Тема:

Коронавирус 11 минут назад

Рост заболеваемости, ограничения, вакцинация: Собянин ответил на главные вопросы о коронавирусе

На этой неделе в России зафиксирован рост выявленных случаев заболевания коронавирусом. Ежедневный прирост составляет около девяти тысяч человек — это сопоставимо уже с майскими показателями. Из всех регионов больше всех случаев выявляется в Москве – около двух с половиной тысяч. На этой неделе столичные власти в рекомендательном пока порядке пошли на некоторые ограничения, строже стали проверять, носят ли маски в общественных местах. Но основные вопросы, которые люди продолжают задавать, касаются того, что будет дальше. Ждать ли ужесточения этих мер? Еще, конечно, интересуют прививки от коронавируса, которые в режиме испытаний, но стали делать добровольцам и в первую очередь медперсоналу. На вопросы столичных жителей в эфире телеканала "Россия 24" ответил мэр Москвы Сергей Собянин.

- Сергей Семенович, пандемия коронавирусной инфекции сейчас вновь набирает обороты. Что говорят столичные вирусологи, которым, конечно, часто сейчас приходится общаться со столичным Департаментом здравоохранения? Это та самая вторая волна или это продолжается первая, которая сейчас усилилась?

- Что только ни говорят вирусологи! Вирусологов много, и я знаю, что вы тоже с ними периодически общаетесь в прямом эфире. Они рассказывают самые разнообразные вещи. Но если брать некий консенсус, то второй волны, как таковой, нет. Почему? Потому что второй волной обычно называют вторичные заболевания, те, которые уже переболели. Так вот этого нет. Может быть, какие-то единичные случаи есть, но в массовом порядке точно ничего этого нет. Мы видим заболевания людей, которые раньше не проходили по ПЦР-тестам положительным, по ИФА, не попадали в наши больницы с соответствующим диагнозом, то есть практически вообще нет людей, которые повторно начали заражаться. Но, тем не менее, рост есть. И рост очень большой. Мы аналогичный рост видим в европейских городах: в Мадриде, по-моему, уже раза в четыре выше, чем весной был; в Лондоне уже наполовину от весенних значений; в Вене уже в несколько раз больше, чем весной. Все равно надо ориентироваться на схожие сценарии развития. Мы тоже большой город и вряд ли будем исключением, поэтому динамика развития явная, серьезная. Я думаю, что количество заболевших в ближайшее время приблизится уже к трем тысячам в сутки. Сравнивать это с другими регионами сложно, потому что у нас значительно больше проводится тестов, и коэффициент выявляемости примерно такой же, как и в других регионах. Но общее количество выше, потому что объем тестов очень большой. Помимо этого ИФА-тесты, экспресс-тесты и так далее. Вся эта машина работает на то, чтобы максимально много выявить, максимально своевременно выявить для того, чтобы затем профилактировать болезнь и этих людей, и тех людей, которые их окружают – это очень важно, это одно из первых правил, которое мы неукоснительно выполняем. Не микшировать ситуацию, не затирать ее, а, наоборот, как можно больше тестировать, выявлять и регистрировать.

Но, конечно, и другие показатели тоже не внушают оптимизма: у нас растет количество госпитализированных, количество тяжелых больных, количество больных на ИВЛ – все эти показатели растут. Сегодня количество людей, которых мы ежедневно госпитализируем, приблизилось к тысяче человек. Это в два раза больше, чем мы госпитализировали, скажем, еще две недели тому назад. Поэтому ситуация сложна и упрощать ее не нужно.

- Сергей Семенович, какова сейчас обстановка с коечным фондом? Мы знаем, что во время так называемой первой волны (но мы сейчас с вами выяснили, что это продолжение той самой первой волны), я имею в виду то, что происходило как раз в весенние месяцы, тогда перепрофилировались многие больницы. Сколько в Москве сейчас больниц, которые занимаются исключительно ковидом?

- В настоящее время у нас достаточно коечного фонда, и мы каждый день из резерва выводим дополнительные блоки больниц. Не сами больницы, а те здания, которые были зарезервированы под COVID и были в горячем резерве. Кроме этого мы, конечно, имеем большой резерв, связанный с мобильными госпиталями, о которых рассказывали, которые показывали много раз. Так что у нас запас коечного фонда достаточный, и мы стараемся большие клиники из плановой работы не выводить.

- Сергей Семенович, у людей сейчас, конечно, еще свежи воспоминания того, как это было весной или в начале лета. И у нас есть несколько вопросов от жителей Москвы.

— У меня намечается плановая операция. Не получится ли так, что в связи с продолжающейся пандемией эту плановую помощь не окажут?

- Я должен вам сказать, что мы в плановой помощи не отказываем. Более того, мы проанализировали подробно объемы плановой помощи с начала года – она не уменьшилась по сравнению с 2019 годом. То есть все основные параметры сохранились, и все, особенно сложные случаи, их объем тоже сохранился. Будем и дальше так делать. Но при этом надо иметь в виду, что определенные риски есть. Для того, чтобы их минимизировать, мы у тех больных, которые поступают на плановую помощь, берем заранее ПЦР-тесты, выясняем, болеют они, не болеют. Если это пациенты, которые привезены на скорой помощи, то в случае обнаружения ковида у каждой больницы есть соответствующие резервные площади, где они могут вести и больного по профилю, и в то же время заниматься его болезнью ковидом и ограждать его от того, чтобы в больнице не вспыхнул очаг. Там достаточно сложная процедура для этого сделана, но, тем не менее, все больницы работают и принимают плановых больных, в том числе и Боткинская больница.

- Сергей Семенович, вы на днях приняли решение возобновить некоторые ограничения. В первую очередь они, опять же, коснулись людей пожилого возраста, граждан с хроническими заболеваниями, которым рекомендуют оставаться дома. Вот здесь ключевое слово – "рекомендуют". Но все-таки, как вот эти новые меры будут регулироваться? Есть понимание, сколько людей соблюдают эту рекомендацию? Еще как раз людей интересует, что можно, а что нельзя в итоге с учетом этой рекомендации? Безопасно ли гулять? Безопасно ли заниматься спортом, например?

- Для людей старше 65 домашний режим введен, но при этом мы разрешаем и гулять, и ходить в аптеку, в поликлинику, в магазин. Но надо просто понимать, что каждый такой поход – это определенный риск. И здесь надо, скорее всего, самим контролировать эту ситуацию. Если вы видите, что много людей в магазине, не надо туда заходить, давайте подождем. Самое лучшее вообще туда не ходить. Обращайтесь в call-центр к социальным работникам, которые придут к вам и помогут доставить продукты питания, помогут закупить лекарства и в аптеке, и из поликлиники привезти лекарства. Помогут выгулять животных, если это потребуется. То есть весь спектр тех услуг, который был у нас весной, сейчас развернут. Мы же не для себя эти меры предпринимаем – мы предпринимаем их как раз для того, чтобы наши пожилые москвичи, москвичи старшего поколения гарантированно не заразились, гарантированно не оказались в больнице, ведь у нас сегодня уже 25 процентов людей старшего поколения болеют. Эта цифра приближается к трети уже. Это люди, которые тяжело болеют, это не подростки, многие из которых не замечают, что переболели. А эти люди, как правило, замечают, и еще как замечают! И многие из них потом оказываются в наших больницах. Поэтому берегите себя, не нужно считывать, что давайте вот просто делать, что хотим. А ситуация такая, к сожалению. Мы же видим, что количество людей, которые выходят из дома этой категории, не уменьшилось. Количество людей, которые передвигаются на общественном транспорте, тоже не уменьшилось. Уменьшилось, но на какие-то небольшие проценты. Качественно ситуация не меняется, а это очень опасно, чрезвычайно опасно.

- Вот здесь надо добавить, что, на самом деле, многие пожилые люди понимают эту опасность и как раз следуют тем рекомендациям, которые вы разработали. Как бы то ни было, совсем пожилым москвичам нужно побольше информации по поводу того, куда обращаться, куда звонить. Давайте послушаем вопрос, как раз в продолжение темы.

— Здравствуйте, Сергей Семенович! Меня зовут Ольга Ивановна. У меня к вам возник такой вопрос, потому что мне 84 года, и я не могу все время сидеть дома. Даже по показаниям врача я обязана выходить, у меня больные ноги, мне нужно обязательно ходить вокруг домов, о магазинах я уже не говорю. А как в магазин нам попасть? В магазины я не захожу, я прохожу просто мимо. Но как быть людям, которым надо все-таки пополнить свою продовольственную корзину?

- Ольга Ивановна, правильно делаете, что не заходите в магазин! У нас открыт специальный call-центр, который принимает все звонки и заказы. 7 тысяч социальных работников готовы оказать вам помощь и сегодня уже выполняют заказы тысяч москвичей, которые звонят. И я думаю, в эфире можно показать телефоны call-центра, чтобы горожане знали, куда звонить. Мы обеспечиваем и лекарствами, и продовольствием вплоть до того, что привозим дрова на дачный участок, в том числе услугу по выписке больничных листов, чтобы вы не ходили за ними. Это горожане, которым больше 65, которые работали, но в связи с этим режимом должны перейти либо на удаленку, либо взять больничный лист. Поэтому все услуги оказываются.

Конечно, если вам необходимо, пожалуйста, гуляйте! Но не надо общаться с соседями, с незнакомыми людьми – старайтесь гулять одна, насколько это возможно. Берегите себя, это очень важно!

— Все знают, что в интернете можно купить справку об отсутствии COVID-19 за 1,5 тысячи рублей. Мне кажется, что это довольно плохо скажется на наших пенсионерах. Что вы думаете с этим делать?

— Я не очень понимаю, куда можно пойти с этой справкой. Во-первых, полиция отлавливает этих жуликов, мониторит сайты. И вообще у нас, я должен сказать, во время пандемии вот этих вот электронных жуликов, электронного мошенничества стало в разы больше. С одной стороны, краж, бандитизма и так далее стало меньше, а вот электронного мошенничества стало очень много, поэтому не ведитесь на это, зачем? Тем более эта справка никому не нужна. Что вы с этой справкой будете делать? Деньги потратите и больше ничего.

- Сергей Семенович, вопросы поступают не только от пожилых москвичей, но и от тех, кто помоложе. И вот они как раз интересуются, стоит ли им ждать дальнейших ограничений? Все, конечно, помнят, как не работали торговые центры, кинотеатры, салоны и так далее. Будут ли ужесточения? Будет ли опять вводиться пропускной режим?

- Пока мы никаких таких мер не вводим. В этом нет необходимости. Все будет зависеть от того, как мы с вами себя будем вести. Если мы будем соблюдать предписания санитарных врачей, будем соблюдать соответствующие режимы – домашний режим для тех, кому 65 с плюсом, уход на дистанционную работу, будем соблюдать требования в трудовых коллективах, на предприятиях, в организациях, учреждениях, в торговле, то, дай Бог, этого не понадобится. А если мы будем наплевательски ко всему относиться, то вероятность того, что придется принимать жесткие меры очень высокая.

- Вы в своем лично блоге сообщили, что с 5 октября требование к работодателям о переводе части сотрудников на удаленную работу станет обязательным. Почему? Получается, не захотели по-хорошему?

- Дело не в том, что по-хорошему или по-плохому. Мы все-таки рассчитываем на партнерские отношения с бизнесом. Должен сказать, что весной очень многие проявили высокую сознательность и переводили не 30 процентов, а до 75 процентов на дистанционную работу офисных работников без ущерба для основного производства. В осеннюю волну, к сожалению, так не происходит. Мы же видим передвижения по городу, мы же видим, что на дорогах 9-балльные пробки, в метро много людей, и не снижается количество передвигающихся на общественном транспорте. Значит, очевидно, что рекомендации просто не работают, поэтому мы приняли решение об обязательности этих требований и будем запрашивать у предприятий четкую информацию. Более того, направлять им информацию о том, что у них работают люди, которым 65 с плюсом, хронические больные, что их надо обязательно переводить на дистанционную работу. Но если уж совсем не услышат, тогда, конечно, будем вводить уже и санкции. Но, надеюсь, вот этого диалога уже будет достаточно, чтобы начать переводить.

Я разговаривал со многими руководителями крупных предприятий, и они готовы это делать и начинают это делать. Надеюсь, что к ним присоединятся и другие предприятия, в том числе и малый, и средний бизнесы. Понятно, что это не должно разрушать производства, но офисных работников, я считаю, вполне можно переводить на удаленку, тем более у нас богатый опыт в этом плане накоплен.

- Сергей Семенович, еще из громких новостей последних дней — об увеличении до двух недель школьных каникул. Понятно, что это тоже связано с распространением COVID-19. Но почему вы отдали это распоряжение? Школьники ведь и без того учились в условиях карантина? Что эти две недели дадут?

- Что значит учились в условиях карантина? Вы имеете в виду те требования, которые предъявлялись к школам?

- Конечно! Учились в разное время, заходили через разные коридоры в школу, столовую посещали только организованно.

- Благодаря этим мерам у нас ни в одной школе очагов не было, то есть не было такого, чтобы в одной школе были десятки заболеваний — нет! Одно-два заболевания в школе. Но так как у нас большое количество учащихся – у нас почти 1,5 миллиона в системе образования только Москвы и еще около 150 тысяч работающих в системе образования – все-таки это много. И когда мы видим, что 25 процентов от заболевших это подростки, учащиеся и студенты, то можете себе представить, какая это масса? То есть, получается, 25 процентов – школьники и подростки и 25 процентов – бабушки и дедушки. Вам ничего не говорит такая связка?

- Корреляция очевидна!

- Корреляция очевидна! Поэтому было важно разорвать эти цепочки заболевания! Неделя дополнительных каникул и неделя основных поможет нам это сделать, поможет разорвать эти цепочки, выявить тех, кто болеет реально, их, соответственно, изолировать. Тех, кто не болеет, еще раз будет возможность проверить, посмотреть, не заболели ли они за этот период времени, ограничить общение. И, таким образом (это все-таки много – около 2 миллионов человек ), вывести из постоянного ежедневного контакта, это очень важно.

- Сергей Семенович, мы часто слышим, что в Москве проходят рейды по магазинам, по торговым центрам, даже театрам. Вот недавно были выписаны штрафы даже ЦУМу на достаточно крупную сумму. Что с концертными площадками в городе? Если посмотреть на афиши — там концерт, там концерт.

- Во-первых, концертные площадки ограничены по количеству людей. Затем там должна быть социальная дистанция между креслами. Это в основном где-то 50 процентов, не больше. Должна быть заполняемость зала, зрители тоже должны в масках находиться, но в настоящее время далеко не так. Поэтому мы активизировали рейды не только в торговле, но и в кинотеатрах, театрах, чтобы там наводить порядок. И предупредили всех руководителей соответствующих учреждений и организаций, что если этого не будет, они просто будут закрыты. И сегодня дисциплина там стала намного лучше, но будем дальше контролировать. И вообще я дал распоряжение по всем направлениям – строительного надзора, промышленность, торговля, культура – везде будет усилен контроль за соблюдением тех требований, которые предъявляют санитарные врачи. Это чрезвычайно важно.

- Сергей Семенович, если откровенно, недавно у самого был такой случай: задумался, замечтался, маску не надел на входе в магазин и меня там отказались обслуживать. Я без претензий, я принес извинения, я все понимаю. Но, оказывается, это не все понимают.

— Здравствуйте, Сергей Семенович! Меня зовут Дмитрий. На этой неделе я заходил в продуктовый магазин без маски и меня не пустили. Разве это законно? Ведь они должны были предложить мне эту маску?

- Дмитрий, вполне законно. Предприятия могут отказать посетителям при входе в магазин, если он не соблюдает соответствующие требования масочного режима. Во многих магазинах предлагают маски, перчатки, но не во всех, это их добрая воля. Поэтому, в принципе, отказ был законным.

Мы с сегодняшнего дня начали проводить рейды не только по тому, как соблюдают магазины, торговые центры требования Роспотребнадзора, но и как соблюдают сами граждане. И там такие ситуации бывают, когда человек зашел в магазин, убрал маску, снял перчатки и ему ничего сделать не могут. Так тоже не должно быть, взаимная ответственность должна быть, потому что мы по отношению к магазинам принимаем достаточно жесткие меры – около 150 магазинов были закрыты за последнее время, это очень много. Давление идет очень сильное со стороны контролирующих органов, но и граждане должны заботиться о том, чтобы не заболеть, как минимум, или не передать еще заразу, если он чувствует себя плохо, если у него температура и так далее.

- Вы знаете, что многие носят маски как дополнительную поддержку нижней челюсти, то есть, нос открытый. Здесь тоже, конечно, многим нужно объяснять и объяснять, как носить эту маску. Наверняка, они все понимают. Следующий вопрос касается организации детских спортивных занятий.

— Что будет со спортивными объектами? Дети в данный момент в штатном режиме ходят на занятия в свои секции и у них там плотный контакт, и родители вдобавок ждут. Какой-то контроль будет за этим?

- С 5 октября одновременно со школами на две недели также прерываются занятия и в дополнительном образовании – и в спортивном, и в музыкальном, и в Домах детского творчества – везде. Поэтому этой ситуации не должно быть. Две недели надо посидеть дома и стараться не посещать никакие кружки или спортивные занятия.

- Не обойти стороной вопрос про вакцину: все интересуются, ведь началась вакцинация медиков. Известно ли, сколько уже успели привиться из медперсонала? Каковы вообще результаты? Что говорят специалисты, когда вакцина будет доступна в широком применении?

- На сегодня привито около 600 человек. Все себя чувствуют хорошо. В рамках дополнительных исследований вакцины привито уже около 6 тысяч человек. Тоже все чувствуют себя хорошо.

На самом деле, эти испытания не препятствуют развитию промышленности, промышленных стандартов и производства массовой вакцины. Это дополнительные исследования, которые бы дали возможность расширить круг прививаемых – пожилые люди, дети. Но ничего уже не мешает промышленности производить вакцину. Но, должен сказать, что это крайне непростой процесс, очень непростой. Требуются месяцы, чтобы поставить большие объемы массового производства вакцины. Все фармкомпании, которые занимаются производством вакцины, все без исключения занимаются этим денно и нощно. И я надеюсь, что в ноябре, в декабре у нас появится первая крупная партия вакцины, а в конце декабря или в январе, возможно, уже промышленные масштабы, исчисляемые миллионами. И это, конечно, будет решение вопроса, связанного с пандемией.

Кроме вакцины и вакцинации других методов прерывания пандемии и победы на ней у нас нет, потому что без конца жить в санитарных ограничениях, в запрете работы в сфере услуг, в самоизоляции невозможно постоянно. Поэтому чем быстрее будет вакцина произведена, чем быстрее привьется население, тем быстрее мы закончим с этой заразой.

- Если человек переболел ковидом или пневмонией, ему нужно прививаться или нет?

- COVID и пневмония – это не всегда одно и то же. Если пневмония ковидная, то, конечно. Я считаю, что на этой стадии можно и не прививаться, если у вас выработаны антитела. Как правило, у тех людей, которые тяжело болели, у них всех выработан иммунитет определенный. Сегодня вакцины в таком объеме, и смысла ее выискивать людям, которые переболели, на мой взгляд, на этой стадии нет. В дальнейшем, когда будет массовая вакцинация, можно привиться. Мне кажется, что не помешает.

- На днях президент провел президиум Госсовета по национальным проектам, по планам развития страны до 2030 года. Учитывая всю, скажем так, нестандартную ситуацию текущего времени, какие задачи вы определяете как приоритетные? И в целом в данных обстоятельствах меняется ли подход к реализации нацпроектов?

- Я уверен, что пандемия пройдет через несколько месяцев, человечество поборет ее и будем нормально дальше развиваться и жить, поэтому приоритеты не меняются. Об этом четко президент и сказал и продекларировал в своих указах, где определил национальные цели – они фундаментальные. Это вопросы демографии, рождаемости, снижение смертности, развитие здравоохранения, образования, социальной поддержки населения, развитие экономики – все эти целы остаются. Другой вопрос, что мы начинаем их реализацию в сложнейших условиях, и, как вы правильно сказали, нестандартных. Поэтому для того, чтобы добиться их, нужны нестандартные, неординарные решения. И такой опыт появился у нас во время пандемии – мы начали проходить многие процедуры кратно быстрее, чем раньше, строить быстрее, чем раньше. Стали решать сложнейшие вопросы быстрее, неформально, единой командой. И я думаю, что это будет главной особенностью выполнения национальных проектов для достижения национальных целей. Если это так будет, то у нас есть все шансы достигнуть того, что было намечено в указах президента, я в этом уверен.