Тема:

Наследство Алексея Баталова 7 часов назад

Дрожжина и Цивин за решеткой не провели и суток

Готовы вернуть присвоенное имущество, но виновными себя не считают, называя произошедшее недопониманием. Михаил Цивин и Наталья Дрожжина, проходящие по делу о мошенничестве с наследством Алексея Баталова, получили статус обвиняемых. Правда, суд не назначил им даже домашнего ареста. Что об этом думают вдова и дочь Народного артиста?

Актриса Наталья Дрожжина и её муж Михаил Цивин, подозреваемые в присвоении квартир и валютных счетов семьи Баталовых, пока отделались на удивление лёгким испугом.

- Представьте, я всё буду делать, как вы скажете, я полностью в вашей власти!!

На прошлой неделе супругов, называвших себя ближайшими друзьями и чуть ли не опекунами Баталовых, задержали. И, хотя обоих обвинили в тяжком преступлении – мошенничестве в особо крупных размерах, за решёткой они не провели и суток.

- Как вы владельцами квартир стали?

- Почитайте закон, это же всего-навсего договор пожизненного содержания!

Суд не назначил обвиняемым даже домашнего ареста.

Больше всего от криминальной драмы с похищением многомиллионного наследства народного артиста Алексея Баталова, за которой не первый месяц следит вся страна, устали сами её участники. Они все уже не молоды и они все, как ни странно, хотят одного и того же: чтобы ужасная, изматывающая история, наконец, закончилась, чтобы имущество, наконец, вернулось к своим законным владельцам и был восстановлен статус-кво.

- Здравствуйте, мы к вам с гостинцами, можно?

- Да, пожалуйста!

Та самая квартира Баталовых в Доме на Набережной. Настоящий мемориальный музей великого артиста.

"Вот это рисовал Алёша, он складывал в чемодан, ничего не объясняя, он себя не считал художником. Вот это на Ордынке, где он вырос, жил. Вот этот снимок – это для рекламы, он называл и для мамы. Это "Дело Румянцевых", эскиз костюма. Это Алёша мне нарисовал, и его сделали", – рассказала вдова артиста Гитана Леонтенко.

А вот портрет Ахматовой, нянчившей Баталова. Но для кого-то всё это не более, чем баснословно дорогая недвижимость. Долей дочери Баталова Марии, страдающей ДЦП, по сомнительному договору ренты и завладела Надежда Дрожжина.

"Следователь ознакомил Дрожжину и Цивина с результатами подчерковедческой экспертизы. Результаты следующие: то, что заявляла Гитана Аркадьевна, что она ничего не подписывала, экспертиза подтверждает, что это её подписи", – пояснил адвокат Натальи Дрожжиной и Михаила Цивина Анатолий Кучерена.

- Я ему очень много чего подписывала. Но всегда это были бытовые такие вещи!

- То есть, вы хотите сказать, что он мог обманом получить вашу подпись?

- Абсолютно!!

- А вот, не помните, был момент, что нотариус вам разъясняет переход права?

- Никакого!!! Нет, нет!

- Маша, а вы такое помните, чтоб такое было?

- НИКАДА.

По точно таким же бумагам, неизвестно где заверенным нотариусом Дмитрием Бублием, Мария лишилась мастерской Алексея Баталова и ещё одной квартиры.

Оксана Филачёва, адвокат, член рабочей группы Московской городской думы по борьбе с квартирными мошенниками и рейдерами, пояснила: "По имеющейся у меня информации, в реестровых книгах нотариуса Бублия отсутствуют подписи Гитаны Аркадьевны и Марии по отчуждению недвижимого имущества. Не было бы возбуждено это уголовное дело Следственным комитетом, семья бы Баталовых своего имущества не вернула!".

Адвокаты Цивина и Дрожжиной заявляют теперь о готовности расторгнуть все три договора ренты, чтобы закрыть уголовное дело.

"Данный документ – это обман и дальнейшее введение в заблуждение. Гитана Аркадьевна не подписывала данные договоры! Мы настаиваем на соглашении о добровольном возмещении причинённого ущерба. Первый пункт – это денежные средства, которые они растратили", – заявила адвокат семьи Баталовых Татьяна Киреенко.

"Ну, они были сняты для того, чтобы по их просьбе приобрести жилую площадь. Эта площадь и оформлена на Марию Алексеевну Баталову", – отвечает Анатолий Кучерена.

Речь идет о 107 тысячах долларов с валютных счетов Баталовых, снятых Дрожжиной и потраченных на покупку двух комнат в доме на Кутузовском проспекте.

- Пришёл. Ну всё, теперь у Маши квартира!! Я купил!

– Это Цивин пришёл?

– Да, да, а я говорю – Михаил Семёнович, зачем вы это сделали, нам нужны деньги!

– Деньги упадут!

– Так они говорят, что вы просили купить квартиру!

– Просили? Нет! Не было такого!

Гитана Леонтенко говорит, что вовсе не желает своим обидчикам ни мести, ни даже тюрьмы: "Я хочу никогда их не видеть и вычеркнуть из жизни, пусть это решает государство, оно должно решить, ну пусть им даже скажут ай-яй-яй, но скажут!! Что нельзя так поступать! Ещё раз прошу: Спасите Машкину свободу – это самое главное!".

А её дочь пишет, как ни удивительно, не об имуществе, а о нравственности: "Александр! Мне приходится в первый раз участвовать в уголовном деле. С давних времён и в России, и во всех государствах алчность считалась одним из, кажется, девяти пороков. Вопрос в другом. Если эти Цивин с Дрожжиной через некоторое время снова будут кого-то подсылать к нам, как мне быть? Подадут на нас в суд, и у меня не будет возможности самой защищаться, я не могу и не хочу их судить. Только бы нас как-то огородили бы от них!".

В минувшую пятницу в квартире Цивина и Дрожжиной на Кутузовском проспекте был произведён обыск. Искали пропавший архив Баталова, в том числе, рукописи Ахматовой. Что именно нашли, пока неизвестно. До хэппи-энда в этой истории ещё далеко.