Шокирующие детали дела черных риелторов

Шокирующие подробности жутких убийств озвучили на этой неделе в областном суде Твери. Там вынесли приговор банде черных риелторов. Они хоронили людей заживо и прибирали к рукам их квадратные метры. Звучит невероятно, но организаторами чудовищных преступлений была семейная пара, родители двух маленьких детей. Съемочная группа программы "Дежурная часть" на телеканале "Россия 24" побывала на месте расправ и пообщалась с участниками кровавой группировки.

Москвичка Ия Бочарова боится открывать двери незнакомцам. Ее сына Андрея убили черные риелторы. Ради вот этой двушки на юго-западе столицы. Квартиру преступники продать не успели. Теперь пожилая женщина живет в ней одна.

Андрей Бочаров стал последней, девятой, жертвой кровавой банды из Твери.

Группировка орудовала на протяжении шести лет: с 2012 по 2018 годы. Участники банды находили одиноких москвичей, заманивали их в Тверь, обманом переоформляли квартиры, а затем устраняли бывших владельцев с особой жестокостью и цинизмом.

"После того как потерпевшие подписывали необходимые документы по купле-продажи квартир, участники группы угощали одиноких москвичей спиртным, в которое подмешивали снотворное, а когда потерпевший засыпал, совершали его убийство путем утопления либо закапывания живыми в землю", — информирует старший помощник руководителя СУ СК РФ по Тверской области Валерия Павлова.

Подробности преступлений шокируют. Клубок жутких нападений банды тверские следователи распутывали почти полтора года.

Специально для съемочной группы "Дежурной части" криминалист показывает, как действовали бандиты.

"Потерпевшие находились на заднем сиденье, предварительно в алкогольные напитки были добавлены снотворное. Он вынимал жертву и подтаскивал дальше к водоему. Лица волочились, где-то подтаскивались, все происходило очень быстро. Он заходил в воду, отходил примерно метра три и нажимал на голову. Порядка двух-трех минут он держал жертвы в воде и после этого спокойно вот так вот отпускал", — говорит старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК РФ по Тверской области Михаил Никитин.

Идейным вдохновителем преступной группировки в 2012 году стал жилищный агент Роман Шугаибов. Говорят, он был готов на все ради наживы.

Поселок Кошелево в пригороде Твери — родина риелтора Романа Шугаибова. Здесь прошли его детские годы, после чего он поехал на заработки в Тверь. А вот это его дом, здесь и сейчас живут тетя и бабушка Романа Шугаибова.

После задержания Шугаибова родственники открестились от него. При выключенной камере тетя убийцы призналась, что боится позора.

Главарь банды Шугаибов избежал суда самым жутким образом — покончил с собой в следственном изоляторе. Перед этим рассказал следователям о своих сообщниках и показал, как совершались преступления.

Они убивали людей ради столичных квадратных метров.

"Всего прибрали к рукам пять квартир общей стоимостью 28 миллионов рублей", — рассказывает Шугаибов оперативникам.

Одних преступники топили, вторых расстреливали, а третьих вообще хоронили заживо. Вот Роман Шугаибов на месте уже другого убийства хладнокровно отвечает на вопросы следователей. Он говорит, что раскаивается, но добавляет, что убитые ему не снятся.

"Преступления были совершены очень дерзко. Ну не боялись они абсолютно ответственности. Преступник-организатор пытался в первую очередь свои преступления завуалировать. Как будто люди приехали отдыхать, немножко употребили алкоголь, искупались и по каким-то причинам, может быть, несчастный случай, что-то со здоровьем, имитировалось утопление", — продолжает старший следователь-криминалист отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Тверской области Михаил Никитин.

Тверские криминалисты вышли на кровавый след преступников после того, как в местном водоеме нашли сразу несколько тел утопленников. Все погибшие были из Москвы и пользовались услугами риелтора Романа Шугаибова. Дальше в ход пошла техника. Доказательства искали по молекулам ДНК.

Источник криминалистического света — незаменимая вещь в руках следователей. Благодаря ему можно увидеть биологические следы, невидимые для глаз человека. Именно с помощью этого прибора следователи проводили осмотр автомобиля главаря банды, в котором он перевозил своих жертв.

Вот кадры этих действий. Снимки впервые транслируются на федеральном канале. А эти фотографии сделаны во время обыска в квартире главаря группировки. Следователи нашли там патроны и оружие. Из этой двустволки бандиты застрелили одну из своих жертв: отца, который пытался заступиться за дочь, похороненную заживо из-за московской квартиры.

"Чтобы непосредственно обнаружить конкретные места захоронения, тела располагались где-то полусидя, где-то лежа, в различных позах, так скажем, нетипично. И для этого применялся георадар "Око-2", который у нас в следственном управлении имеется, именно для обнаружения конкретных мест захоронения", — продолжает свои разъяснения следователь-криминалист Михаил Никитин.

В банде риелторов-убийц было больше 20 человек. Каждый выполнял свою роль. Так называемые психологи находили нужных клиентов и втирались в доверие, юристы готовили документы на жилплощадь, ликвидаторы убивали. Ближайший соратник главаря ОПГ – Рашид Насиров, его называли штатным могильщиком.

Раньше он держал небольшое кафе, но бизнес прогорел, и Насиров примкнул к банде душегубов. Вот что он рассказал журналистам из программы "Расследование Эдуарда Петрова" об убийстве москвича Николая Сальникова — владельца квартиры на западе Москвы. Рашид Насиров признался, что закопал живого человека.

Чудовищная деталь: за всеми этими жуткими преступлениями стояла супруга Романа Шугаибова Вера, мать двоих детей. Во время суда она пыталась давить на жалость и уверяла, что не знала, чем занимается муж.

"Я не виновата, меня оговаривают! Про мошенничество да, я знала, про убийства не знала ничего", — утверждала Вера Шугаибова на судебном заседании.

Но следователи выяснили: на счету жены главаря банды — убийство минимум двух человек, находившихся в беспомощном состоянии. Кроме того, дама отвечала за бухгалтерию — контролировала доходы от продажи квартир. Деньги делили между всеми участниками группировки.

Любопытный факт: черные риелторы, безжалостно расправляясь с жертвами, себе квартиру так и не приобрели. Жили в спальном районе Твери — снимали жилплощадь в обычном доме на восьмом этаже и не вызывали никаких подозрений.

Соседи говорят: Шугаибовы регулярно отдыхали за границей и создавали впечатление зажиточной семьи.

"Машина потому что у них была тут, одну разбил, тут же появилась другая. В общем, не бедствовали", — рассказывает соседка, жительница поселка Редкино Тамара Михайлова.

Большую часть преступного дохода Вера Шугаибова вкладывала в собственный бизнес — салон красоты.

Сейчас у заведения новый собственник. Он уверяет, что купил салон у некоего жителя Москвы. Возможно, это брат Веры Шугаибовой Евгений. Журналисты дозвонились до него, но он отказался от интервью.

Во время оглашения приговора в Тверском областном суде Вера Шугаибова держалась уверенно. Пока судья озвучивал подробности жутких преступлений, она рисовала странные фигурки в тетради. Шугаибова получила 17 лет колонии общего режима и обязана выплатить штраф в 300 тысяч рублей. Рашид Насиров отправится в колонию на 15 лет. Он сотрудничал со следствием, дело выделили в отдельное производство. Большие сроки получили и штатные юристы банды: Олег Герасимов — 7 лет, Роман Андреев — 6 лет заключения. Остальные участники проведут за решеткой от 3 до 7 лет. Те, кто ожидал приговора на свободе, прямо в зале суда сняли свои маски, сдали паспорта и отправились в колонию. Для родственников жертв приговор, похоже, значения не имеет. Их близких уже не вернуть.

"Знаете, как в "Графе Монте-Кристо" сказали: страдание души намного тяжелее, чем физическое страдание. Поэтому очень хочется, чтобы это произошло, чтобы они всю жизнь это вспоминали", — желает преступникам дочь погибшего Николая Сальникова Екатерина.

Несмотря на приговор, до сих пор неясно, сколько всего жертв на счету группировки черных риэлторов. Сейчас тверские следователи изучают обстоятельства исчезновения москвичей, пропавших за последние десять лет. А потому в деле могут появиться новые пострадавшие и новые фигуранты.