Тема:

Ситуация на Украине 2 часа назад

Украинский нацизм – гремучая смесь язычества и сатанизма

В эти дни мы еще и еще раз возвращаемся к главной теме – Украине. Отматываясь во времени назад, мы вспоминаем, как все шло к тому, что стало в итоге неизбежным. Бесценны здесь размышления писателя Александра Исаевича Солженицына, которыми он более пятнадцати лет назад поделился с Виталием Третьяковым в интервью для еженедельника "Московские новости": "Отчетливо же видя, что нынешняя Россия не представляет им никакой угрозы, НАТО методически и настойчиво развивает свой военный аппарат на восток Европы и в континентальный охват России с юга. Тут и открытая материальная и идеологическая поддержка "цветных" революций, парадоксальное внедрение северо-атлантических интересов – в Центральную Азию. Все это не оставляет сомнений, что готовится полное окружение России, а затем потеря ею суверенитета".

Впрочем, даже сам Солженицын тогда и представить себе не мог, во что выродится Украина, что посреди Европы расцветет нацизм в самых худших его проявлениях, а демократичный Запад станет с ним в одну шеренгу. Хотя приметы Солженицын подмечал точно и бил в набат: "Фанатическое подавление и преследование русского языка (который в прошлых опросах был признан своим основным более чем 60% населения Украины) является просто зверской мерой, да и направленной против культурной перспективы самой Украины. Огромные просторы, никогда не относившиеся к исторической Украине, как Новороссия, Крым и весь юго-восточный край, насильственно втиснуты в состав нынешнего украинского государства и в его политику жадно желаемого вступления в НАТО".

И политическое, нравственное завещание. Предательство невозможно. "При всех этих условиях Россия ни в какой форме не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним", – подчеркивал писатель.

Вот это и есть денацификация с прикладной точки зрения. Денацификация – это когда остатки костяка полка "Азов" прячутся, прикрывшись заложниками в подвалах завода "Азовсталь". Когда недобитые нацисты просят выпустить их в Турцию или дать им гуманитарный коридор.

Денацификация – это когда неонацисты из полка "Азов" заживо гниют в холодных заводских подвалах. А тела других нацистов гниют на уничтоженных позициях. Это те самые нацисты, которые когда-то наводили ужас на жителей юго-востока. Война с нацизмом не абстрактная вещь, не лозунг. Это то, что успешно делает сегодня русская армия.

И вроде было принято восклицать у определенной публики: ну, какие там на Украине нацисты!? Так вот же они. Те, кто носят на шевронах знаки различия эсэсовской дивизии. Те, у кого этот же символ – на воротах бывшей базы "Азова", где теперь снимает репортаж наш коллега.

И набор литературы тоже соответствующий. Про отважных фашистов, героических бандеровцев, Муссолини.

Впрочем, сегодня понятие денацификация распространяется не только на неонацистские подразделения. Но и на большую часть украинской армии. Во всяком случае в Луганской или Донецкой республиках уже давно никто серьезных различий не видит.

"Считаю важным отметить, что статус как камбатантов у бойцов "Азова" и ВСУ одинаков. Это комбатанты Вооруженных сил Украины и гвардии Украины. Ввиду того, что еще с 2015 года президент Порошенко легализовал националистические, нацистские батальоны в качестве бойцов украинской гвардии и сформировал из них спецподразделения. То есть они являются частью Вооруженных сил Украины. И все они являются военными преступниками, на мой взгляд, как военными преступниками являются и артиллерийсты, и ракетчики, которые обстреливают мирные города, зная, куда летят их ракеты и снаряды", – сказал Ян Гагин, советник главы ДНР.

"К сожалению, ВСУ сейчас – это один большой нацбатальон. Я как-то просматривал графити, которое оставили украинские солдаты на стене дома, где у них была огневая точка, это именно солдаты, не бойцы нацбатальона. Они писали националистические лозунги. То есть это вполне уже сформированные националисты, которые готовы убивать", – подчеркнул Богдан Беспалько, член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ.

Вот трофеи с базы "Азова", добыли их бойцы ДНР. Флаг со свастикой, шевроны со свастиками и рунами, опять книги и диски про Гитлера и Бандеру. Но, в принципе, вот эту всю атрибутику можно найти практически в любом подразделении ВСУ.

Понятно, что не за год и два, даже не за восемь постмайданных лет Украина пропиталась нацистской идеологией. Началось это, конечно, еще в 80-х, когда разваливался СССР и Украина обрела независимость. Новому государству срочно требовалась некая национальная идея. Надо же было как-то объяснять, почему вчерашние идейные, казалось бы, коммунисты, теперь стали национальными лидерами. В украинском изводе идея звучала предельно просто: мы – это не Россия.

Во всех бедах и проблемах Украины виновата тоже Россия. С первых же дней независимости, идеология строилась на фундаменте украинского нацизма, а иначе было невозможно ни разорвать традиционные связи с Россией, ни оторвать Украину от русской цивилизации и культуры. По большому счету, выходцы из КПСС и действовали-то как большевики. Те – когда создавали советского человека, украинские власти – свидомого громодянина, совершенного украинца. И базой для этого стали школьники и студенты.

"Им внушалось, что Россия тысячелетиями угнетала несчастный украинский народ. Что русские – это нация рабов, при этом алкоголиков, садистов и рабовладельцев, которые так и стремились сделать, сами будучи рабами, рабов из украинцев, которые к тому моменту существовали тоже уже не одну тысячу лет. То есть весь этот бред вываливался на молодое поколение людей, плюс это книги, плюс фильмы, плюс всевозможные программы. И вот эта обработка, она как раз привела к тому, что к 2010 году выросло поколение, которое уже было на этих идеях воспитано, оно в это верило", – отметил Алексей Кочетков, историк, политолог.

Книги отцов украинского национализма печатались многотысячными тиражами. При Кучме, при Ющенко, при Януковиче. На русском ли, на украинском. Бандеровцы и Бандера постепенно героизировались. Активно в этом участие принимали украинские диаспоры из Канады и США. Это как если бы в России в 90-е за воспитание молодежи и идеологию отвечали бы бывшие власовцы и полицаи. Надо справедливости ради сказать, что мы в это едва не свалились, удержались. А вот Украина нет.

Кроме того, была еще одна причина, почему нацистские идеи становились популярнее год от года. Как ни странно, но в первую очередь даже не на Западе Украины, а на юге и юго-востоке.

Деиндустриализация 90-х и нулевых. Заводы – открытые еще в царское или советское время – закрывались, отцы теряли работу, детям было легко объяснять, что во всем виноваты москали. И вот поэтому в русском вроде бы Харькове была самая мощная структура "Правого сектора" (запрещен в РФ). А в Днепропетровске формировали "Азов". Кстати, кго лидер Андрей Белецкий закончил Харьковский университет. Дипломную работу в 2001 году посвятил истории Украинской повстанческой армии (запрещена в РФ), то есть бандеровских боевиков. Вот так постепенно идеи легализовывались и внедрялись в массы.

"В 90-х годах возникла организация под названием "Социал-национальная партия Украины" (запрещена в РФ), которая в начале 2010-х годов провела ребрендинг и превратилась во "Всеукраинское объединение свободы" (запрещено в РФ). Вот эта партия на выборах 2012 года набрала свыше 12%. Причем, если изначально ядро этой партии электоральное находилось в западных регионах Украины, то на выборах 2012 года за нее очень хорошо проголосовали и жители Киева, и она набрала даже какое-то количество голосов в Восточной Украине", – рассказал Алексей Кочетков.

Вообще на Украине уже десять лет назад считалось нормальным и одобрять нацизм, и просто шутить вокруг него. Просто пример. В пятницу с "Азовстали" вышла семья. Гражданские. Заложники. Стали проверять – и вот отец семейства, обычный рабочий, в 2012 году сделал фото с железным крестом, с нацистским приветствием. Проверили – нет, все же не боевик "Азова". А фото сделал по глупости. Но атмосфера политическая такая, что фото с железным крестом – это нормально. И вообще Бандера – герой. Бандеровцы – борцы за свободу. Вермахт – освободители. Так про все рассказывали.

Безусловно, за всеми ультраправыми, неонацистскими, необандеровскими партиями и движениями стояли серьезные люди. Высшие политики, крупные олигархи. Нацисты были их ресурсом и боевым отрядом. На Майдане именно они являлись ударной силой. И потом именно из них и примкнувших к неонацистам футбольных фанатов формировались первые территориальные батальоны. Проще, каратели.

"В результате в 2014 году образовались национальные или территориальные батальоны, которые образовывались не только из радикалов, но также из маргиналов и из людей, которые, будучи авантюристами, хотели испытать, что чувствует солдат, когда он убивает другого, и, соответственно, заработать на всем этом денег. Таким образом, в 2014 году при поддержке ряда олигархов, а также государственных деятелей образовались национальные или территориальные батальоны. Эти батальоны отметились чрезвычайной жестокостью по отношению к мирному населению и выступали как карательные органы, призванные запугивать местное население в Донбассе с целью не допустить его участия в дальнейшем развитии Донецкой и Луганской народных республик", – подчеркнул Богдан Беспалько.

Неонацисты, идейные романтики Майдана, маргиналы, авантюристы, просто бандиты – адское варево, плавильный котел, из которого вылезли самые лютые, самые жестокие нацбатальоны: "Днепр", "Торнадо", "Айдар", "Азов". Но все равно объединяющей идеей была для них именно нацистская идея. Идея расового превосходства. И украинцев над русскими. И правильных украинцев, то ест националистов, над неправильными. Как когда-то СС в Германии создавалась по принципу этакого Рыцарского ордена, так и "Азов", и прочие скопировали эту схему.

Нацисты – как рыцари расовой борьбы, которые несут свет национального сознания. А нести его можно как угодно – хоть пытками, хоть убийством. Дело-то важное. Эта ситуация привлекала в карательные батальоны множество тех, кто просто не мог реализоваться в жизни. Или люди с низким уровнем образования, пониженным моральным порогом, лентяи и бездельники в конце-концов. А так пришел в "Азов" – и ты уже не абы кто, а "воин света". Со свастикой, набитой во всю спину. И можно все. Пытать, убивать, чем собственно и отличались неонацисты.

Вот пример. Боевик-нацист, попавший в плен. Татуировки: концлагерь Маутхаузен на животе, солдаты СС, нацистский железный крест на ноге, руна Одал – знак сотрудников Главного управления СС по вопросам расы. А теперь представьте, что таких – сотни! И все с оружием. И считаются официальным военным подразделением.

"Для ряда людей участие в этих батальонах казалось легким хлебом, легким заработком. Для того, чтобы заработать много денег, нужно просто убить человека. Его, этот интерес, подогревали и олигархи типа Коломойского, которые обещали 10 тысяч долларов за голову пророссийских активистов", – рассказал Богдан Беспалько.

"Среди азовцев много харьковчан, чьи родители из русской культурной среды. Я знаю людей, которые стали украинскими нацистами, у которых, например, мама – преподаватель русского языка в обычной школе, и она в шоке от всего, что творится с ее сыном, а дед воевал на советско-германском фронте. И внук ненавидит и маму, и деда, и все, что связано с их русской культурой, потому что себя он уже воспринимает как сверхчеловека, который перешагнул, переступил как адепт новой религии, как человек, перед которым открываются самые широчайшие перспективы как будущего повелителя вот этой биомассой, которая не понимает всего света новой идеи и новой религии белой расы", – отметил Алексей Кочетков.

Нацистские идеи довольно быстро стали идеологией всей украинской армии. Как это происходило? Прежде всего государственная пропагандистская машина работает на формирования определенного нарратива. Быть националистом – это хорошо и правильно. Сержантские школы на Украине набирали прежде всего членов нацистских организаций. Собственно, первая сержантская школа была создана на базе "Азова".

Большое количество националистов, пройдя обкатку в карательных батальонах, отправлялось в армию, принося туда свою идеологию. И так 8 лет. Но и армия все 8 лет тоже, надо это понимать, не в казармах сидела. Взять обстрелы Луганска и Донецка. Что, военные не понимали, куда стреляют? Понимали. Но им же объяснили, что там сидят неправильные люди, москали и сепаратисты, которых и убить не жалко. Потому что только они мешают жить Украине. И ложится это все на знания, полученные за школьной партой.

Типичный случай. Руслан Симанишин из Днепропетровска.Теперь в плену рассказывает нашим следователям, что он совсем не нацист. Только вот татуировки, стилизованные свастики. Еще один Пленный артиллерист. На плечах – тризуб и немецкий Железный Крест. На вопрос, это что за символ, отвечает так: "Это символ воинской доблести".

Так что не нужно иллюзий. По большому счету, вся группировка ВСУ на востоке Украины – десантники, морпехи, артиллеристы – это и есть самые идейные, самые мотивированные, самые идеологические накачанные нацисты. Вот те 44 тысячи военных – именно такую цифру назвал Владимир Зеленский – это как раз нацистский костяк. На всех отбитых у украинской армии позициях или казармах – одна картина: свастики, руны, немецкие плакаты времен Великой Отечественной, нацистские знамена. У пленных солдат ВСУ через одного – все то же самое: свастики, руны, солдаты Вермахта, орлы – весь набор нацисткой мифологии. Так что в прикладном смысле суть денацификации с 1945 года осталась прежней. Это ликвидация нацизма и носителей идеологии, как бы они себя ни именовали.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим"Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.