Третьяковка готовится вернуться к онлайн-формату. Интервью с Зельфирой Трегуловой

Музеям в период пандемии коронавируса пришлось нелегко. Весной им пришлось закрыться на карантин, летом они снова открыли двери для посетителей, а нынешней осенью в Москве снова вступили в силу противовирусные ограничения. Как к этим изменениям приспосабливается Третьяковская галерея, в интервью телеканалу "Россия 24" рассказала гендиректор Третьяковки Зельфира Трегулова.

- Зельфира Исмаиловна, как Третьяковка прошла летний сезон, когда музеи в России снова открыли двери для посетителей в период пандемии, и как подстраивались под новые ограничения, которые снова вводятся?

- Могу сказать, что весь июнь мы напряженно работали над протоколами нового формата посещения наших экспозиционных и выставочных пространств. Мы обеспечили маршрут в одном направлении с тем, чтобы встречные потоки зрителей никак не состыковывались друг с другом. Мы проводили тренинги персонала, мы обеспечивали их всем необходимым – масками, пластиковыми щитками, перчатками. Мы готовили к открытию те выставки, которые вынуждены были отложить в период 3,5 месяца, в течение которых музей был закрыт, и это дало возможность 3 июля открыть наши основные экспозиционные пространства, а 7 июля открыть и выставку "Ненавсегда", открытие которой планировалось в апреле.

Мы видели, что люди с осторожностью приходили в музей в июле, гораздо более активно они стали приходить к нам и в другие музеи – и в федеральные, и московского подчинения – в августе. Мы в августе на самом деле принимали примерно половину того потока посетителей, который мы принимали в прошлый и предыдущие годы. Конечно же, мы сделали все для того, чтобы обеспечить безопасность посетителей. Мы ввели новый режим посещения с обязательным ношением масок. Все пространства были размечены, и в каждом зале стояли и до сих пор стоят таблички с обозначением того, что люди должны держать дистанцию 1,5-2 метра. И те сеансы, которые мы ввели, которые позволили нам очень точно регулировать количество посетителей в наших залах, действительно позволили не только соблюсти все требования Роспотребнадзора и Министерства культуры, с которым мы очень интенсивно общались в период подготовки и открытия, прорабатывая самые мельчайшие детали.

Это позволило нам по-честному обеспечить безопасное посещение музеев и обеспечить безопасность наших сотрудников, работающих с посетителями. Это и музейные смотрители, и экскурсоводы (когда стали возможны экскурсии небольшими группами), это наша служба безопасности, это все, кто встречает посетителей и кто оказывается с ними в контакте. Мы развернули образовательные программы и кинопоказы, и на самом деле мы видели, что все это крайне востребовано у тех людей, которые 3,5 месяца находились дома, у тех людей, которые в течение довольно длительного времени не могли прийти в музей, не могли приходить ни в театры, ни в концертные залы, ни в кинотеатры. Мы очень остро чувствовали вот эту потребность в прямом, непосредственном общении и диалоге с искусством и старались делать все возможное для того, чтобы это было безопасным и в соответствии со всеми регламентациями и протоколами.

- Да, вы сейчас описали достаточно подробно, как Третьяковская галерея соблюдает меры и предписания Роспотребнадзора. Вот скажите, скажем, та ситуация, которая существовала летом, когда уже в принципе музей соблюдал все эти предписания, и вот те два месяца, которые нам предстоят, в чем будет кардинальное отличие, ну, кроме отсутствия экскурсий и временных выставок?

- Я думаю, главное кардинальное отличие в том, что мы не проводим никаких публичных образовательных, просветительских программ. Мы свернули наши занятия с детьми, в том числе и занятия в творческих мастерских и на Крымском валу, и в Лаврушинском переулке. К нам приходит совсем не много посетителей, которые старше 65 лет, у нас нет школьников. Что касается соблюдения протоколов, то мы, конечно, еще раз сейчас будем пересматривать, как организовано посещение наших постоянных экспозиций, и очень жестко инструктировать своих сотрудников.

Хотя, я хотела бы подчеркнуть, что на протяжении всех этих месяцев музей оставался весьма безопасным местом. Я приводила пример посещаемости августа, это было 50 процентов от нашей прежней посещаемости, сегодня, дай бог, чтоб это было 25 процентов от прежней посещаемости, и это те самые 25 процентов которые сегодня допустимы для тех, кто хочет прийти в театры и концертные залы, а также в кинотеатры. И жестко будем отслеживать количество людей, которые одномоментно будут находиться в наших залах. Но наши пространства действительно огромные – и в Лаврушинском переулке, и в залах постоянной экспозиции на Крымском валу, поэтому я уверена, мы можем соблюдать все необходимые меры и будем их соблюдать, и для нас это будет абсолютным приоритетом.

- Если говорить о новых реалиях и для нас для всех, и для Третьяковской галереи, в частности, в этом году Третьяковка набрала более 4,5 миллиона просмотров в YouTube. Как вы оцениваете этот результат? Какие-то новые решения, исходя из этого, принимать будете? И каким образом дальше намерены развивать канал?

- Конечно, что касается оценки, то для нас это был абсолютно рекордный результат. Но я хотела бы сказать, что мы достаточно рано стали понимать, что музеи рано или поздно будут закрываться. И в течение всего марта, пока мы могли еще приходить на свои рабочие места, мы самым интенсивным образом работали над огромным количеством онлайн-программ. Это были и 18 фильмов "История одного шедевра", которые мы снимали в течение этого марта, а выпускали шаг за шагом, для того чтобы не вывалить все на нашего зрителя и действительно не сбить его с толку. Это два замечательных фильма "Третьяковка с Сергеем Шнуровым" и "Третьяковка с Константином Хабенским". Один снимался в Лаврушинском переулке, другой – на Крымском валу при поддержке Сбербанка, и мы видели, сколь востребованными были эти два фильма – достаточно большие фильмы: первый длился вообще 70 минут, второй немножко меньше часа. И первый фильм у нас на YouTube посмотрело около миллиона человек.

Мы смонтировали и закончили два прекрасных фильма из серии "Художник говорит", фильмы о современных художниках Викторе Пивоварове и Игоре Макаревиче. И это не стандартные фильмы о художниках, которые у нас идут под такой кличкой "говорящая голова", это сложные, очень интересно снятые фильмы. И все вместе обозначило для нас действительно серьезнейший скачок в наших онлайн-программах и в качестве интерпретации и преподнесении того материала, который мы имеем счастье и честь хранить и за который отвечаем.

Для нас очень важным является сейчас выработка нового формата общения со зрителем, нового языка – яркого, образного, очень непосредственного, очень эмоционального, который позволяет переносить тех, кто сидит перед экраном телевизора или перед экраном компьютера, в зал Третьяковской галереи, создавая ощущение, что вы рядом, за спинами тех, кто рассуждает перед вами на экране, находится в диалоге по поводу того или другого знакового произведения из собрания Третьяковской галереи. Мы невероятно нарастили свои образовательные онлайн-программы, в частности замечательный ресурс "Лаврус", который сейчас планируем очень интенсивно развивать, понимая также, что, наверное, могут наступить такие дни, когда ограничения будут ужесточены и когда онлайн-общение со зрителем может стать превалирующим. И при этом мы прекрасно понимаем, что нам теперь, этой осенью, уже после того, как мы прошли через период возврата, невероятно важного, живительного возврата к непосредственному общению с искусством в музейных залах, в театральных залах, в концертных залах, для нас потребуется дополнительная мотивация, чтобы с той же страстью вернуться к онлайн-формату, с какой мы следили за лучшими спектаклями и выставками, экспозициями и концертами в те весенние месяцы, когда вынуждены были существовать в четырех стенах своих квартир.

- Спасибо, Зельфира Исмаиловна.