Русский музей знакомит с неизвестным Дягилевым

В Русском музее – грандиозная выставка "Дягилев. Начало", посвящённая первому русскому импресарио. К юбилею прославленных "Русских сезонов" петербургские музейщики рассказали не о расцвете карьеры, а о периоде становлении вкуса и чутья человека, открывшего русское искусство не только Западу, но и самой России.

Год столетия знаменитых "Русских сезонов " отмечен триумфальным шествием выставок от Монако до Пермиродины Сергея Дягилева. Экспозиции в основном посвящены расцвету деятельности импресарио, когда гениальные балетные спектакли покоряли Париж.

Русский музей придумал иную концепцию – рассказать о не менее блистательной деятельности молодого Дягилева. Александр Бенуа в своих мемуарах описывает румяного курносого юношу, подсмеивается над его провинциальными вкусами. Однако очень скоро Дягилев становится высокообразованным человеком с отменным художественным чутьем. "Он впитывает знания, ездит по зарубежным странам", – говорит куратор выставки Владимир Круглов.

Русский музей цитирует три экспозиции, организованные Дягилевым. Первая прошла с огромным успехом в 1898 году в училище технического рисования барона Штиглица. На ней были произведения молодых русских и финских художников. Дягилев отобрал картины Левитана, Серова, Коровина, Врубеля. В 1905 в Таврическом дворце Дягилев выставляет 2300 портретов кисти русских художников. Подготовка началась четырьмя годами ранее, когда Дягилев стал изучать творчество Левицкого, и искать его картины в провинции.

Трудно представить, это русское искусство в начале XIX века не считалось ценным в своем отечестве. Парсунная живопись называлась ремеслом, живопись XVIII века – антинародной и антихудожественной. Заслуга Дягилева в том, что он вынул эти картины из запасников. Он показал русскому зрителю, насколько гениально русское искусство.

Показав русским русское искусство, Дягилев повёз его на Запад. Парижская выставка, 1906 год. Тут и исторические портреты, и пейзажи Петербурга, и иконы. Вкус, интуиция, предвидение. Дягилев находил талантливых художников и делал их знаменитыми.

Главный живописец, график, сценограф его эпохи – Лев Бакст. Занавес на любимую античную тему Бакст создал для театра Комиссаржевской. Заместитель директора по научной работе Русского музея Евгения Петрова говорит, что занавес показан впервые. Он хранился в фондах.

Одно из детищ Дягилева-издателя – журнал "Мир искусств", где он собрал лучшие силы. В это время его уже зовут Шиншиллой из-за седой пряди волос. Дягилев – герой почти каждой карикатуры Павла Щербова. Вот он доит корову (откровенный намёк на княгиню Тенишеву, которая спонсировала журнал). Диктатор, которого боялись балерины и художники, – это тоже он.

Россия должна гордиться этим человеком – Дягилев стал первым в мире импресарио. И конечно, именно Дягилев заставил Запад восхищаться и подражать русскому искусству.