Тема:

Коронавирус 3 часа назад

Попова: случаев одновременного заражения гриппом и ковидом в РФ нет, но прививаться все равно надо

Чтобы избежать принятия дополнительных противовирусных ограничений, нужно придерживаться требований, которые есть сегодня. Также важно прививаться от гриппа, так как совмещение коронавируса и гриппа может дать губительный результат. Какова динамика распространения вируса, какая ситуация сегодня сложилась в школах и вузах? Об этом в интервью каналу "Россия 24" рассказала глава Роспотребнадзора Анна Попова.

- Анна Юрьевна, как сейчас складывается эпидемическая ситуация в России, и какие регионы вызывают наибольшие опасения?

- Совершенно очевидно, что эпидемиологическая ситуация в России осложняется. Мы готовились к этому, мы понимали и объясняли, что осенняя пора всегда связана с сезонным подъемом любых респираторных вирусов, которые вызывают острые респираторные заболевания. Однако же, теплая весна, солнце – и кто-то считает, что ничего страшного: раз солнце светит, раз погода благоприятствует, значит, ничего не произойдет, и не соблюдает тех требований, о которых мы столько говорили. Вот первая такая очень серьезная настороженность весны, когда все поэтапно включались – этот регион, этот регион – в эпидситуацию, летом позволила нам чуть-чуть расслабиться. История с сезонностью коронавируса – он немножечко отступил, он отступил во всех странах. И когда он вновь пришел, было не раз сказано, как себя вести, что нужно все равно маску, нужно все равно держать в чистоте руки, нужно социально дистанцироваться, нужно быть на должном расстоянии друг от друга. К сожалению, нас не все сегодня услышали.

Мы имеем рост в 60 субъектах Российской Федерации, в 20 субъектах ситуация стабильная и где-то даже к снижению идет, но ровно в тех субъектах, где эти требования соблюдаются. Где в транспорте люди ездят в масках, где люди держатся на расстоянии друг от друга, где люди не посещают без масок общественных пространств, таких, как магазины, кинотеатры. И у нас сегодня выбора нет: или мы будем соблюдать, или нам придется принимать какие-то другие меры. Но избежать принятия мер очень несложно – нужно соблюдать те требования, которые сегодня есть. Практика это показывает: это эффективно.

- Как сейчас болеют россияне, много ли бессимптомных? И если говорить про возрастной состав, то кто чаще заболевает?

- Ну, в осеннем сезоне все больше вовлекаются люди старше 60 лет, и это плохой признак, потому что люди старше 60 лет болеют тяжелее. Мы все это знаем, знали, но вместе с тем возвращение людей с дач, из летних мест пребывания на воздухе все равно внесло такую долю спокойствия, и, не придавая значения риску, который сегодня есть, люди вовлекают себя в опасность, и она, к сожалению, реализуется. И поэтому у нас удельный вес людей старше 60 лет, к сожалению, вырос, и он растет. У нас немножечко вырос удельный вес детей, незначительно. В основном болеют люди от 30 до 49 лет – самая высокая заболеваемость, и самая высокая заболеваемость, если считать на 100 тысяч населения конкретного возраста, то у людей старше 65 лет. Вот этого нужно избегать. Допустить развития ситуации в этих возрастных группах никак нельзя, как и во всех, впрочем, но вот здесь нужно себя поберечь и все требования, все правила соблюдать очень и очень тщательно.

- Были ли случаи завоза коронавируса из-за рубежа вот сейчас?

- Люди прилетают с отдыха, да, и мы видим с учетом нашего мониторинга, когда мы в течение трех дней требуем, чтобы человек обследовался. К сожалению, да, такие случаи есть. И есть такие семейные случаи, когда оба родителя и ребенок – и все едут с коронавирусом с отдыха.

- Как сейчас складывается ситуация в школах и в вузах, не надо ли, по вашему мнению, вузы постепенно переводить на дистанционное обучение?

- По сегодняшней ситуации, я уже сказала, мы следим за заболеваемостью. Месяц прошел, развития эпидемического процесса ни в школах, ни в вузах, ни в средних специальных учебных заведениях нет. Большее, конечно, напряжение в вузах, там, где студенты все-таки нарушают требования и не носят маски. Но у нас есть прекрасные вузы в Москве и в других городах, где контроль очень четкий, собственный студенческий контроль организован, и вот там осложнений не возникает совсем. Но я хочу сказать, что эпидемиологических ситуаций, вспышек каких-то ни в одном учебном заведении мы в этом сезоне не наблюдаем. Да, если есть один человек, который имеет коронавирус, по контакту с ним мы выявляем активно. Так, чтобы у нас люди болели группами – нет, этого нет.

- Но это вторая волна или это продолжение первой?

- Это продолжение эпидпроцесса. Вирус только пришел. Для вирусов это очень малый срок, поэтому пока он не пройдет по всему миру и по всему циклу сезонному, мы не сможем сказать, где какая волна. Сегодня это просто... ну, не просто – сложно, но это развитие эпидпроцесса, одного и того же, который в разные сезоны проявляет себя по-разному.

- Появилась информация о том, что люди, переболевшие сезонным ОРВИ, могут обладать иммунитетом к коронавирусу.

- Ну, сейчас очень много самых разных и научных, и псевдонаучных статей и каких-то информационных вбросов появляется, здесь нужно посмотреть. До сегодняшнего дня в науке считалось, что человек, который только что перенес острую респираторную вирусную инфекцию, имеет несколько ослабленный иммунитет, потому что он только что боролся и победил какую-то инфекционную болезнь. Поэтому я бы сегодня точно не рекомендовала никому, кто имеет шанс заболеть, этот шанс реализовать, абсолютно нет. Сегодня для всех нас главное – не заболеть. Никаким респираторным вирусом.

- А те, кто уже переболел, например, весной, им стоит опасаться чего-то?

- Коронавирусом?

- Да.

- Сегодня мы абсолютно четко видим, что нам нужны новые тесты, которые определяют напряженность иммунитета. Мы над этим работаем, и я уверена, что в скором времени мы сможем зарегистрировать новые тесты. Этим занимается наш научный центр в Оболенске, этим занимается научный центр "Вектор". Потому что первые тесты, которые мы все использовали и используем, они были настроены и сориентированы на очень высокие уровни антител в крови у переболевших. А сегодня, когда человек имеет какое-то время после заболевания, эти уровни, титры – мы их считаем в титрах – они снижаются. Но это не значит, что человек становится незащищенным, просто наши сегодняшние тест-системы не обнаруживают титры невысокие и уровни антител в крови невысокие. Но я хочу сказать, что для целого ряда вирусных инфекций, таких, как корь, как паротит эпидемический, –уровни ниже 100, а наши тест-системы в основном настроены на 400. Поэтому если человек переболел, если у него были антитела и если сегодняшняя тест-система их не выявляет, это еще не значит, что он не защищен. Наука должна с этим разобраться и дать новый инструмент, который позволит определить, какой уровень антител через время после болезни и насколько он защищает человека от болезни.

- Все рекомендации про маски, перчатки, дистанцию мы уже слышали. Что еще сегодня необходимо делать? Надо ли сокращать выходы из дома, надо ли откладывать какие-то плановые медицинские обследования?

- Сегодняшняя задача перед здравоохранением – это не снижать плановую помощь, потому что люди должны ее получать даже в сегодняшней ситуации, растущей. Мы сегодня значительно больше знаем о вирусе. Мы знаем, как себя вести, мы знаем о его эпидемиологии, и, конечно, первое – то, о чем вы сказали, нужно соблюдать правила. Нужно при любом малейшем недомогании обратиться к врачу, не нужно чего-то ждать или заниматься самолечением. Но важно именно сегодня еще защитить себя и от другой инфекции, не менее страшной, от гриппа, потому что сегодняшние данные ученых говорят о том, что совмещение этих инфекций может дать очень губительный результат. Поэтому сегодня время привиться от гриппа. Прививка от гриппа есть, она доступна. Федеральный бюджет выделил средства и уже закупил вакцину против гриппа, отечественную – вся вакцина, независимо от разницы в названиях, в Российской Федерации отечественная – для 60 процентов от совокупного населения Российской Федерации, это очень много. И сейчас самое главное, что нужно сделать, помимо всего того, о чем мы уже знаем, не забыть привиться от гриппа.

- А в России уже есть случаи, когда совмещается и грипп и коронавирус?

- Нет, на сегодняшний день мы таких случаев не видим. В России на сегодняшний день и случаи гриппа единичны. Даже двух последовательных, совместно связанных по эпидемиологии случаев гриппа мы еще не видим. Поэтому сегодня таких наблюдений, к счастью, нет. Я очень надеюсь, что все, кому нужно, успеют привиться. А кому нужно – это 60 процентов, группы риска, профессионального риска, возрастного риска, школьники. И тогда такие риски будут просто минимальными.

- На следующей неделе завершается регистрация вакцины "Вектора". А когда начнется уже массовая вакцинация добровольцев?

- Сначала после регистрации мы должны провести пострегистрационные испытания и исследования на большом количестве людей. Такое количество ровно сейчас определяется в регулирующем органе, и мы надеемся, что в конце октября мы уже сможем начать эти исследования. Но абсолютно точно это будет несколько десятков тысяч человек.

- Президент уже рассказал о том, что вы привились от коронавируса. Как вы себя чувствуете?

- Спасибо большое. Я в самом деле привилась вакциной нашего центра "Вектор". Привилась и Татьяна Алексеевна Голикова, заместитель председателя правительства. Я чувствую себя хорошо и знаю, что Татьяна Алексеевна тоже чувствует себя хорошо, потому что мы, конечно же, обмениваемся информацией о том, как переносится эта вакцина. Вакцина была сделана достаточно давно нам как добровольцам, как участникам исследования, и сегодня мы уже получили вторую порцию, так скажем, дозу вакцины, вторую дачу, и вот ситуация такова, что никаких осложнений, никакой реакции – ни температурной, ни покраснений – не было. Мы этому очень рады. А иммунитет вырабатывается, антитела нарабатываются.

- Вирус мутирует. Не получится ли так, что вакцина в какой-то момент окажется просто бездейственная по отношению к коронавирусу?

- Здесь два момента. Во-первых, мы очень плотно наблюдаем за изменениями вируса в Российской Федерации. Для этого "Вектор" исследует, исследует и исследует все новые и новые вирусы, которые мы поставляем ему всей службой Роспотребнадзора из всех субъектов РФ. Это обязательно требование, и каждый месяц секвенируется не менее 150 коронавирусов, вируса нового, которые приходят из всех субъектов РФ. На сегодняшний день каких-то изменений в вирусе, значимых для эпидемиологического процесса, не наблюдается. Да, конечно, это живой вирус, в нем есть изменения, он меняется, но меняется значительно медленнее, чем вирус гриппа, изменчивость его такова. Но каких-то изменений, которые бы влияли на то, что он стал, как мы говорим, более злым, более патогенным, более вирулентным, более контагиозным, то есть когда он быстрее передается от человека к человеку, таких данных на сегодняшний день нет в мире и нет по наблюдению за всем пейзажем вирусным в Российской Федерации. А "Вектор" как референс-центр занимается этим профессионально и вместе с тем передает определенную информацию во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), потому что он референс-центр ВОЗ.

И второе. Когда создается вакцина, для включения в нее – в частности, в вакцину "Вектора" – использовались для имитации, для синтеза, фрагменты вируса, которые не могут меняться. То есть самые стабильные фрагменты вируса, на которые иммунитет вырабатывается, но сами они у вируса не меняются. И если вы спросите у ученых, что будет, если там поменяется что-то в этом самом стабильном фрагменте, ученые скажут: "Тогда это будет другой вирус". Поэтому для вируса выбраны те три фрагмента, которые синтезированы в виде пептидов, воспроизведены синтетически и включены в вакцину, на которые будет вырабатываться иммунитет, именно против этого коронавируса, какие бы небольшие изменения в нём не происходили.

- Спасибо вам большое.