Маргелов встретился с представителями ливийских повстанцев

Авиация НАТО сегодня совершила несколько налётов на Триполи. Бомбардировки идут и ночью, и днём. Несколько снарядов попали в здание гостелевидения и радио. Повстанцы при такой поддержке активизировались, но готовы к переговорам. По крайней мере, с внешними посредниками. В этом убедился спецпредставитель российского президента Михаил Маргелов. В Бенгази он встретился с лидерами ливийской оппозиции.

Бенгази сейчас не отправляет и не принимает воздушные суда. В виде исключения здесь – гуманитарные рейсы и спецборты, которыми прибывают в оппозиционную часть Ливии официальные представители из разных стран. И российский самолет принимали также здесь.

Изначально встреча с лидерами оппозиции была запланирована в деловом центре Тибести – это традиционное место официальных переговоров, – но недавний взрыв легкового автомобиля, запаркованного возле центра изменил правила. Но встречу тем не менее провели – в здании неподалеку. Спецпредставитель президента России Михаил Маргелов рассказал, какова его цель визита в Бенгази:

- Для России абсолютно понятно, что в Ливии у нас сегодня есть единственный друг. Это ливийский народ. Всё, что мы делаем, мы делаем в интересах ливийского народа и для достижения политического урегулирования внутриливийского кризиса.

Представители Национального переходного совета сообщили, что готовы принять помощь России, и российскую позицию они разделяют.

В Бенгази сегодня гораздо реже слышны выстрелы и взрывы, нежели это было весной. Но так называемая фронтовая линия по-прежнему остается в тех пределах, в которых она была раньше. Повстанцы все также свободно проезжают Адждабию, но дальше к Триполи - продолжаются столкновения с войсками Каддафи.

"Мои собеседники сказали, что у Каддафи осталось не так уж много времени – порядка двух недель. Если будет принято решение международного суда в Гааге, тогда Каддафи будет чрезвычайно сложно избежать международного правосудия", - рассказал Михаил Маргелов.

И здесь, в Бенгази, жители уверены в том, что их "февральская революция" изменит их жизнь в дальнейшем. Например, учитель физики Али Малик говорит о том, он иначе стал чувствовать жизнь в родном городе:

- Да, я счастлив. Сейчас всё хорошо. Я чувствую, да и не только я, что есть свобода, возможность дышать полной грудью.

Встреча спецпредставителя России и представителя переходного Национального совета Ливии прошла в Бенгази не только потому, что этот город называют оппозиционной столицей Ливии, но и потому, что здесь живет 1/6 всего ливийского населения. И к мнению города прислушивается как минимум половина населения страны.