Нехорошие районы, где много нелегалов: терроризм в Париже

Как Париж прощался с убитым учителем и что делают там для профилактики столкновения культур?

Национальная панихида началась ровно в половину восьмого вечера. Под звуки композиции One ирландской группы U2, которую очень любил Самуэль Пати, Республиканская гвардия вынесла его гроб. Прощание проходило на фоне подсвеченного барочного фасада XVIII века одного из первых университетов Европы. Символа просвещения, культурного и литературного влияния Франции.

Во дворе около 400 гостей, бывший президент Франции, действующий, кабинет министров. Прозвучала поэма, написанная в честь Пати. Следом – письмо Альберта Камю своему учителю, составленное после получения Нобелевской премии по литературе. Преподавателя посмертно наградили орденом Почетного легиона и высшей наградой в области образования – возвели в командоры ордена Академических пальм. В его честь звучала "Марсельеза", долго аплодировала собравшаяся у стен Сорбонны толпа. О нем говорил президент Республики.

На севере Парижа за панихидой не следили, самолетом из Алжира сюда завезли свежие финики, пошла бойкая торговля. В соседней мясной лавке весь товар – халяль, его бережно раскладывают на витрину. Разберут до конца дня. Ощущение, что мы на севере Африки. Вот очередь из тех, кто пытается попасть к врачу, рядом магазин традиционной для женщины Востока одежды "В сердце Магриба". Да и язык улицы здесь, скорее, арабский.

Это один из нехороших районов французской столицы, где очень много нелегальных мигрантов, – людям отказали в документах, но выдворить так и не смогли. Для этого нужно согласие страны, куда высылают, и самолет, зафрахтованный на деньги французских налогоплательщиков. Но даже если документы выдают, обычно не проверяют, воевал ли человек на стороне террористического ИГИЛ (запрещено в РФ) и что думает о нравах Французской Республики.

"Запросов так много, что у нас просто нет времени, чтобы изучить дело каждого человека. Они остаются в пригородах, в парижских округах, на севере даже лагерь мигрантов разбит, к тому же они втягиваются в наркотрафик марихуаны, кокаина, и там же происходит их радикализация", – отметил Рокко Контенто, представитель профсоюза полиции Франции.

По подсчетам полиции, только нелегальных мигрантов не меньше ста тысяч. Откуда они? Учет не ведется, по закону нельзя. С началом пандемии освободили еще и центры, где людей готовили к высылке, так что ходить с камерой здесь приходится осторожно. Это свой изолированный культурно мир внутри Парижа, который вместе с такими же пригородами окольцовывает его. Здесь свои правила, своя еда, своя религия.

"Те, кто приехали сюда из Магриба, Алжира, прошлое поколение, они не подвержены радикализации, проблема с теми, кто уже родился во Франции", – сказал Джемаль Гессом, эксперт по исследованию. Радикализации общества.

На безысходности играют многочисленные радикальные исламские ассоциации. После казни учителя власти решили проверить деятельность 57 из них. Умма Шарити, к примеру, пыталась создать кассу помощи для семьи террориста. Закрыть решили и Baraka city.

Baraka city создали в 2008 году. Начинали с нуля, потом внезапно в эту не правительственную организацию пошли вливания – сразу 16 миллионов евро пожертвований за три года. И если раньше они работали только по Парижу, то потом вышли на международный уровень.

Ее лидер Идрис Сихамеди начинал с продажи телефонов, а стал лицом, угрожающим национальном безопасности Франции. Одни называют его салафитом, он себя – ортодоксальным мусульманином. Отказывается жать руку женщинам, публично отказался осуждать теракт в Charlie Hebdo, угрожал и бывшей сотруднице сатирического издания, и главе МВД.

Попытки пообщаться с ним лично понимания не встретили. Человек, которого раздражает французское светское образование, решение о закрытии свой ассоциации все же решил оспорить через суд.

"Учиться и понимать" – так называлась подпольная школа. Таких в пригородах Парижа сотни. Французскому здесь не обучали, набор знаний сводился к тому, что нужно молиться и ежедневно зубрить Коран.

Сюда, в Бобини, водил своих детей имам мечети, которую решено закрыть за помощь в распространении видео, где один из родителей, обвиненный теперь в соучастии в преступлении, возмущается методами преподавания Самуэль Пати. Дочки имама двух и пяти лет носили хиджаб, и таких малышей в школе было около восьми десятков.

"В Саудовской Аравии обезглавливают людей на улице, теперь это делают во Франции. Это реальность, потому что есть районы, где если вы выйдете в шортах или юбке, посмотрите, что с вами сделают. И пяти минут не пройдет. В этих районах своя экономика и образ жизни, который не западный и не демократичный. И так везде по стране. Мы дали им власть, и на протяжении 30 лет они делали что хотели, а теперь уже поздно. Они создали свое государство внутри Франции, государство радикалов", – считает Рашида Бенахмед, глава Исламской ассоциации города Мо.

Исламисты используют сатирические карикатуры, чтобы разжигать ненависть, французы не могут отказаться от права глумиться, боясь уступить исламистам.

Вот и перепечатывают рисунки снова. Угрозы в свой адрес получило издание Nouvelle Republique. Грозят обезглавить мэра города Брон, что под Лионом, к нему теперь приставили круглосуточную охрану.