"До" и "после" войны

Восьмое августа прошлого года навсегда разделило жизнь осетинского народа на – "до" и "после" войны. Трагедия отразилась не только на взрослых, но и на детях. Восьмилетнего Эльбруса Кокоева наши корреспонденты снимали в разрушенном Цхинвале. Фотография этого грустного малыша облетела весь мир. Только спустя год Эльбрус первый раз улыбнулся.

"Вот здесь мы жили. Сожгли нас. Говорят, что до декабря построим. Надеемся", – рассказывает глава семейства. Семья Кокоевых рассматривает то самое место, где еще год назад стоял их дом. История этой семьи написана как под копирку. Они, как и большинство жителей Цхинвала делят свою жизнь на "до" и "после" войны. Если бы не их сын.

Год назад фото испуганного войной ребенка облетело едва ли не весь мир. Разыскать 8-летнего Эльбруса и его семью, год спустя, в республике, где напуганных детей сотни, оказалось делом сложным. Помогло телевидение Южной Осетии.

Съемочная группа "Вестей" обратилась по телевидению к людям с просьбой помочь в поисках "ребенка, который год назад, во время войны выехал их Цхинвала со своей мамой в лагерь беженцев под Ростовом». Было известно имя этого ребенка – Эльбрус, и еще у корреспондентов была фотография мальчика.

Оказалось, что Южная Осетия, действительно, очень маленькая и дружная республика. Уже через несколько минут, после того как это обращение было показано по телевидению, посыпались звонки. Год спустя Эльбрус почти не изменился. Только теперь на его лице появилась улыбка.

Отец Эльбруса Ирбек говорит: как чувствовал. Еще до нападения на Цхинвал отправил семью подальше от беды.

«С мамой я их отправил. В Джаву отправил. Здесь стрельба уже такая была, что ночью уже нельзя было находиться. Они начали 5-го, 6-го, 7-го. 7-го уже совсем ужас был», – вспоминает Ирбек Кокоев.

Эльбрус со своей мамой попал в лагерь беженцев под Ростовом. Вернуться назад они смогли лишь через две недели.

От родственников узнали, что их дом в Цхинвале разрушен грузинской артиллерией. Мать Эльбруса, Майя, вспоминает, что не сразу решилась поехать к своему бывшему дому.

«Мне ребенок говорит: мама, если я туда поеду, то у меня там сердце разорвется. Потом, я ему рассказала, там не одни мы, там все дома сожгли. И соседей нет», – рассказывает Майя Кокоева.

Вот уже год семья Кокоевых живет у своих родственников. Майя, чтобы прокормить семью, торгует на рынке, Ирбек следит за огородом, где главной культурой, как и у любого осетина, является виноград. На него и главная надежда.