но в последний момент разрешенная Конституционным судом акция по подсчетам организаторов собрала около четверти миллиона человек. Власти готовы признать только три-четыре десятка тысяч, а либеральная, то есть большая, часть СМИ мажет их коричневой краской, что должно оправдать временами предельно жесткие действия полиции и даже героизировать отдельных ее сотрудников.

Впрочем, людей с характерной для неонацистов внешностью и атрибутикой, на роликах, заполнивших социальные сети, не видно.

У протеста, основным лозунгом которого стало знакомое – "Меркель должна уйти", было три основные движущие силы: люди, недовольные ограничениями, связанными с пандемией; люди, недовольные миграционной политикой канцлера; и так называемые рейхсбюргеры – немногочисленная, но шумная социальная группа, отказывающаяся признавать нынешнее немецкое государство и потому выступающая под флагами кайзеровской Германии.

Как раз взаимодействие последних с полицией и обеспечило самую яркую картинку протеста.

Первая крупная стычка произошла у российского посольства, куда часть рейхсбюреров во главе с кулинарным блогером турецкого происхождения Атиллой Хильдеманном, пришла с требованиями суверенитета.

Люди скандировали "Путин!", призывая президента России убедить Трампа в необходимости подписать мирный договор с Германией, которого, по их мнению, до сих пор нет, и страна живет, как американская колония.

Полиция слушала недолго: скрутила и увела Хильдеманна, а потом начались массовые задержания.

Всякая историческая драма может повториться, как фарс. То, что произошло потом, в СМИ называют штурмом рейхстага.

Узнав об аресте лидера, часть рейхсбюргеров, митинговавших на площади перед парламентом, и люди, просто захваченные общим порывом, ринулась вверх по лестнице к стеклянным дверям, где дежурили трое полицейских – их теперь называют "тремя спартанцами", остановившими коричневую чуму на пороге святыни.

"От имени правительства и канцлера я хотел бы поблагодарить, в первую очередь, троих полицейских, которые сначала в одиночку – ради нас всех – защищали вход в парламент. Затем всех полицейских, которые были задействованы на этих выходных во время мероприятий и пытались обеспечить правопорядок", – сообщил Штеффен Зайберт, официальный представитель правительства Германии.

В забеге по ступенькам и кратковременной оккупации лестницы приняли участие от 300 до 400 человек. Ни один полицейский не пострадал, а подоспевшие резервы быстро вытеснили людей обратно на площадь.

И этот эпизод субботнего противостояния сейчас самая острая тема. Из политиков первого эшелона его не прокомментировала только Ангела Меркель.

"Мы увидели имперский флаг на ступенях свободно избранного парламента Германии, в сердце нашей демократии. Это не только отвратительно, но и учитывая историю этого места – абсолютно неприемлемо!", – заявил Франк-Вальтер Штайнмайер, президент Германии.

Демонстранты злоупотребили свободой собраний – дал понять министр внутренних дел Зеехофер, объясняя полицейское насилие. А глава оборонного ведомства Крамп-Каренбауэр противопоставила события в Берлине и в Минске.

"Я возмущена, поскольку демократическими правами, правом на демонстрации злоупотребили в целях нацистской пропаганды, в то время как на краю Европы, в Белоруссии, люди рискуют своими жизнями на улицах ради права на демонстрации", – сообщила Аннегрет Крамп-Карренбауэр, министр обороны Германии.

Нападения на белорусский ОМОН – это борьба за демократию, а пассивно-агрессивное поведение демонстрантов в Берлине – нацистский реванш. Причем этот правоэкстремистский ярлык лепится даже на тех, кто к рейхстагу и на километр не подходил.

Полиция продолжила теснить людей с улиц и площадей в течение ночи, задержания наиболее стойких происходили и в воскресенье.

Протест, конечно, был услышан, но в целом, реакция немецких властей не дает оснований полагать, что он больше не повторится.