Тема:

Коронавирус 34 минуты назад

Любимова о коронакризисе: мы все соскучились по походу в музей

2020 год действительно был очень непростым для всех нас и для сферы культуры в том числе. Адаптировалась ли эта сфера к коронакризисному году, ответит телеканалу "Россия 24" министр культуры России Ольга Любимова.

‑ Удивительно, конечно, но мы не устаем благодарить наших деятелей культуры. Вообще, конечно, героический год. С точки зрения людей, которые руководят крупными учреждениями культуры, вы представляете Мариинский театр или Большой, это 5 тысяч человек. Это завод, это огромное предприятие людей очень сложных, людей очень разных профессий. Там и музыканты, и оперная, и балетная трупа. Мы понимаем, что есть огромное музейное пространство. И в одночасье все столкнулись с новой реальностью.

И самое главное, мне кажется, что было сделано и со стороны наших дорогих коллег, всю свою жизнь посвятивших искусству, и со стороны профильного ведомства, которое курирует эти учреждения, у нас по каждому направлению есть своя рабочая группа, своя экспертная команда. И настоящая такая гражданская позиция, когда эти люди, всю жизнь посвятившие искусству, бросились вместе решать с нами эти текущие проблемы, создавать эти первые антикризисные меры, связанные с работой учреждений, чтобы мы формировали повестку и потом присылали в Роспотребнадзор. И отдельные слова благодарности нашим коллегам из Роспотребнадзора, которые очень оперативно правили наши предложения, и у нас формировался пакет. Мы вместе уходили на изоляцию, первый фактически такой для нас опыт, вместе вырабатывали эти меры, вместе следили. Вы знаете, у нас очень по-разному, очень творчески некоторые музеи располагали наклейки. Я помню, в Пушкинском музее Александр Сергеевич Пушкин, конечно же, с цитатами из великого классика, советовал соблюдать дистанцию, находиться поодаль друг от друга. Помните, да? В самых разных и театрах, и музеях очень интересно, я даже своих коллег-журналистов попросила – снимите сюжет как по-разному люди в этой тяжелейшей ситуации находят место творчеству.

С другой стороны, вы понимаете, конечно же мы пересмотрели все госзадание, потому что нужно было в первую очередь решить проблемы с заработанной платой. Было не время создавать новые крупные выставочные проекты или большое количество премьер. При этом в первую очередь для нас была важна безопасность, налоги, зарплаты. Вот было пересмотрено госзадание.

Вы помните, что крупнейшие наши учреждения культуры стали системообразующими для отечественной экономики, эти решения также принимались правительством, эти списки также согласовывались. Туда вошли абсолютно все направления – от реставрационных компаний до кинокомпаний, музеи и театры, библиотеки. Конечно же, это очень важно. С другой стороны, я хочу сказать, что это удивительно: представляете, такой коронавирусный тяжелый год, о котором вы упомянули, 903 живых концерта дала Московская филармония, 355 спектаклей отыграл Театр наций и 8 премьер, почти 160 спектаклей было в Большом театре, одна отмена за все это время. Представляете, какая это слаженная работа?

Заболел – замена, спектакль состоялся. Потом вы помните прекрасно, я сейчас говорю только о деятелях искусства или о нас, чиновниках, и предпринимаемые меры упоминаю с точки зрения правительства, но, тем не менее, мы все работаем, конечно же, ради зрителя, и также были приняты решения и по возврату билетов, по замене, и очень важно, вы знаете, наш зритель в большинстве случаев не возвращал билеты, а менял, потому что все равно очень хотелось сходить. И доверие к своему любимому театру такое, что лучше один спектакль поменять на другой, дождаться и сходить, как и собирались, когда мы столкнулись с самоизоляцией, и первые купленные билеты нужно было поменять. Та же сложнейшая ситуация в регионах. Сначала было 50 процентов, потом 25. И вообще, вы знаете, что в каждом регионе разная ситуация. Тоже самое связано и с кино. То, что до сих пор работают кинотеатры, это большое благо для нашего, конечно же, профессионального сообщества, для нашей индустрии. То, что несмотря ни на что появилась возможность поддержать и кинотеатры, и продюсеров, и сохранить репертуар, мы сейчас понимаем, что если в регионе эпидемиологическая обстановка позволяет, можно прийти и выбрать то, что ты любишь. Можно прийти на романтическую мелодраму всей семьей или на свидание молодым людям. Можно прийти на анимацию детьми на самую разную, их будет несколько. И экшен, и простые комедии, потому что люди устали и им нужно отдохнуть. Да, вот это те меры, над которыми мы вместе трудились. Вы знаете, что мы накормили всех желающих.

- Очень большую роль сыграла поддержка государства, что уж говорить. Все, что вы перечисляете, это принималось решение со стороны государства. Эти меры очень важны оказались для всей сферы. Но еще об одном хочется поговорить – волонтерское движение. Поддержка друг друга в эту пандемию тоже сыграла огромную роль. А в сфере культуры подобное было?

‑ Да, и это для нас очень дорогое начинание, это часть национального проекта. Мы думали, как же мы справимся в коронавирусный год, какие же волонтеры, когда одна сплошная самоизоляция? В 2,5 раза больше обратилось людей с желанием стать волонтерами культуры. 70 тысяч человек, молодые ребята, которые занимаются реставрацией объектов культурного наследия. Это наши храмы, это наши монастыри, это наши заброшенные усадьбы, в очень сложную ситуацию попавшие особняки и так далее. Вы знаете, это удивительное ощущение, потому что самые крупные для нас, такие пилотные регионы, как Псков, Татарстан и Владимир. Целое направление у нас существует, когда из разных регионов приезжают молодые люди. Это вечером песня под гитару и костры. Романтика абсолютная. Это, собственно говоря, аналог нашей такой – как, собственно говоря, раньше ездили на картошку или собирали клубнику, или какие-то фрукты, а здесь восстановление усадьбы. При этом очень важно, что профессиональное сообщество к этому относится очень тепло, потому что тоже можно навредить, наломать дров в прямом смысле этого слова. У нас есть и деревянное зодчество. 32 объекта уникальных совершенно. Это такая, знаете, боевая машина, единица, когда есть один руководитель, безусловно, представитель профессионального сообщества, реставратор, который собирает вокруг себя ребят и объясняет, что делать, чтобы оказать посильную помощь памятнику, попавшему в беду. Конечно же, мы это будем только продолжать. И надеемся, когда все уже поправятся окончательно, это будет только продолжено, этих волонтеров будет больше и больше.

‑ Как в этот непростой период проходила реализация национального проекта? Удалось ли сохранить темпы, которые были обозначены ранее?

‑ Конечно же, это огромная слаженная работа всех регионов, всех 85, потому что вы понимаете, что нужно вовремя довести средства до региона, и очень много связано со стройками, с реставрацией, с капремонтами. Конечно, в начале года были опасения, связанные с тем, что в сложившейся ситуации может задержка произойти. Но по самым главным нашим направлениям все осталось в графике: и наши дома культуры, наши вновь открывающиеся библиотеки, наши детские школы искусств, наши театры, которые уходят в капитальный ремонт. И вновь открываются совершенно в другом уже уровне технической подготовки. Конечно же, тому подтверждение и большая радость и для нас, и для регионов. Огромные мы надежды возлагаем на будущий год в связи с национальным проектом.

‑ Культура несет и воспитательную роль, воспитательную функцию, поэтому подрастающее поколение смотрит кино, смотрит театральные постановки, видит нечто, и у уже такого взрослого поколения возникают вопросы, в частности, к репертуару ряда московских театров. Связано это с именами новых режиссеров. Что вы по этому поводу думаете? Насколько государство вообще может думать в сторону репертуара, я имею ввиду, театров?

‑ Безусловно, вы знаете, мы очень доверяем руководству, я буду говорить о федеральных учреждениях культуры. Мне кажется, очень важен диалог. Мы работаем с невероятными профессионалами. И, конечно же, когда речь идет о творчестве, одна премьера может быть сильней, другая премьера может быть слабее, это нужно всегда понимать. И это процесс очень важный в искусстве – и взлеты, и падения всегда сопутствуют любому художнику в любой биографии, и мы это видим. Но, тем не менее, с нашей стороны, конечно, должна быть такая постоянная поддержка. И хочется все время искать какие-то новые формы.

Мы со следующего года запускаем абсолютно новый, очень дорогой для нас проект. Вы знаете, что все чаще мы празднуем очень объемно наши юбилейные даты, наших великих классиков. Мы знаем, что нам не хватает в репертуаре порой классических постановок, которые связаны и с программой школьников, и с программой студентов. Поэтому, это будет отдельная программа русского психологического традиционного национального театра – большой конкурс, на который, конечно, мы ждем не только наши собственные федеральные театры, и региональные театры, и детские театры. Вы знаете, что удачная постановка, на которую есть средства, которая поставлена с невероятно красивой сценографией, где есть возможность пригласить, например, какого-нибудь известного и любимого новым поколением театралов актера или режиссера. Порой такая постановка живет 20, 30 и больше лет. И если у нас в течение года будет появляться 30-40, а может быть даже и 50 новых премьер, которые мы сможем потом поддержать большими гастролями и по всей стране, и по странам СНГ.

Очень важная наша программа в работе с русскими драматическими театрами, это важное очень начинание для нас. Посмотрим, как будет складываться. Впереди юбилейные года Александра Николаевича Островского, Александра Сергеевича Пушкина и Федора Михайловича Достоевского. Так что посмотрим, что будет интересно современным режиссерам представить у нас в министерстве.

‑ То есть, вы предлагаете фактически альтернативу. Вот есть современное прочтение разных произведений, и вы хотите предложить альтернативу, чтобы просто зритель выбирал?

‑ Мы хотим обязательно поддержать классический русский театр, которого очень не хватает. Мы говорим ведь не только о Москве. Порой для того, чтобы родителям выбрать, куда пойти и сводить ребенка 12, 14, 16 лет, ведь поход в театр – это не разовое должно быть мероприятие, чтобы потом всю жизнь вспоминать, как ты два раза за все свое детство был с бабушкой в театре, ну, это никуда не годиться. Мы понимаем, когда особенно есть какой-то известный и любимый в городе театр, куда приезжают со всего региона, там должен быть более полный репертуар. И мы постараемся оказать в этом помощь также.

‑ О театрах поговорили, теперь давайте про кино. Что происходит сегодня в кинематографе, происходило в 2020-м году и к чему мы пришли в 2021-м?

‑ В 2020 году в российском кинематографе происходил абсолютный подвиг. По-другому это и не назовешь, потому что, несмотря ни на что, как только были сняты первые ограничительные меры, все бросились снимать, максимально остаться в графике, хотя первое, что мы предложили – это пересмотреть график. Но индустрия выглядит таким образом, что и продюсерам и, разумеется, молодым амбициозным режиссерам и исполнителям не хочется 3-4 года ждать, пока картина будет завершена. Хочется, чтобы репертуар пополнялся новыми названиями, чтобы появлялись новые имена. И, вы знаете, что удивительно, ведь очень много крупных зарубежных релизов, так ожидаемых во всем мире, в этом году было принято решение не представлять своему зрителю.

Российские продюсеры, безусловно, не без поддержки с точки зрения экономики с нашей стороны, но было принято решение оставить большой репертуар на новогодние праздники, о котором я уже говорила, и в том числе вы упомянули социально значимое кино, действительно, это очень важно. Есть кино про настоящий героев, в которых хочется влюбляться, на которых хочется равняться, на которых хочется быть похожими.

Большой релиз, который сейчас уже вышел, большая премьера "Огонь", связанная с нашими пожарными. Безусловно, это картина, которую, я знаю, что уже смотрели представители профессионального сообщества очень тепло отзывались, мы всегда очень беспокоимся, чтобы потом не было упреков, что это какая-то клюква, выдуманная история, поэтому мы всегда и врачам, и учителям, и военным показываем немножко с трепетом картины о них. Но тут, кто-то из МЧС сказал, что даже до слез поразил финал.

Вот мне это очень приятно, потому что мне кажется, что то, что такие премьеры появляются и в дальнейшем у нас также будет отдельный конкурс в министерстве культуры по социально-значимому кино, связанному не только с историческими картинами, а уже с современностью. С людьми, которые живут в самых разных городах, а не только в Москве и Санкт-Петербурге, которые любят дело всей своей жизни, которые, порой, вопреки всему остаются верными тому месту, где они родились, той семье, которая его любит, например, если говорить о кризисе каком-то и в семейных отношениях, потому что социальная тематика, конечно, тоже очень важна. Мы, безусловно, снимаем много картин, связанных с нашей выдающейся совершенно историей. Но, конечно же, помочь зрителю вместе отрефлексировать то, что происходит в современной жизни, мне кажется, тоже очень важно.

‑ На днях вы рассказали в средствах массовой информации о том, что Фонд кино ждут изменения. Вот интересно, с чем это связано и когда они произойдут?

‑ Вы знаете, мы даже думали, что наверно изменения последуют после Нового года. Но, тем не менее, в Фонде кино сменилось руководство. Связано это в первую очередь с тем, что у нас действительно огромное количество очень серьезных планов, мы очень благодарны команде, которая работала сейчас, мы в кратчайшие сроки успели помощь, распределить средства, выделенные правительством, для поддержки кинотеатров и продюсеров, которые выходят в период пандемии.

Но, тем не менее, конечно, мы понимаем, что те или иные кадровые решение и смена команды, мы конечно всегда ставим очень серьезные задачи, очень серьезные задачи стоят вообще перед отраслью в целом. Нам нужно представлять все чаще картины на международной арене, это связано и с традицией нашего отечественного кинематографа – участвовать, получать призы на фестивалях мировых категорий и A, и B. А также это такая наша повседневная работа, связанная с экспортом, это тоже одна из серьезных задач, потому, что российское кино и российскую анимацию уже ждут, у нее есть свой зритель. Есть свой зритель в Азии, есть свой зритель в Восточной Европе. Несмотря ни на какой коронавирус нам нужно поднимать этот процент. У нас очень серьезно развивается индустрия, связанная с интернет-платформами, с одной стороны очень интересные появляются совершенные новые сериалы, причем по-другому звучащие, по-другому снятые. Мы очень болеем в этом смысле за наших продюсеров и радуемся каждому успеху, но при этом мы понимаем, что, конечно же, российское кино также становится частью репертуара и онлайн-кинотеатров. Это основной спектр задач, помимо нашей постоянной конкурсной деятельности, нашего детского кино, которое нам тоже предстоит поддерживать, вообще формулировать в отрасли, что такое детское кино. Это кино семейного типа. Как оно выглядит, каким оно должно быть, что нам действительно нужно обязательно не забыть и взять из той традиции уникальной отечественного детского кино, которое существовало в советские годы, перенести, принять, наложить на современные совершенно уникальные технические возможности и уже замечательных молодых специалистов, которые в этой отрасли выросли. А мы вырастим еще.

‑ Я так понимаю, в общем будут усилены позиции руководства нашего кинематографа?

‑ Безусловно, мы постоянно кадрами сейчас занимаемся и, конечно, формируем такую новую команду, очень амбициозные задачи перед которой ставятся.

‑ Мы еще не поговорили о музеях. Что происходит в этой сфере? И как пандемия повлияла на современные музеи?

‑ Удивительно, музейное пространство. Вы знаете, как увеличилось количество посещений в российских музеях, какая огромная выставочная деятельность, международная деятельность. И вот пандемия. Представляете, до начала пандемии даже я уже в должности министра несколько раз кому-то рассказывала о том, что, вы знаете, у нас у крупнейших федеральных музеев уже планы на 5 лет вперед.

Вот этих планов, конечно, сейчас на 5 лет вперед нет. Сейчас все полностью переформатируем, меняем, смотрим, как сделать так, чтобы какие-то выставочные проекты сохранились, какие-то совместно принять решение. Нет смысла, чтобы они в такой кучности существовали в ближайшие годы. Но что удивительно – это, конечно, онлайн-деятельность. Вы знаете, когда министр культуры Италии официально благодарит Эрмитаж за то, что невероятные выставки онлайн на итальянском языке, что это фантастика, что это вклад в отношения между нашими странами, что у людей, находящихся на изоляции в Италии, есть возможность посмотреть выставки на своем языке. И не просто посмотреть какие-нибудь интерьеры, вы же понимаете, что люди по всему миру, оказавшиеся в самоизоляции, мечтают и думают, куда же им поехать после, как они вырвутся и будут путешествовать. И действительно то, что наши крупнейшие музеи перешли на эту форму, а если говорить о региональных, то очень трогательные рассказы опять же руководителей этих музеев, как боролись со страхом камеры экскурсоводы, как учились в таких провинциальных небольших учреждениях культуры вести лекции онлайн и экскурсию онлайн проводить по пустым залам, рассказывая, помогая школьникам подготовиться к тому или иному уроку, дополнительно для уроков истории и литературы.

Это конечно подвиг, вы прекрасно знаете, что фактически преодолеть страх камеры, научиться этим пользоваться. Мы все знаем, что изначально у деятелей искусства было немножко, совершенно справедливое, снобское отношение к цифровому пространству, что это как бы вторичное, что есть шедевр, а вот это, конечно, уже какое-то аналоговое. Сейчас, конечно, это изменилось, потому что мы прекрасно понимаем, что те уроки, которые мы получили на самоизоляции, не отменяет нашей постоянной формы. Мы все соскучились по походу в музей. И очень ждем, когда эта возможность вернется, открыться какими-то большими выставками. Я верю, что будут снова очереди, что снова все будут биться и мечтать попасть, но, тем не менее, будет возможность, конечно же, воспользоваться и сайтом и посмотреть и у нас на портале культуры.

‑ В общем, и старые и новые форматы будут развиваться?

- Безусловно. И очень активно.