Особняки наступают на музей Пришвина

Музей-усадьба русского писателя Михаила Михайловича Пришвина в Одинцовском районе Подмосковья скоро окажется в кольце глухих заборов.

Здесь, в гараже, стоит старенькая машина – ее страстный автомобилист Пришвин ласково величал Машей. Ключ от зажигания называл "ключом свободы". А в доме сохранилась подлинная обстановка. Кабинет писателя. Перо. Чернильница. У печки – постель для охотничьей собаки.

"Это последние болотные его сапоги на деревянных гвоздях. Они не промокают – гвозди набухают и закрывают подошву", – показывает директор музея-усадьбы Пришвина Лилия Рязанова.

Эту усадьбу в тени вековых елей Пришвин купил сразу после войны – любил этот дом. Диванчик смастерил сам – из автомобильных сидений. Абажур с осенними листьями – тоже дело рук писателя. Скромное обаяние прошлого века – каким-то чудом, не иначе, сохранилось в самом нескромном районе Московской области. Это деревня Дунино, здесь заканчивается Рублёво-Успенское шоссе.

В самом музее-усадьбе проблем в общем-то нет: дом в неплохом состоянии, коллекция – уникальная, экскурсии и творческие вечера проходят здесь постоянно, но проблемы стремительно подступают оттуда – из-за зелёного забора. Там 20 гектаров леса, спуск к реке Москве. В общем, золотая земля на Рублёвке.

Пока там – тишина и покой. Но скоро в заповедном лесу вместо птиц запоют бензопилы. Землю, на которой, кстати, находится еще и памятник археологии – Дунинское городище, жилище древнего человека – продали. Под строительство коттеджей.

"Указ президента номер 176 от 1995 года определяет Дунинское городище как памятник федерального значения. Несмотря на это правительство Московской области выпустило постановление номер 67/ 3 в 2005 году о предоставлении земельных участков под рекреационную зону", – объясняет учёный секретарь Фонда спасения памятника археологии федерального значения "Дунинского археологического комплекса" Игорь Фёдоров.

Если точнее – земля выделяется под "индивидуальное жилищное строительство и размещение рекреационной зоны". Формулировка витиеватая – на бумаге участки уже расчерчены. В администрации Звенигорода, конечно, утверждают, что все археологические ценности останутся неприкосновенными, если, конечно, в лесу обнаружат археологические ценности.

"Проектом будет предусмотрено, что они останутся в федеральной собственности, либо раскопки, которые уже здесь проведены, и теперь это не памятник археологии, либо останутся как объекты внутри будущей застройки", – говорит начальник Управления архитектуры и градостроительства Звенигорода Владимир Сёмочкин.

"Это платные раскопки, которые заказал застройщик, чтобы на этом месте построить дом. Раскопки прошли следующий этап: снятие с охраны и застройка", – уточняет Игорь Фёдоров.

Местная общественность, которая уже пять лет борется за сохранение леса и Дунинского городища, обращалась во всевозможные инстанции, ответ везде: "Всё согласовано". Даже Росохранкультура – ведомство, которое призвано сохранять памятники – не против строительства.

"Я живу последние 15 лет со словами, которые произнёс первый строитель первого коттеджа в нашем лесу: "Да, мы снесём ваш домик, и через несколько месяцев вашего Пришвина забудут", – вспоминает директор усадьбы Лилия Рязанова.

Особняки наступают. Музей Михаила Пришвина скоро окажется в кольце высоких глухих заборов. Писатель, который о жизни здесь, в деревне Дунино, говорил, что "открывает занавеску и как будто переворачивает страницы самой захватывающей книги", вряд ли мог представить, что за очень большие деньги эта книга может внезапно закончиться.