Тема:

Гибель главы концерна Total 1 год назад

Снегоуборщик не оставил "Фалькону" ни единого шанса

Члены семьи теперь уже бывшего главы корпорации Total Кристофа де Маржери вылетают в Москву, чтобы забрать его останки. В частности, в ближайшие часы в российскую столицу направляется сын погибшего — Фабрис де Маржери. Об этом сообщил сегодня Бернар Сорр, мэр французского города Сен-Пер-сюр-Мэр, где проживают некоторые члены семьи де Маржери.

По его данным, дата погребения Кристофа де Маржери в этом небольшом городке на берегу Ла-Манша еще не определена. На кладбище Сен-Пер-сюр-Мэр находится семейный склеп де Маржери, построенный семейством в 2000 году.

По данным мэра, полученным от Фабриса де Маржери, панихида по его отцу пройдет только в Париже. Ее решено не повторять в Сен-Пер-сюр-Мэр, передает ТАСС.

В России гибель в авиакатастрофе во Внукове теперь уже бывшего главы Total и трех членов экипажа остается темой номер один.

Пока идет следствие, эксперты и журналисты продолжают высказывать разные предположения: что могло случиться в ту туманную ночь на 21 октября на взлетно-посадочной полосе аэропорта Внуково? Был ли действительно пьян водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко? Как получилось, что он "отстал" от каравана снегоуборочных машин и оказался там, где находиться не должен был никак? Где в этот момент был диспетчер, была ли с ним у водителя связь?.. Вопросов множество.

Адвокат Александр Карабанов в эфире телеканала "Россия 24" заявил, что все водители, убиравшие ВПП в ночь катастрофы самолета "Фалькон" во Внукове, находились на связи.

"Из показаний Владимира следует, что автомобиль в обязательном порядке оснащен спецрацией, спецприборами, по которым осуществляется координация маневров именно на взлетной полосе и на прилегающей территории, и за всеми маневрами следит, наблюдает и контролирует старший инженер и непосредственно тот специалист, который должен контролировать работу данной группы по уборке территории", — заявил адвокат.

Он также отмечает, что "именно диспетчер должен отследить, согласно своим инструкциям, опасность осуществления тех или иных маршрутов, и дать команду самолету взлетать".

При этом адвокат водителя утверждает, что Мартыненко не пьет – у него больное сердце, а в Следственном комитете еще накануне утром заявили, что провели медосвидетельствование, и в его крови был обнаружен алкоголь.

Причем, источники, близкие к следствию, заявляют о 0,6 промилле. Адвокат настаивает: результатов освидетельствования он не видел, но при этом сообщает, что его подзащитный употребляет сердечные капли. По другим сведениям, водитель мог выпить кофе с ликером.

Однако если в крови Мартыненко действительно было 0,6 промилле, сколько он должен был выпить?

"Здесь вопрос может идти о 100 граммах 40-градусного спиртного, либо о глубоком похмелье, что соответствует примерно 500 граммам алкоголя за 6-12 часов. Но каждый организм по-разному реагирует, так что об этом можно говорить, исходя из статистических данных. Мы не можем утверждать, что так оно и было", — сказал в эфире "Вестей ФМ" руководитель Федерации автовладельцев России Сергей Канаев.

Если водитель действительно употреблял алкоголь, возникает вопрос: кто позволил проносить на работу спиртосодержащие напитки? Или же: почему на смену выпустили сотрудника, который нуждается в лекарствах, если причиной положительного результата анализа стали сердечные капли?

В любом случае, сам факт присутствия алкоголя говорит о том, что было допущено нарушение, убеждены специалисты. Не приходится говорить и о том, что измерения при взятии анализов вышли с какой-то погрешностью. И (уже исходя из этого) следствию, видимо, придется делать определенные выводы.

Сам Владимир Мартыненко объяснил, что отстал от колонны снегоуборщиков и каким-то непонятным для него образом очутился на пересечении взлетных полос. Никакого шума взлетающего самолета он не слышал и предотвратить катастрофу не мог.

При этом эксперты отмечают, что если работник плохо себя чувствовал, его не должны были выпустить на смену, а когда он отстал, об этом должен был знать диспетчер. В какой-то момент система управления наземными службами дала сбой. И в этом смысле адвокат Мартыненко Александр Карабанов прав, когда говорит о том, что водитель не мог остаться посередине взлетной полосы без чьего-либо ведома.

Между тем, западные эксперты констатируют, что ситуация, в которую попали пилоты "Фалькона" и их пассажир, не оставила никаких шансов. "В такой ситуации не спас бы ни один самолет — ни маленький, ни большой, это просто трагическое стечение обстоятельств", — заявил "Вестям ФМ" эксперт по авиационной безопасности Крис Йейтс.

Другой эксперт по авиационной безопасности — Джон Кокс — считает главным вопросом, почему все-таки снегоуборщик оказался на пути "Фалькона"?

"В плане безопасности "Фалькон-50" отвечает таким же строгим требованиям, как и обычные пассажирские самолеты. У диспетчеров есть четкие правила, позволяющие гарантировать отсутствие на полосе посторонней техники. И расследование, которое будет проводиться, будет направлено на то, чтобы выяснить, как так могло получиться, что на одной полосе оказались самолет и снегоуборочная машина", — отметил он.

Сегодня сообщалось, что возглавил расследование этой авиакатастрофы следователь с большим опытом работы. По данным СМИ, это — Михаил Гуревич, которые в свое время вел дело о крушении польского самолета под Смоленском, когда погибла большая часть высшего руководства Польши. Тогда специалисты буквально посекундно восстановили все события и с детальной точностью объяснили, как и почему произошла трагедия.

Теперь уже бывший глава Total погиб в ночь на 21 октября в авиакатастрофе в московском аэропорту Внуково-3. Его самолет "Фалькон" задел при взлете снегоуборочную машину. В результате катастрофы погибли все находившиеся на борту: три члена экипажа и единственный пассажир — Кристоф де Маржери.