Тема:

Конфликт в Сирии 23 часа назад

С базами в Тартусе и Хмеймиме не могут не считаться

30 сентября исполнилось пять лет со дня начала операции российских Воздушно-космических сил в Сирии. Когда она начиналась, с Запада нам пророчили судьбу СССР в Афганистане – затяжную и беспросветную военную кампанию, ставшую в итоге разрушительной для самого Советского Союза. На деле советскую модель в Афганистане вот уже почти два десятилетия бесславно повторяет Америка, а реальность в Сирии продемонстрировала ошеломляющий успех России.

Это был пример политической решительности Путина, основанной на точном расчете. И пример России никому другому недоступного в наше время качества военного планирования и скрытности переброски войск.

Первыми в новейшей истории нам удалось незаметно для иностранных разведок перебросить на расстояние 2,5 тысячи километров от российских границ перебросить мощную группировку войск с десятками боевых самолетов и вертолетов, плюс материально-техническое обеспечение, охрану и подразделения Сил специальных операций. Вообще Россия в Сирии, образно говоря, утерла Западу нос.

И лишь сейчас приходит понимание, сколь это было важно. В Сирии пять лет назад сложилась катастрофическая ситуация. Законное правительство Башара Асада под напором армии террористов ИГИЛ (запрещено в РФ) сохранило лишь менее 30% территории страны. Еще чуть-чуть – и черный флаг ИГИЛ уже бы развивался над Дамаском – со всеми вытекающими последствиями – утратой Сирией государственности и созданием совершенно нового и ранее неведомого образования – рассадника терроризма и работорговли. Это был международный проект, противопоставлявший себя ни много ни мало человеческой цивилизации. Романтики исламского радикализма хлынули туда со всего света. Несметные деньги с захваченных нефтяных полей и навыки прибившихся к ИГИЛ из Европы позволили наладить целую индустрию террористической пропаганды, романтизирующей необузданную жестокость.

В Сирии тем временем под эгидой США действует международная антитеррористическая коалиция. Но неэффективно и даже провально. Ведь США вели двойную игру – с террористами боролись для отвода глаз, а по сути, пихали их на Дамаск ради свержения Башара Асада – союзника России в борьбе с терроризмом. В итоге террористы развивали успех.

В этих условиях президент Сирии Башар Асад делает шаг последней надежды – обращается к Владимиру Путину за военной поддержкой. Ранее заключенные соглашения с Россией это позволяли. Понимая, что ИГИЛ грозит не только изменить баланс на Ближнем Востоке, но и распространиться куда шире, с угрозой Кавказу, Центральной Азии и Поволжью, Путин принимает внутреннее решение включиться по полной. Конец сентября. Приказ Генштабу срочно готовить операцию.

28 сентября. Нью-Йорк. Уже поздний вечер. Выступление на Генассамблее ООН. И вот что по действиям США на Ближнем Востоке про Ирак и Ливию с проекцией на Сирию.

"Агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса – насилие, нищета, социальная катастрофа, а права человека, включая право на жизнь, ни во что не ставятся. Та и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: "Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?" Боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежат самоуверенность, убежденность в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались", – заявил тогда глава российского государства.

После выступление – сразу в ночь на 29-е – краткая встреча с президентом США Обамой, которого Путин извещает о намерении поддержать с воздуха армию Асада в борьбе с ИГИЛ. Обама удивлен: мол, как, ведь мы там?!

И тут могу себе представить, как Путин, образно говоря, берет Обаму за пуговицу пиджака и отвечает: а вы там незаконно. Обаме нечем крыть, и вот единственное, что он мог промямлить: "Тогда пусть наши военные переговорят". На этом и сошлись. В тот же день – 29-го – Путин уже в Москве. А 30-го Совет Федерации по запросу президента дает разрешение на использование Вооруженных сил России за рубежом. Спустя час после уведомления заинтересованных государств с базы Хмеймим наши самолеты отправляются бомбить террористов.

Активная фаза операции продолжалась чуть более двух лет – до декабря 2017 года. За это время 88% территории сирийская армия при поддержке ВКС России от террористов освободила, более 1000 населенных пунктов, включая такие, как Пальмира, Алеппо и Дейр-эз-Зор. Сейчас там налаживается мирная жизнь.

Наши самолеты совершили в общей сложности 44 тысячи боевых вылетов. Операция в Сирии подтвердила высочайшее качество нашего оружия. Ракеты "Калибр" и Х-101, беспилотники, дальняя авиация, корабельная авиация, флот подводный и флот надводный, Силы специальных операций – все действовали на высоте.

В результате гражданская война в Сирии прекращена, распад государства предотвращен. Расползание террористического государства в нашу сторону исключено. Россия продемонстрировала, что с ней и ее силой надо считаться. А это важно, поскольку и после Сирии возникали ситуации – будь то с островами на Дальнем Востоке, в Венесуэле или Белоруссии, да в том же Карабахе – с Турцией не раз, когда военная мощь, стоящая за нашими дипломатами делает их слова более доходчивыми, заставляя пусть из чувства самосохранения наших, скажем так, потенциальных друзей, хоть как-то ограничивать себя. И что было бы сегодня, не прими Путин именно такое решение по Сирии пять лет назад, сказать трудно. Бились бы сейчас не на дальних подступах, а на ближних.

Уже к концу 2015 года Сирия наверняка по замыслу коллективного Запада должна была исчезнуть как государство. Правительственные силы контролировали не более 30% территории Сирии. Такой показательный факт: от дома сирийского лидера Башара Асада в Дамаске до передовой было не более 5 километров. Куда уж ближе. Не было улицы в городе, до которой бы не добивала артиллерия террористов. В стране вообще тогда не было даже относительно безопасного места. И боевики радикальных группировок уж готовились праздновать большую победу. Сирию ждал даже не афганский, ливийский сценарии – геноцид религиозных меньшинств, внесудебные казни, разруха, анархия.

Вот обычные сирийские будни. Наша группа записывает интервью с мамой мальчика Исы. Ребенок в пять лет получил уже три ранения. Рассказ женщины прерывает мощный взрыв. Боевики обстреляли перекресток в 50 метрах от дома, где живет маленький Иса, в тот момент, когда дети играли на дороге. На асфальте – убитые и раненые дети, без рук и ног. Наша группа забирает тяжело раненую девочку, больница – рядом. Такие трагедии происходили во всех городах Сирии чуть ли не раз в неделю.

Пять лет назад Россия неожиданно для всех развернула группировку сил в Сирии. Страны, которые стремились уничтожить государственность Арабской Республики, превратить страну в территорию террористического интернационала, они и считали, что задача практически выполнена, были, мягко говоря, обескуражены. Осенью 2015 года первые российские самолеты появились на этом аэродроме. Если бы пять лет назад Россия не вмешалась в сирийскую войну не было бы уже и Сирии, а боевикам никто бы не мешал экспортировать террор, и, конечно, одной из главных целей была бы наша страна.

"От наших южных границ до Сирии примерно столько же, сколько от Москвы до Питера. И примерно столько же, сколько от Москвы до Минска. Это рядом с нами. Поэтому мы бы приобрели тысячи этих бандитов, как это было в 90-х годах, которые бы переместились в нашу страну и пришли бы сюда со своими коллегами", – заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу.

"На сентябрь 2015 года в рядах игиловцев на территории Сирии находилось порядка 4,5 тысячи боевиков – выходцев из России и республик СНГ. Если бы они дальше воевали, получали опыт, вернулись бы на территорию нашей страны и других государств СНГ. Кроме того, начали поднимать голову и исламские радикалисты, которые в надежде на то, чтобы получить какие-то деньги от спонсоров международных, которые поддерживали в Сирии террористов и внутри нашей страны, в других странах СНГ, новое такое развитие террористической активности предполагалось", – рассказал Валерий Герасимов, начальник Генштаба ВС РФ, первый замминистра обороны.

При поддержке российских самолетов, при активной помощи российских военных советников и спецназа сирийские войска сначала перестали отступать. Первая победа произошла в Пальмире. При поддержке российских военных античный памятник мирового значения был спасен. И сразу в римском амфитеатре, который террористы использовали как место казни, был организован концерт симфонического оркестра под руководством Гергиева. Как символ первой победы над глобальной угрозой.

А вскоре случился перелом во всей сирийской кампании – битва за Алеппо. Операция длилась пол года и закончилась освобождением северной столицы Сирии.

"Эту работу надо выполнить. Эту операцию надо довести до конца. Этих бандитов надо уничтожать там. Нельзя допустить, чтобы они возвращались домой. Тяжелейшая операция по освобождению Алеппо. В какой-то момент, когда мы поняли, сколько их там. А вы помните, что из Алеппо их было выведено всех вместе с семьями больше 130 тысяч!" – отметил Шойгу.

После Алеппо было и второе, уже окончательное, освобождение Пальмиры, боевики на полтора месяца вновь тогда завладели городом. Потом – деблокада Дейр эз-Зора, полное освобождение Дамаска и юга страны, хоть и частичное восстановление контроля на сирийско-турецкой границе и, конечно, контртеррористическая операция в провинции Идлиб, которая позволила впервые за все время войны открыть движение по скоростной трассе до Алеппо. Псевдохалифат был разгромлен к концу 2017 года, на это ушло 804 дня.

"Если закрыть глаза и вспомнить, с чего начинали, к чему пришли, то это две большие разницы. Но нам не было отведено много времени. Лично у меня это вызывает гордость за нашу страну и Вооруженные силы, которая одна единственная сама сделала все, что необходимо", – отметил заместитель министра обороны Дмитрий Булгаков.

Объявить о разгроме террористов псевдохалифата президент России решил лично и прилетел на авиабазу Хмеймим. Западные лидеры, они также неоднократно объявляли о победах над радикалами, точно не рискнули бы лететь в Арабскую Республику.

Второй раз российский президент прибыл с визитом в Сирии уже в начале этого года. Эти кадры – самая красноречивая иллюстрация успеха России в Сирии. Владимир Путин в Старом городе Дамаска. За кадром – уникальная работа российских специальных служб. Визит проходил сразу после того, как американцы убили иранского генерала Сулеймани. Регион стоял на пороге большой войны. Любая утечка о том, кто летит в Дамаск, могла привести к трагедии.

Путин не просто прилетел в Сирию на базу Хмеймим. Российский лидер вместе с сирийским коллегой посетили мечеть Омейядов и храм Святой Девы Марии. Асад и сам не был в Старом городе с момента начала войны.

Этот визит в начале года, как и начало российской операции в Сирии пять лет назад, ошеломил западных лидеров. Вообще операция российских военных в Сирии стала первой такой открытой в новейшей мировой истории.

Разведывательные беспилотники Центра по применению враждующих сторон в прямом эфире транслировали гуманитарные операции, в Генштабе с упреждением реагировали на информационные провокации. Для того, чтобы оправдывать агрессию, западные спецслужбы создали организацию "Белые каски". Пропагандистов ожидал провал.

"С помощью журналистов всему миру была показана истинная суть этих "Белых касок". Было показано, что никакие это не независимые расследователи, журналисты, а было показано, что это часть информационной работы, часть информационных атак, которая была успешно отражена с помощью других информационных инструментов: открытости, оперативности, предвидения, прогноза и так далее", – сказал Руслан Цаликов, первый замминистра обороны.

В Сирии продолжается контртеррористическая операция. Причем боевики используют незаконное военное присутствие США и Турции, по сути, прикрываются флагами стран НАТО. Запад усиливает санкции против сирийского правительства, но здесь к давлению давно привыкли. Сейчас под контролем Дамаска более 80% территории страны. Россия и теперь – гарант суверенитета Сирии и главный фактор безопасности во всем регионе.

"Могу сказать и сделаю это с удовольствием и с гордостью про боевой дух, который присущ армии России. Он жив, не просто жив, это действительно очень могучая, очень характерная отличительная черта нашей армии, нашего офицерского корпуса, вообще наших военных. Меня это сначала удивило, потом очень порадовало, потому что это не потеряно, несмотря на все те трудности и сложности, которые пережила наша армия", – подчеркнул Шойгу.

Теперь не считаться с авиационной базой в Хмеймиме и военно-морской в Тартусе не может никто.