Ольга Жукова: в "Зарядье" из-за пандемии получился российский сезон


Зарядье


Зарядье

Во время пандемии коронавируса культурная жизнь в России не просто продолжалась, но и обрела новые формы. Это прямая заслуга деятелей культуры, заявил президент Владимир Путин.

Генеральный директор концертного зала "Зарядье" Ольга Жукова рассказала Вестям.Ru об особенностях работы своего учреждения.

- Ольга Эдуардовна, учитывая, что на дворе непростое для всего мира время, пандемия COVID-19, как проходит третий сезон концертного зала "Зарядье"?

- Мы спокойно работаем, несмотря на 50-процентные ограничения по посещению.

- 25 марта у вас состоялась мировая премьера музыкального спектакля Михаила Елисеева "Малер. По краю вечности". Как я понимаю, концерт был перенесен с 18 января 2021 года. Это сейчас частая практика?

- Этот спектакль должен был состояться еще в 2020 году. Мы стараемся не отменять концерты, и в этом сезоне многое, действительно, идет с переносами. Ровно год назад мы были вынуждены, как и все, закрыться, и это было неожиданностью, весь сезон уже был сверстан. А сейчас мы спокойно работаем в таком полуавральном режиме. Менеджмент классической музыки предполагает стратегическое планирование, когда ты знаешь график работы на три, четыре, пять лет вперед. Сейчас это больше планирование оперативное, срочное. Артисты на глазах заболевали, границы закрывались. Я не сторонник отмен: лучше и удобнее, чтобы зритель, который уже купил билет на проект, на конкретный концерт или спектакль, знал, что он состоится, пусть и немного позже.

- Есть мнение, что коронавирус очень серьезно изменил мировые цены на театральную продукцию и на сложившуюся на рынке гонорарную часть. Так ли это? Не отказываются ли выступать отечественные и иностранные артисты и исполнители?

- Нет, не отказываются, хотя, конечно, пандемия много что в нашей жизни поменяла. Сейчас границы потихоньку открываются, и мы одиночных музыкантов, органистов, дирижеров, солистов пытаемся привезти и привозим. Но возможности привезти большие коллективы пока нет, это фактически невозможно. В итоге у нас получился российский сезон, потому что все наши прекрасные артисты остались здесь, на своей родине – в Москве, в Петербурге, в регионах. За это точно можно сказать "спасибо" пандемии – это дало нашей публике возможность слышать своих любимых российских музыкантов.

- Как принято говорить, поддерживаете отечественного производителя?

- Мы всегда поддерживаем и будем поддерживать российских музыкантов. Но это не отменяет тот факт, что наша публика и зрители хотят слушать и прекрасные мировые, зарубежные коллективы, солистов, дирижеров. И мы надеемся, что скоро все вернется в прежнее русло, и все они вновь начнут приезжать в Россию.

- Другая мысль, высказываемая представителями театрального менеджмента, состоит в том, что из-за пандемии может упасть стоимость билетов на спектакли, потому что люди не смогут покупать их по старой цене. Вы согласны с этим?

- Я скажу так: на самом деле уже ясно, что платежеспособность нашего населения, например, тех 5%, которые ходят в наши концертные залы, слушают классическую музыку, упала. Люди предпочтут сейчас пойти в супермаркет купить продуктов, чем-то порадовать своих детей, чем купить два билета в концертный зал. Но вот, например, в зале "Зарядье" никогда не было завышенных цен. Это моя твердая политика. Мы всегда были близки нашим зрителям в плане ценообразования и до пандемии. У нас не было заоблачных цен. Я считаю, что искусство, особенно классическое, должно быть доступно, это очень важно. Еще надо понимать, что область классической музыки поддерживается, дотируется государством, потому что иначе выжить невозможно. Мы не шоу-бизнес, здесь совершенно другие цели и возможности. Нас поддерживает Москва, и мы благодарим ее – и столичное правительство, и департамент культуры. Именно это нам дает возможность делать нормальные, вменяемые цены на билеты. У нас есть они и за 300, и за 500, и за 800, и за 1000 рублей, но, поверьте, это не великие деньги. Понятно, что все зависит от коллектива, музыканта, потому что эргономику проекта и концерта никто не отменял, но все равно это достаточно доступно.

- По эпидемиологическим причинам театрам и концертным залам разрешено допускать на спектакли где-то 25%, где-то 50% зрителей. "Зарядье" имеет большой зал (где 1531 место) и малый (где таковых 393). Как тут быть?

- У нас нормально с заполняемостью. Если 50% принять сейчас за 100%, то у нас все идет по плану. Мы работаем в тех условиях, которые нам даны. Потому что весь остальной мир, как вы прекрасно знаете, вся Европа, Америка – не работают, они в локдауне, и все культурные институции закрыты для посещения зрителей. Там нет не то что 50%, а 20%! Если дадут разрешение 75-100% – мы будем только рады. Сейчас жизнь такая – из любой ситуации искать выход и работать, вот и все.

- Возглавляемый вами зал "Зарядье" стал в 2018 году победителем в номинации "Лучший реализованный проект строительства объектов культурно-просветительского назначения" по итогам открытого общегородского голосования. А в чем его уникальность?

- Без скромности хочу сказать, что это лучший концертный зал страны – самый новый, с современными технологиями. Это мультифункциональный комплекс, зал-трансформер с отличной акустикой, уникальными световыми решениями, видео, звуком. Сюда были внедрены московским стройкомплексом (надо понимать, что это еще и российские архитекторы, это тоже отдельная гордость для нас и для страны) – все самое лучшее, новейшие технологии. Зал находится в урбанистском парке в самом центре города, под стенами Кремля. Так что здесь много составляющих успеха. Мы, например, обладаем всеми условиями для принятия маломобильных граждан, зрителей на колясках. Создана безбарьерная среда, есть специальная парковка, удобный вход, все двери без порожков, любой зритель может совершенно спокойно к нам приехать и посетить концерт. Здесь есть подземная парковка, что редко бывает в центре Москвы, и когда люди приезжают на наши концерты, у них нет проблем, где оставить свой автомобиль. Но самое главное – это, конечно, акустический современный зал, когда ты приходишь и слушаешь музыкальные инструменты, голоса прекрасных оперных солистов так, как они и должны звучать.

- Вы – опытный телевизионщик, работали на разных каналах в качестве автора, ведущей и руководителя программ, номинировались на премию ТЭФИ-2002 в жанре "Аналитика и расследования". И вдруг резко сменили сферу деятельности, став организатором международных культурных и музыкальных фестивалей. Почему сменили формат, как говорят на телевидении?

- Жизнь – она длинная, и в ней все идет своим чередом. Я абсолютно не жалею ни о каком своем опыте, в том числе о 12 годах работы на телевидении. Потом был приход в продюсерскую отрасль, работа в Министерстве культуры России. Сейчас я руководитель крупнейшей площадки. Это все звенья одной цепи – я всегда была связана с менеджментом, всегда была связана с музыкой. Мне кажется, всему свое время – это развитие, и развитие профессиональное.

- В одном из интервью вы сказали, что буквально живете на работе. Это специфика профессии или ваш жизненный принцип?

- Работая в Министерстве культуры, я фактически не жила в Москве. Будучи организатором множества фестивалей культуры, Дней России, я от силы проводила в столице неделю в месяц. Сейчас у меня все коренным образом поменялось: я очень привязана к месту и очень привязана к площадке. Конечно, тут нахожусь не сутками – я нормальный человек. Но большой концертный зал – это живой организм, он требует постоянного внимания, участия. Здесь мощные инженерные системы, это все работает, каждый день в двух залах проходят концерты – это тоже надо слушать, смотреть, потому что это все моя непосредственная работа. Бывают разные проекты, в том числе и сложные, но они все для нас любимые и родные, потому что идут в нашем зале. Это не то что принцип – я так живу!

- Не могу не задать такой вопрос: насколько востребована в наше время классическая музыка?

- Вопрос философский. Я полагаю, что без этого жить невозможно. И я считаю, что это культура нации и культура воспитания. Понятно, что большинство людей живет без классической музыки, я бы даже сказала – 90%, а то и больше. Это же все идет и от семьи – чтение литературы и посещение музеев, выставок, концертов. Я без классической музыки жить не могу, а большая половина людей прекрасно справляется. Так что это сложный философский вопрос – востребована, не востребована. Судя по молодой аудитории, которая приходит к нам в зал, а у нас ее больше половины, я считаю, что востребована. Потому что это именно те люди, которые будут дальше после нас приходить и слушать эту музыку – это важно. И не секрет, что, например, в залах Европы в основном публика таких концертов – люди глубоко за 60, которые ("привычка свыше нам дана") слушают классическую музыку, и молодежи мало. А то, что я вижу в нашем зале, меня радует, когда приходят 20-летние, 30-летние люди. Так что получается, у какой-то части – да, востребована.

- А как вы относитесь к проведению джазовых фестивалей?

- Прекрасно отношусь. У нас есть замечательные джазмены. Понятно, что изначально это не наша культура, но джаз – это такая, считайте, классика. Ведь классика – это не только опера или академическая, симфоническая музыка. У нас много джаза идет в зале. И фестивали, и концерты. У этих музыкантов и у этого направления есть своя аудитория и там, кстати, тоже много молодежи.

- Вы как-то обмолвились, что в "Зарядье" никогда не будет эстрадных артистов. Почему?

- Потому что этот зал построен для совершенно другого жанра. Это акустическая площадка, которая создана для академической, симфонической, джазовой музыки. Для музыкантов поп-музыки и эстрады есть другие площадки в нашем прекрасном городе. И это не значит, что я не люблю – дело не в этом абсолютно, просто всему свое место, вот и все!

- Как вы оцениваете онлайн-формат концертов?

- Они нужны и важны, потому что есть люди, которые не смогли по тем или иным причинам попасть на концерт, те, кто, например, живет в другом городе или заболел. Именно для таких людей мы делаем онлайн-трансляции. Также мы не забываем о продвижении нашего зала в регионах, по всему миру. Трансляции – отличный способ заявить о себе. Именно так нас узнают, слышат, видят. Понятно, что трансляции никогда не заменят живые концерты. И я всегда советую приходить в зал, потому что тот звук, который можно услышать в концертном зале – реальный – аплодисменты, даже кашель между выступлениями, это все создает настроение концерта и места. Никакой онлайн, никакая запись, даже самая профессиональная, тебе этого не даст.