Снайпер, побывавший в горячих точках, сбежал с целым арсеналом

Премьер-министр Бельгии потребовал ужесточить контроль над военными после того, как один из них похитил оружие из казармы и скрылся от преследования. Распоряжение уже вступило в силу и принесло плоды: 11 солдат с крайне правыми взглядами лишились доступа к военным складам. Поиски Юргена Конингса ведут с понедельника. Между тем, потенциального экстремиста многие бельгийцы воспринимают чуть ли не как национального героя.

Лесопарк в Лимбурге вновь открыт для посетителей: тяжелая военная техника и полицейские вертолеты находились тут всю неделю. Но ни конная полиция, ни собаки не помогли отыскать в массиве площадью 130 тысяч гектаров беглого военного Юргена Конингса. Посетителям предписано немедленно сообщать о чем-либо подозрительном.

Теперь следствие рассматривает любые версии: вплоть до того, что беглец мертв или пересек границу. Соседние государства находятся в режиме повышенной готовности, данные бельгийского военного переданы в базу Интерпола. Бельгийские криминалисты считают исчезновение действующего военнослужащего детально проработанным маневром: он все обставил как в сценарии хорошего боевика. Чем и запутал полицию, армию, публику.

46-летний действующий военный Юрген Конингс исчез в понедельник, прихватив с собой из казармы внушительный арсенал оружия. При том, что согласно заявлению его армейского руководства, из-за крайне правых взглядов Юрген давно находился под наблюдением. А из-за угроз в адрес правительства и вирусологов, "которые лишили народ всего", он уже ранее находился в списке потенциально опасных для общества людей. Немедленно в регионе были взяты под усиленную охрану мечети, некоторые родители всю неделю не отпускали в школу детей.

Министр юстиции Бельгии Венсан Ван Квикенборне рассказал, что Конингс планировал эти акции целенаправленно, на протяжении длительного времени. Поэтому он действительно очень опасен. Вечером понедельника, когда он исчез, его видели в районе места проживания потенциальной жертвы. Причем, он долго там находился — более двух часов. "Тут возможен один вариант: мы будем искать его до тех пор, пока не найдем", – заверил он.

Во вторник в лесопарке в Лимбурге лесник обнаружил брошеный автомобиль беглеца: он был заминирован, но взрывной механизм не сработал, утверждает следствие. Также было обнаружено оружие, в том числе четыре гранатомета. Пока полтысячи полицейских и военных днем и ночью прочесывали лесопарк, разыскиваемый успел побывать на могиле своих родителей и оставить там свои наградные знаки.

Служа в бельгийской армии, в том числе снайпером, он побывал в Афганистане, Косове, Боснии и Ираке. "Такие, как он, могут неделями выживать в диких условиях", – утверждают его коллеги. Соглашаясь, при этом, что вся история бросает негативный свет на военные структуры королевства.

Меж тем, для десятков тысяч бельгийцев Конингс уже стал символом борьбы с произволом правительства — за первые двое суток существования группы "Как один за Юргена" в ФБ к ней присоединились почти 40 тысяч человек — это больше, чем численность всей армии Бельгии. Его сторонники рассматривают побег как манифест против "непоследовательных мер правительства в условиях пандемии". Считая Конингса бойцом идеологического фронта и не более, люди пытаются предложить ему через интернет помощь, в том числе предоставив ему ночлег и еду.

Несмотря на запреты в ряде городов, сторонники провели "молчаливый марш в поддержку" беглеца в Маасмехелене, и запланировали еще ряд акций.

"Я надеюсь, мы этим ему поможем: это военный, которому сейчас нужна помощь. Он столько лет служил стране, в том числе в Афганистане, он видел многое из того, что мы бы не хотели видеть, – ужасы. При этом, мы все надеемся, что ничего не произойдет. Никто не должен погибнуть. Этого не хочет никто", – говорит участник акции Вим.

Следствие считает, что потенциальной целью военного может быть один из главных государственных вирусологов — Марк ван Ранст, выступающий за самые жесткие ограничительные меры в связи с пандемией. Ученый и его семья почти неделю провели в бункере под полицейской охраной.

Прекратить прятаться призвала Конингса его партнер Гвен, с заявления которой о пропаже и начались поиски военного. "Юрген, если ты еще жив, позаботься, чтобы не было жертв. Сделай так, чтобы это прекратилось. Ради меня, ради моей семьи. Сам реши, как, но останови это", – просит Гвен.

За неделю, что шли поиски, Юргену Конингсу уже выдвинуты заочные обвинения в угрозах жизни и террористических мотивах. Бесплодно завершив поиски в лесопарке Лимбурга, полиция перешла к домашним обыскам потенциальных сторонников беглеца: в субботу были проверены более 10 домов, 11 действующих военных, имеющих связи с крайне правыми, получили запрет в доступе к оружию.

В воскресенье министр внутренних дел Бельгии Аннелис Верлинден попыталась успокоить народные волнения, заявив, что "лицензии на убийство Конингса" МВД не получало. При этом она признала, что на данный момент у следствия нет вообще никаких зацепок касательно потенциального местонахождения беглеца.