Почему США не вспоминают об операции "Завеса"?

"Я против, поскольку названия этих фортов вписаны в нашу историю". Это слова Дональда Трампа, который довольно экзотичным образом объяснил, почему Белый дом не намерен переименовывать военные базы, названные в честь генералов Конфедерации, как того требуют активисты движения BLM.

Дескать, без Форта-Брэгг и Форта Роберт Ли не случилось бы "победы Соединённых Штатов в двух прекрасных мировых войнах". Здесь американский президент, впрочем, оговорился: мол, войны эти были не только "прекрасными", а ещё и "жестокими и ужасными".

Однако Трамп всё равно многих удивил: во-первых, странным подбором эпитетов, во-вторых, тем, что снова приписал Вашингтону единоличный триумф на всевозможных фронтах Старого Света. Плюс есть тут и ещё один пикантный нюанс. Возможно, это просто совпадение, но прозвучало заявление Трампа в 75-ю годовщину начала операции "Завеса", в рамках которой США приступили к массовой вербовке нацистских специалистов.

Операции "Завеса", как и Великой Победе, в этом году исполнилось 75 лет. Только про первую, в отличии от второй, американцы говорить не любят. Трамп не напишет об этом в Тwitter, New York Times не посвятит заголовок.

Cвязь с нацистами крайне сложно оправдать. И хоть официальная версия и гласит, что операция началась спонтанно, обнаружив список передовых мозгов рейха, который сами нацисты создавали для отзыва ученых с фронта, американцы лишь планировали их допросить и только потом приняли решение о вывозе ядерщиков в Соединенные Штаты, по факту работа над вербовкой немецких спецов началась еще в ноябре 1944 года.

Старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик поясняет: "Разработать списки ученых, определить конкретную роль каждого ученого в создании какого-либо рода оружия – это работа от полугода и более, поэтому говорить о том, что ученые были эвакуированы в США только после того, как закончилась война в Европе, нельзя. Заранее велась работа по составлению списков этих ученых".

Ракетчики, ядерщики, физики, химики, биологи и врачи – всего около 1800 ученых променяли лояльность Гитлеру на американское гражданство. Подписывая указ о начале операции, президент Труман отметил, что вербовка тех, кто был членом нацистской партии и более чем формальным участником её деятельности, исключена. Формально требование было соблюдено – биографии ученых просто переписывали.

"Ученые опять же под большим вопросом – это ученые преступники, которые участвовали в экспериментах на людях, которые в концентрационных лагерях фактически уничтожали людей ради каких-то своих фантазий научных. Тот же Вернер фон Браун помимо того, что причастен к гибели 20 000 человек в лагере Дора, заключенных, это офицер СС, ведь он разрабатывал ракеты, которые должны были бомбить, уничтожать территории США", – напоминает военный историк Юрий Кнутов.

"Скрепка" – второе название операции "Завеса". Ведь на выдуманную биографию скрепкой присоединяли фото военного преступника. Вернер фон Браун, Артур Рудольф, Губертус Штругхольд – это самые известные, но не единственные обладатели новых досье, так и не оказавшиеся перед лицом суда. Забыть эту правду удобно и, видимо не важно, что Вернер фон Браун был штурмбанфюрером СС, если в этом же время он стал отцом американской космической программы.

Историк-американист, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Александр Петров подчеркивает: "Здесь речь шла в принципе о Business First – ничего, кроме бизнеса. И здесь шли в ход любые практически цели и средства. Другое дело, что ни американская администрация, ни представители Конгресса, ни каких-либо других ветвей власти не хотели добиться того, чтобы это дело было предано какой-либо огласке".

Впрочем, и огласка не изменила ход событий. Когда в 80-х годах инженера Артура Рудольфа публично заподозрили в пособничестве нацизму, он – на тот момент сотрудник НАСА и Вооруженных сил США – беспрепятственно покинул материк, вернувшись в ФРГ. Те, кого не разоблачили, получали престижные премии, и премиям давали свои имена. Как Губертус Штругхольд, ставивший эксперименты на детях.

"Для этих людей вообще никаких моральных категорий как для человека российского или человека восточно-европейского даже не существует. Для них моральные категории – это то, что они сами себе придумали в качестве моральных категорий. Если они сегодня говорят, что это так, значит, это так. А если завтра скажут, что по-другому, значит, будет по-другому", – уверен эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

Осмысляя это прошлое, все эти заявления Соединенных Штатов о единоличной победе во Второй мировой войне уже не кажутся такими бесстыжими – кажутся чудовищными и подлыми. Жаль, что осмыслить это кто-либо по ту сторону океана решится вряд ли.