Тема:

"Евровидение-2015" 5 лет назад

"Евровидение" как индикатор отношения к России. Реплика Максима Кононенко


фото EPA

В столице Австрии Вене состоялся юбилейный, 60-й по счету, конкурс песни "Евровидение". Победил певец из Швеции Монс Сельмерлев. Представительница России Полина Гагарина заняла второе место. И, надо сказать, этот результат несколько меняет наше представление о том, каково современное отношение жителей Европы к России и русским вообще.

Конкурс "Евровидение" далеко не всегда был самым масштабным неспортивным телесобытием в мире. Во-первых, в музыкальном плане этот конкурс всегда был где-то в стороне от европейского мейнстрима. Интересный факт: законодательница мировой поп-музыки Великобритания почти всегда занимает на "Евровидении" одно из последних мест. И другой факт: практически никогда победитель "Евровидения" не становится мировой звездой. Истории вообще известен только один такой случай — с группой ABBA. Хотя, разумеется, и без всякого конкурса "Евровидение" группа ABBA заняла бы в истории мировой поп-музыки свое почетное место.

Ну, а во-вторых, и это куда как более важно, процедура определения победителя в первые 40 лет существования конкурса была совершенно непрозрачна. Отобранные по сложной формуле профессиональные жюри голосовали по каким-то своим, непонятным публике критериям. И никогда ничего не объясняли.

Все изменилось в конце 90-х, когда к голосованию допустили телезрителей. Последний час конкурса стал, наверное, самым азартным телешоу планетарного масштаба — еще бы, почти миллиард зрителей в режиме реального времени соревнуются, кто кого круче. Конкурс песни стремительно превратился в парад солидарности наций. За считаные годы сформировались устойчивые конгломераты стран, голосовавших за друг друга вне зависимости от качества песни, номера или артиста. Греция голосовала за Кипр, Молдавия — за Румынию. Друг за друга голосовали скандинавские и прибалтийские страны. А Россия почти всегда получала высший бал от Белоруссии, Армении и Украины.

Для того, чтобы хоть как-то побороть это солидарное голосование, руководство "Евровидения" несколько лет назад предприняло ряд суровых шагов. Во-первых, были введены полуфиналы, что позволило разделить голосовавшие друг за друга страны. А, во-вторых, в процедуру определения результатов вернули жюри.

Профессиональное жюри на "Евровидении" никогда полностью не отменяли — оно страховало зрительское голосование на случай технических сбоев. И это всегда давало устроителям конкурса — Европейскому вещательному союзу — некоторое пространство для политического маневра. Например, в 2003 году Великобритания не дала России ни одного очка, хотя именно в дни проведения конкурса наш участник — группа "Тату", занимала в британском чарте Топ-40 седьмое место. Вскоре выяснилось, что из-за некоего технического сбоя голоса британских телезрителей просто не засчитали, а вместо них засчитали результаты голосования жюри. В результате "Тату" не смогли занять первое место, уступив победителю всего три очка.

Что-то подобное, кстати, произошло и теперь. Всего две страны не дали России ни одного очка — Литва и республика Сан-Марино. И если в Сан-Марино зрительского голосования просто не предусмотрено, то литовские телезрители поставили Россию – внимание — на третье место, сразу после Латвии и Эстонии. А двое из пяти неизвестных нам таинственных членов жюри поставили Россию на предпоследнее место. В результате получился ноль, хотя Латвия за то же самое поставила 10 баллов, а Эстония — высшие 12. Впрочем, все эти мелочные передергивания наших, как говорится, зарубежных партнеров никоим образом не портят общее впечатление от успеха Полины Гагариной.

Конечно, ее личный вклад в такой результат был определяющим: выдающееся вокальное мастерство, личное обаяние, и, разумеется, известная каждому человеку Земли фамилия сделали свое дело. Но все же слухи о том, что русских больше не любят в Европе, оказались сильно преувеличены. 12 баллов от Германии, по 10 баллов от Франции, Италии. Да даже от Великобритании — 8! А ведь если бы отношение к русским, действительно, было таким, как нам рассказывают европейская пресса и эмигрантские аккаунты на Facebook, то никакие личное обаяние и вокальное мастерство Полины Гагариной не заставили бы европейцев упустить возможность указать России на ее место. Лично мне кажется, что это хорошие новости.