Тема:

Коронавирус 47 минут назад

Новые ограничения в столице. Разговор с Сергеем Собяниным

Пандемия коронавируса продолжает расширяться по всему миру. К сожалению, Россия тоже не исключение, здесь уже тоже который день регистрируется в стране более 20 тысяч новых заболевших. Было, в частности, дано поручение в регионы – обеспечить дополнительные места в стационарах, ведь не везде их хватает. Вводятся, конечно, новые ограничения.

И здесь вот стоит вновь обратить особое внимание на ситуацию в Москве и на ее опыт, которая весной приняла на себя основной удар по заболеваемости. Это не удивительно, все-таки один из крупнейших мегаполисов мира показывает прирост больше чем где бы то ни было в России.

Ситуация здесь, конечно, другая. Еще весной был сформирован мощный резерв, мобилизовано огромное количество специалистов, которые помогают в том числе и другим регионам, а до этого и другим странам справиться с эпидемиологической ситуацией. Но мы об этом уже достаточно подробно говорили. А вот с завтрашнего дня решением мэра Москвы вводятся новые ограничения, которые касаются и учащихся, и ресторанов, и театров. И вот сейчас мэр Москвы Сергей Собянин с нами на связи.

- Сергей Семенович, мы вас приветствуем!

- Добрый день, друзья!

- Я как раз сейчас для тех, кто, может быть, еще не в курсе, коротко опишу вводимые меры. Вот, например, студенты вузов и колледжей переводятся на дистанционку, ресторанам, кафе, барам запрещается принимать посетителей с 11 вечера до 6 утра. Театры, кинотеатры, концертные залы – максимальная заполняемость теперь не 50%, а 25. Касаются ограничения массовых мероприятий с участием зрителей. Причины, я думаю, всем понятны. Сергей Семенович, а вот что именно заставило вас принять такое решение? У нас в Москве пик заболеваемости или дело в другом?

- Ситуация сложная. Мы за последние полторы недели вышли на другие показатели, более существенные по заболеваемости. Выявляемость уже пробила цифру в 6000 человек в сутки, а количество госпитализаций больше 1500. В разные дни по-разному, но уже и эту планочку мы перешагнули. Но при этом система здравоохранения, как вы правильно сказали, справляется. И работа скорой помощи, и амбулаторная помощь, и достаточный запас в больницах коечного фонда. Но мы, принимая решение, должны смотреть не только на сегодняшний день, который действительно непростой, но и смотреть, а что будет через неделю, через две. И смотреть при этом и на ситуацию, которая разворачивается в европейских странах, в других регионах. Мы видим, что везде идет рост. Скорее всего, что и в Москве будет продолжаться рост. И загрузка коечного фонда еще на четверть, и загрузка здравоохранения приведет к таким достаточно серьезным издержкам. Поэтому мы вводим заранее какие-то дополнительные меры, ограничения, минимальные с точки зрения экономики города. Поэтому, на мой взгляд, эти решения оправданы и, как я сказал, минимальные из того набора, который может быть.

- Вот здесь мы прошлый раз еще с вами обсуждали этот вопрос. Очень важно понять разницу – людей, которые госпитализируются каждый день, людей, которые выздоравливают. Вот мы видим по статистике эти цифры. А много ли из этих людей как раз, выздоравливая, выписываются из стационаров, таким образом освобождая места для тех людей, которым они нужны?

- Очень важный вопрос. Главное, чтобы был баланс: количество людей, которые госпитализируются и которые выписываются. Если количество людей, которые выписываются, больше, чем поступает в госпитали, то постепенно снижается загрузка всех больниц, всего коечного фонда. Если, наоборот, поступает больше, чем выписывается, соответственно, потихоньку, потихоньку мы загружаем его. Ну и за последние несколько недель мы, например, с 8 тысяч сегодня уже приблизились к 12 тысячам загрузки коечного фонда. То есть, все равно в течение недели поступает в больницы больше, чем выписывается. В отдельные дни по-разному. Бывает, и так, и эдак. Но все-таки надо брать больше – не один день, а неделю. За неделю, к сожалению, динамика отрицательная в этом отношении. Она не драматически отрицательная, но, тем не менее, существенная. По 300, по 400, по 500 дополнительных коек, которые загружаются в течение недели. Много это или мало? Ну, например, в той же Коммунарке, если брать ее плановую больничную систему и плановые койки, которые у нее есть, это 600, по большому счету за неделю мы добавляем еще одну Коммунарку. Конечно, это серьезная нагрузка на здравоохранение. Но последние два дня мы выписываем больше чем загружаем. Посмотрим, как эта ситуация дальше будет развиваться. Видим, что она такая волотильная – то вроде бы начинает замедляться, то снова....

- Мы сейчас по традиции дадим вопросы от москвичей, которых тоже интересует очень многое. Вот сейчас еще не декабрь, а очень много вопросов поступает про Новый год.

Надежда: Сергей Семенович, здравствуйте! Моя семья не так давно переболела ковидом. Год был очень сложный и мы с нетерпением ждем наступления нового, и хотим это отметить. Неужели ни одно заведение не будет работать в главную ночь этого года. Справки о наличии антител нам не помогут?

- Надежда, я очень рад, что вы переболели. Я так понимаю, что чувствуете себя хорошо, но огромное количество москвичей заболевает каждый день, и многие из них болеют тяжело, поэтому мы не можем себе позволить рисковать жизнью и здоровьем людей, поэтому приняли решение о том, что массовых больших мероприятий в Новый год не будет. Будем праздновать дома.

- Да, все-таки праздник-то семейный. Как бы то ни было, про Новый год, я уже говорил, основная масса вопросов, которая поступает, мы через некоторое время к ограничениям перейдем. Но вот сейчас одним вопросом, с вашего позволения, не ограничимся, как раз про предстоящее празднование. Давайте второй вопрос еще послушаем от москвича.

- Добрый день, Сергей Семенович! Меня зовут Буша. Подскажите, пожалуйста, что будет с Новым годом вообще? Чего только не пишут в Интернете, а и дети постоянно спрашивают. С учетом того, что в этом году, видимо, уже поехать никуда не получится.

- С Новым годом ничего не произойдет. Он придет по расписанию. Вы правильно сказали, вообще Новый год – семейный праздник. Если, тем более, большая семья, надо праздновать дома. Никто не запрещает ходить по улицам, гулять в новогоднюю ночь. Но вы можете себе представить, если в этот непростой период устроим рождественские ярмарки или новогодние елки с огромным количеством детей, родителей и так далее? Такой пир во время чумы. Надо просто ощущать ситуацию, в которой мы находимся. Новый год – это, конечно, неприятно, когда есть какие-то ограничения, но, все-таки в первую очередь мы должны заботиться о жизни и здоровье людей. Когда каждый день умирают десятки москвичей, принимать решение о каких-то крупных культурно-массовых мероприятиях, поверьте мне, тяжело. Мне не просто принимать решение по ограничению, но ситуация такая, какая есть, и она требует определенное решение. Даже неприятное решение. Но мы это делаем не ради какой-то абстрактной цели, а для того, чтобы сохранить жизнь и здоровье сотен и сотен людей, тысяч людей.

- Но вот вы тоже в самом начале сказали, что меры, которые принимаются, они достаточно мягкие, то есть у нас сейчас нет того, чтобы закрыть бары, рестораны, кафе, что наблюдалось весной. Сейчас вводятся определенные ограничения их работы в период с 11 вечера до 6 утра. И вот по этому поводу, кстати, тоже есть вопрос, давайте послушаем.

Ольга: Сергей Семенович, здравствуйте! Скажите, а почему вы не закрываете кафе и рестораны в дневное время? Неужели в ночное время вреда больше?

- Закрытие в дневное время всего общепита означает совершенно другой порог и другой режим работы. По сути дела, мы тогда полностью "положим" весь общепит и ресторанный бизнес, просто нанесем громадный для них ущерб. Поэтому, приняли минимальные решения, те решения, которые приняты в большинстве европейских стран, которые рекомендовал Роспотребнадзор России – запретить их работу с 23 часов, потому что после 23.00 многие рестораны и кафе превращаются уже в другое – караоке-клуб, танцпол и так далее. Там уже другой режим работы, и другой режим общения. И, конечно, вероятность заражения намного выше. Поэтому такое решение принято. Оно компромиссное решение. В целом все рестораны и кафе продолжают работать, но работать именно как заведения общепита, а не как развлекательные или ночные клубы.

- Вам, наверное, последнее время часто приходится отвечать на вопросы из серии: сравним как сейчас и как было весной. А не будет ли так, как весной? Вот у людей действительно много опасений по этому поводу есть.

Татьяна: – Сергей Семенович, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, собираетесь ли вы как весной закрывать салоны красоты и другие бытовые услуги?

- Татьяна, мы по количеству выявляемых больных уже сравнялись или в сопоставимых цифрах находимся с тем, что было весной. Но вы видите, что жесткость ограничений, объем этих ограничений на порядок ниже, чем был весной. Тогда уже в этот период времени, когда мы достигли 6 тысяч выявляемости больных от коронавируса, позакрывали практически уже все, и начали вводить общие локауты в целом по стране – нерабочие дни. Сегодня это совершенно не так. Уже выстроена другая система работы с амбулаторными больными, с работой госпиталей, с специализированными койками, лекарствами и так далее. Поэтому мы максимально, насколько это возможно, держим ситуацию под контролем и вводим минимальные ограничения. Вводим для того, чтобы не усугубить ситуацию. Делаем по минимуму эти решения, но так, чтобы все-таки удержать ситуацию и оставить ее на прежнем подконтрольном уровне. Надеюсь, что других решений не потребуется. Но все будет зависеть, конечно, от ситуации.

- Да, все на это надеются, что других как раз ограничений не потребуется, тем более, что впереди как раз новогодние праздники. Но вот сейчас давайте об учащихся. В тех решениях, которые вы во вторник озвучили, они, кстати, по-моему, завтра уже в силу вступают, городские колледжи и университеты переходят на дистанционный режим обучения. То же рекомендовано частным, федеральным заведениям, учащимся – студентам, школьникам рекомендован домашний режим, то есть по максимуму, как указано, ограничить передвижение по городу. Вот насколько, по вашим оценкам, это облегчит ситуацию? О каком вообще количестве людей мы в данном случае говорим? Примерно.

- Я должен вас поправить. По федеральным вузам и колледжам это уже не рекомендация, а приказ министерства образования. Это обязательный переход для Москвы и Санкт-Петербурга. Для других регионов – это рекомендательно. В Москве в системе федеральных вузов и колледжей учится полмиллиона человек. В региональных около 100 тысяч, то есть всего 600 тысяч только студентов. И еще около 150 тысяч – это преподавательский состав, административно-хозяйственные работники и так далее. То есть, речь идет о 600-700 тысячах людей. Это большой объем, который каждый день передвигается по городу, ездит в метро, плотно в течение всего дня общается, возвращается домой. Конечно, в этой непростой ситуации добавляет рисков распространения коронавируса, поэтому такое решение было принято.

- Тогда как это требование будет контролироваться?

- Вы знаете, большинство этих учреждений государственные, поэтому контролировать эти решения легко. Это уже в административном порядке все это делается. А то, что касается проезда на транспорте, после того, как учебные заведения прекратят свою работу, будет заблокированы и транспортные социальные карты.

- Понятно. Здесь еще про школьников. Вполне, кстати, резонный вопрос с эпидемиологической точки зрения. Вот этих вопросов даже два. Мы начнем со старшеклассников. Давайте послушаем.

Юлия: – Здравствуйте, Сергей Семенович! Скажите, пожалуйста, продлят ли дистанционное обучение ученикам 6-11 классов? Дело в том, что мы очень переживаем за старшее поколение, кто с нами проживает в одной квартире, ведь принести могут из школы в любой момент.

- Действительно, так. Дети, в основном, болеют бессимптомно. Но, тем не менее, вообще вполне способны передать инфекцию своим родителям, бабушкам, дедушкам, поэтому мы и ввели для старших классов дистанционный режим обучения. На следующей неделе примем решение – продлять или не продлять дистанционное обучение школьников, исходя из эпидситуации, но, скорей всего, с большой вероятностью, можно сказать, что эта система будет продлена.

- Вот из того же лагеря вопрос, еще более резонный, как мне кажется, про учеников помладше, которые ходят на занятия.

Александр: – Здравствуйте, Сергей Семенович! Подскажите, может быть можно разрешить дистанционное обучение для младших классов по желанию родителей? Болеют ведь семьями. Если младший школьник ходит в школу, то удаленка у родителей и старшеклассников не работает. Заболевают все. Спасибо.

- Да, Александр, такая проблема есть. Но мы смотрим количество заболевших среди старшеклассников, младших классов. В младших классах заболеваемость значительно ниже, чем в старших, поэтому мы сделали таким образом, что старшие классы перешли на дистанционку, а младшие – нет. И еще одна была задача, которую мы решали, любое же решение – это компромисс. Учащихся младших классов оставить одних дома практически невозможно. А родители работают. Поэтому мы все-таки решили, что младшие будут функционировать в прежнем режиме. Но, у родителей есть возможность. Если родители какого-то класса на своем собрании проголосуют, что их класс переходит в дистанционку, мы такую работу обеспечим, но для этого нужно решение родителей всего класса.

- Да, родительского комитета.

- Такие прецеденты у нас есть. У нас несколько классов именно так и сделали – проголосовали и учатся дистанционно, но это решение самих родителей.

- Что касается ограничений на проведение спортивных мероприятий. Уже есть какой-то список параметров, критериев, которому должно такое мероприятие соответствовать, чтобы его могла согласовать мэрия, Роспотребнадзор?

- Требования единые ко всем проведениям мероприятий. Другой вопрос, что далеко не все спортивные заведения, спортивные учреждения, организации, спортивные здания и сооружения могут соответствовать этим требованиям. Это первое. И второе. Мы, конечно, смотрим значимость этих мероприятий. Но если там какой-то футбольный матч или хоккейный матч транслируется по телевидению, его видит вся страна, должна быть создана какая-то атмосфера праздника, такие мероприятия мы, скорей всего, разрешим, но при соблюдении требований. И заполнение трибун не более 25%. Мы этот список и заявки от организаций проанализируем и примем решение сроком на ближайшие полтора месяца, как минимум, для того, чтобы организаторы знали, на какие соревнования можно зрителей приглашать, а на какие нет. Сейчас такая работа департамента спорта и региональным Роспотребнадзором проводится.

- По поводу транспорта общественного вопрос. Вот в целом, какова сейчас его загруженность? Удалось теми мерами, которые соблюдались до этого, как-то разгрузить, например, московскую подземку, наземный транспорт?

- Конечно, удалось. И те, кто постоянно пользуется метрополитеном, наземным общественным транспортом, электричками, они это видят. У нас в целом где-то на 40% по сравнению с прошлым годом стало меньше передвигаться на общественном транспорте. Часть ушла на личный транспорт, ну а значительная часть просто находится на самоизоляции, домашнем режиме и так далее. Это и учащие старших классов, это и больные хроническими заболеваниями, люди старше 65 лет, те граждане и москвичи, которые переведены на удаленную работу. И в настоящее время на общественном транспорте передвигается где-то каждый день порядка 350-370 тысяч человек – это студенты и школьники. После того, когда будут введены ограничения по дистанционной работе вузов и колледжей, я думаю, и эти 300 тысяч уйдут из общественного транспорта и еще больше разгрузят подземку и автобусы, сделают меньше возможности контактировать и заражать друг друга.

- Здесь, конечно, стоит отметить, что масочный режим соблюдается сейчас повсеместно на транспорте. За этим внимательно следят. Перчаточный режим не везде. Я вот часто метро пользуюсь, на каких-то станциях прямо требуют – надевайте перчатки, на каких-то немножко, скажем так, выборочно достаточно.

- Это зависит еще от времени, потому что когда идет большой поток людей, контролеры в меньшей степени тормозят его. Потому что, представьте себе, если мы заблокируем вход людей в час-пик, мы просто создадим давку. Это недопустимо. В более разряженной обстановке контролер начинает действовать более, что называется, агрессивно, может быть, более интенсивно подходить к людям, требовать от них соблюдения режима. В целом, больше 90% соблюдает масочный режим и около 80% соблюдает перчаточный режим. Но надо понимать, что люди сами делают свой выбор. Слушайте, можно и без перчаток, конечно, если человек пользуется санитайзером и так далее. Но контроллер их не видит. Видит только – люди в перчатках или не в перчатках. И рисковать, хватаясь за поручни, по котором перед тобой прошли тысячи людей – это большой риск, поэтому москвичи должны сами понимать отчетливо, на какой риск идут.

- Оглядываясь на мировые показатели по борьбе с пандемией, вы наверняка внимательно следите за вашими коллегами и как оцениваете ситуацию? Как оцениваете принимаемые меры?

- Со стороны это смотрится как катастрофическая ситуация. Мы смотрим каждый день динамику развития, распространения ковида в основных европейских странах и их столицах, но они давным-давно уже побили все рекорды весеннего периода. И по заболеваемости, и по смертности, и по другим параметрам. И, самое страшное, что рост практически не прекращается. Есть какие-то намеки на стабилизацию, но не такие, не очевидные. И это, конечно, нас пугает больше всего. Потому что, надо учиться на чужих примерах, а не на своих. И принимать решения такие, которые бы не допускали такого развития событий. С одной стороны. С другой стороны, мы видим, какие последние решения начали принимать в зарубежных странах. Это полный локаут. И комендантские часы, чрезвычайное положение, закрытие всех предприятий в ряде стран и так далее. Мы стараемся избежать этих решений, принимая, на мой взгляд, своевременные решения по частичным закрытиям, по частичным карантинным мероприятиям, по жестким требованиям к масочному режиму, развитие больничной, госпитальной сетей и так далее. Будем надеяться, что обойдемся такого рода решениями и не допустим такого развития событий, которые мы видим в европейских странах. Еще раз скажу, что ситуация тревожная.