Крымский референдум прошел строго по украинскому законодательству

В годовщину воссоединения Крыма с Россией нелишне вспомнить, что на фоне майданного беспредела это был пример безукоризненной имплементации норм международного и украинского права. Прежде всего право народа на самоопределение провозглашает статья первая Устава ООН.

Второе. Декларация Генассамблеи ООН 1960 года уточнят, что если у народа нет статуса и прав на территории одного государства, то возникает право присоединиться к другому.

Но как быть с территориальной целостностью? О ней тоже уже подумали. У нас это — третий пункт. Декларация Генассамблеи ООН от 1970 года поддерживает территориальную целостность лишь государств, на деле "соблюдающих принцип равноправия и самоопределения народов" и "имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории". А "правительство победителей", провозглашенное Яценюком на Майдане после госпереворота, к таким правительствам уж точно не относится.

Четвертое. Конституция Украины — та, что действовала на момент крымского референдума и что до сих пор размещена на сайте президента Украины, — имеет специальный раздел по Автономной Республике Крым. Так вот статья 138-я прямо говорит: "К ведению Автономной Республики Крым относится организация и проведение местных референдумов". То есть и по украинскому законодательству все четко. Легитимный на тот момент крымский парламент референдум организовал и провел. Результат известен.

И наконец пятое. Никакого вероломного ввода российских войск на Украину не было. Россия не превышала согласованный с Украиной лимит своих Вооруженных сил в Крыму объемом в 20 тысяч человек. А функцией "вежливых людей" была не стрельба, а лишь страховка местного ополчения и помощь в создании условий мирного и свободного волеизъявления крымчан. Никого не убили и никого не ранили. Слава Богу, что обошлось. И закон, и демократия восторжествовали. Вот, собственно, пять основных юридических моментов.

Если бы все пошло по американскому сценарию, то в Крыму бы шла сейчас война еще более жестокая, чем в Донбассе, а в Севастополе базировался бы уже американский флот, что контролировал бы все Черное море. О международном праве бы и не вспомнили, утопили бы все в крови. А города и поселки превратили бы в щебень. Почувствуйте разницу.

А когда это не получилось, обломилась у них эта затея, то не мытьем, так катаньем Россию хотят задушить санкциями и оговаривают. А когда и это не очень складывается, то во всем винят "кремлевскую пропаганду".

Британский The Economist в очередной статье без подписи клянет российский многоязычный канал RT, который проникает к европейцам, предлагая "вкусные смеси развлечения, украшенные веточками поддельных новостей". Вот уж где черная пропаганда, так это в The Economist. Как говорится, "в беспомощной злобе". The Economist мало кому интересен. Зато RT на Западе смотрят все больше, потому что правды хотят. А теперь и фильм обозревателя ВГТРК Андрея Кондрашова "Крым. Путь на Родину" смотреть будут. И много узнают из первых уст — от Путина.