В Москве покажут дягилевское "Видение танца"

Идеальный импресарио. Великий антрепренер. Сегодня сказали бы – гениальный продюсер. Сергей Дягилев. Он превратил балет из рафинированного искусства в модное увлечение. Сто лет назад его "Русские сезоны" вызвали в Европе настоящее помешательство на всём русском. О феноменальном успехе дягилевского турне свидетельствуют экспонаты, представленные Третьяковской галереей.

Неидеальная выставка идеального импресарио. "Идеального", потому что речь о великом антерпренере Сергее Дягилеве и его "Русских балетах". "Неидеальная" потому, что сколько экспонатов не собери, всё равно рассказ будет неоконченным.

"Идеальная дягилевская выставка невозможна потому, что материал рассыпан по всему миру, по частным коллекциям", – поясняет куратор выставки Ирина Шуманова.

И всё же так много о Сергее Дягилеве, талантливом менеджере, который заставил Европу просто помешаться на русском искусстве начала XX века, Москва ещё не узнавала. Чего стоят одни только макеты театральных постановок, приехавшие из Монако, где долгие годы располагалась репетиционная база дягилевской труппы.

"Этот макет выполнен по эскизу Бакста к балету "Шехерезада". Здесь как раз можно увидеть все детали мизансцен, детали архитектуры и вот эти восточные мотивы, восточную роскошь, которую стремился передать художник. А вот этот макет выполнен к балету "Дафнис и Хлоя". Здесь Бакст как раз работал над темой греческой мифологии", – описывает выставочные экспонаты искусствовед Александра Харитонова.

А этот экспонат 1925 года пришлось несколько суток везти в 11-метровом фургоне из Монако в Москву. Занавес, созданный Пабло Пикассо к спектаклю "Голубой экспресс" был намотан на вал.

Костюм, декорация, фотография, живопись. Разрозненный материал выставки упорядочивает тонкая логика экспозиции.

"Нам хотелось на выставке показать, как два художника разных работали над одним спектаклем. Вот, например, эскизы Анисфельда к спектаклю "Садко". И вот этот же спектакль в оформлении другого художника Натальи Гончаровой", – демонстрирует разницу в подходах к оформлению спектаклей куратор выставки Евгения Илюхина.

"Нам хотелось, чтобы это была не просто информация о том, что в таком-то году был такой-то балет, а чтобы можно было погрузиться в этот мир, в это время", – раскрывает замысел экспозиции Ирина Шуманова.

Базовый материал выставки "Видение танца", в неё вошло более 500 экспонатов, всё же российский, из Третьяковской галереи. Это архивы художников Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой, супружеской пары, до конца жизни хранившей верность артистическому гению Дягилева. Вот они сами себя изобразили на эскизе "Золотого петушка". По их работам ярче всего и видно, как отчаянно смел был этот, как бы сейчас сказали, "продюсер". Вот безумные конструктивистские силуэты костюмов к спектаклю "Шут".

А вот так и не реализованный проект "Литургия" Натальи Гончаровой. Актеры почти не могли бы двигаться в таких средневековых облачениях. "Потом поймут", – говорил Сергей Дягилев, если его спрашивали, боится ли он провала.