Боль и унижение: история бывшей американской узницы из России

Жительница Санкт-Петербурга – против правосудия Соединенных Штатов. Примерно так может звучать заголовок громкого процесса, к которому готовится юрист из культурной столицы. Почти три года Мира Терада, так зовут женщину, провела в американской тюрьме и, по ее словам, вытерпела много боли и унижения. Теперь, вернувшись на родину, собирается привлечь к ответу всех виновных.

Зубная паста, щетка, плеер, карандаш, растворимый кофе в пакетике. Для жительницы Санкт-Петербурга 33-летней Миры Терады все эти обычные, на первый взгляд, предметы – личный набор реликвий. Они напоминают о времени, проведенном в американских тюрьмах. Почти три года женщина отбывала наказание в США. И теперь она фактически единственная россиянка, готовая судиться с правосудием Соединенных Штатов.

"Карандаш было достать сложнее всего, потому что он негибкий и представляет опасность для безопасности личной и безопасности других заключенных", – рассказывает молодая женщина.

Мира училась в США с 2013 по 2016 год. Изучала английский и испанский языки. Там же вышла замуж за американца лаосского происхождения Алета Терада. Супруг был старше на 20 лет, занимался бизнесом и, по словам Миры, нередко бил ее. Однажды в порыве гнева даже выстрелил в ногу молодой жене. Мира вернулась на родину и уже в России узнала: ее мужа Алета Терада заподозрили в причастности к наркоторговле и отмывании денег, а Мира, по мнению американских властей, помогала ему в этом.

"Меня обвинили в предварительном сговоре, в отмывании денежных средств, обвинение было ложным. Доказательства какие-либо отсутствовали, было непосредственное слово двух людей, что является одним отдельным доказательством. В результате после того как меня вынудили подписать признательные показания, один из этих двух людей отказался от своих показаний", – говорит Мира Терада.

Миру задержали в 2018-м, когда она была проездом в Финляндии, а после депортировали по запросу США. Американские власти предложили выбор: признать вину и получить минимальный срок или молчать и угодить в тюрьму на десять лет. Денег на хорошего адвоката у Миры не было – пришлось выбрать первый вариант. Ее приговорили к 30 месяцам тюрьмы.

Интерьеры одиночной, или так называемой дисциплинарной, камеры практически любой американской тюрьмы похожи: кирпичные стены, унитаз и раковина. Это кровать, а на самом деле бетонная пристройка. На нее для заключенных стелют тоненький пластиковый матрас, скорее, для видимости, чем для удобства. В железной двери окошко – единственная связь с миром для тех, кто оказался в изоляторе.

Это помещение находится в центре Москвы, а камера воспроизведена в точности по образцу изолятора одной из знаменитых тюрем Америки "Синг Синг". Здесь проводят квесты – игры по принципу "выберись из комнаты" с полным атмосферным погружением.

"Синг-Синг", "Гуантанамо", "Алькатрас" – эти названия знакомы многим далеко за пределами США. Парадокс, но в стране, которая считает себя главным проводником демократических идей и прав человека, содержание в тюрьме может быть равносильно рабству: насилие, конфликты между расовыми группировками, отсутствие необходимой медицинской помощи.

"Я (также) подвергалась пыткам, изначально физическим, голодом, отсутствием медицинской помощи. Когда они увидели, что я переношу достаточно легко по сравнению с, может быть, предыдущими какими-то случаями, стали применять психологическое давление. Говорили о том, что меня никто не ждет дома, о том, что я никому не нужна", – вспоминает Мира Терада.

За решеткой Мира сильно подорвала здоровье. Дала о себе знать травма от огнестрельного ранения в ногу от мужа. Но никакого лечения в неволе россиянка, по ее словам, не получила. Теперь это один из пунктов ее иска к властям Соединенных Штатов. Об условиях содержания россиян в американских тюрьмах не раз говорилось на самом высоком, дипломатическом, уровне.

"Американские исправительные учреждения нередко уклоняются от предоставления адекватного лечения отбывающим наказание россиянам, в том числе страдающим хроническими заболеваниями. Мы это знаем как никто, так как в ручном режиме ежедневно решаем большое количество медицинских вопросов по просьбе российских граждан, находящихся в заключении, в частности в США", – отмечает официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Еще один пункт иска россиянки к американскому правосудию касается ее срока. Мира провела за решеткой на четыре месяца больше, чем было заявлено в приговоре. Администрация одной из тюрем потеряла ее паспорт. Знающие люди говорят, что это может быть своеобразной местью за непослушание осужденного. И Мире якобы еще повезло.

"Не секрет что есть огромное количество "МС 13". Это банда, которая из Латинской Америки, есть "Крипс", есть "Бладс", есть "Арийский бразер". Эти все банды контролируют разные части тюрьмы, и, как правило, администрация тюрьмы, если вы, как по-русски говорят, "накосячите" если вы где-то сделали что-то не так, то они могут с легкостью перевести вас в другой корпус. Вы понимаете, что с вами там сделают. Если вы афроамериканец, вас переведут в корпус, который контролируется скинхедами, нацистами", – комментирует ситуацию адвокат с лицензией в США Михаил Бык.

"У них нет аналога общественной наблюдательной комиссии России, например. То есть прийти общественникам и в целом посмотреть, соблюдаются ли права заключенного или нет, в общем практически нереально", – указывает вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников.

Мира Терада готовит жалобу и в Европейский суд по правам человека. Она хочет доказать, что Финляндия незаконно экстрадировала ее в США. А еще вчерашняя американская узница возглавила общественную организацию и теперь намерена бороться с полицейским и тюремным произволом в отношении россиян во всех странах мира.